Новости

далее...

Рекомендуем посетить

Выставка в пожарной каланче

Иркутский музей пожарной охраны приглашает жителей и гостей города на выставку, посвященную Году гражданской обороны МЧС России
далее...

Прямая речь

далее...

Среда обитания

Евтушенко в Братске. 1964

Евгений Евтушенко бывал в Братске неоднократно. Ведь где как не здесь, в молодом северном городе, в середине шестидесятых полюбили "Братскую ГЭС". Вспоминает Фред Юсфин, главный диспетчер строительства Братской ГЭС, а на общественных началах - председатель клуба интернациональной дружбы, создатель устного журнала "Глобус":

С самого начала работы журнала мы решили высоко поднять планку представляемого нами коллегам по стройке искусства. И в первом же выпуске центральное место занял рассказ о творчестве Бетховена, приуроченный к юбилею великого композитора. Преподаватель музыкальной школы Братска Нелли Саппо подготовила композицию, дети разучили вокальные и фортепианные произведения великого композитора. Начальник проектной группы на строительстве плотины, наш художник Саша Днепровский воспроизвел портрет «Людвига Ваныча» (в овальной раме), чтоб было как в Большом зале Московской консерватории, и в самый последний момент нас объял страх. А вдруг братчане не откликнутся на наше приглашение, не придут на устный журнал после тяжелой работы. Несколько успокоились, когда из-за кулис услышали голоса в зале. И снова волнение – поймут ли нас со столь серьезной программой? Даже первые аплодисменты не сняли напряжения. Оно прошло, только когда прозвучал в магнитофонной записи финал Пятой симфонии Бетховена, и сразу же раздались крики: «Молодцы, ребята! Так держать!» Мы были счастливы. Всю ночь обсуждали все детали подготовки и проведения устного журнала. Потом мы стали приглашать к участию в журнале знаменитых людей, которые приезжали воздать должное строителям Братской ГЭС. Они сами рады были встретиться с братчанами на нашей площадке. Классики отечественной культуры Константин Симонов, Борис Полевой, Дмитрий Кабалевский, Сергей Герасимов были нашими гостями. Александра Пахмутова и Николай Добронравов, Иосиф Кобзон и Микаэл Таривердиев, Анатолий Приставкин и Валентин Распутин, Юлий Ким, Ян Френкель и другие звезды отечественной культуры светом своего таланта озаряли жизнь братчан. Строители были зачастую первыми слушателями и зрителями произведений прославленных мастеров. А мы были рады стать посредниками в этих встречах. Жители Братска оказывались в центре культурной жизни страны. Это прогоняло ощущение потерянности, которое могло поселиться в сознании строителей. Мысль обращалась к высотам искусства и, кто знает, может быть, кого-то отводила от хмельной компании.

Стоит отметить, что процесс воздействия культуры на жизнь Братска имел и обратную связь. Самоотверженный труд братчан в тяжелых условиях глубинной Сибири со своей стороны оказал влияние на искусство. Песни А.Пахмутовой, написанные после посещения Братска, стали своего рода музыкальным агитплакатом, их распевала вся страна. Встречи с Братском, в том числе с участием «Глобуса», рождали великие произведения. Еще один яркий пример – создание Евгением Евтушенко поэмы «Братская ГЭС».

Как-то в августе 1963 года член редколлегии «Глобуса», журналистка газеты «Огни Ангары» Бэтти Преловская мимоходом сказала: «Кто-то мне говорил, что поэт Евтушенко сейчас в городе Зиме, это значит, он здесь, в Иркутской области». Тут же родился план: а что если пригласить его в Братск на «Глобус»? Мы знали, что в то время поэт попал в серьезную политическую передрягу, его обвинили в зазнайстве, в том, что он преклоняется перед Западом, что встречался за рубежом с капиталистами и вместе с тем игнорировал встречи с рабочими. Мы понимали, что на душе у поэта должно быть кисло и добрые встречи помогли бы ему обрести веру в себя. 

Не откладывая дело в долгий ящик, я сразу позвонил в город Зиму. Говорю: «Евгений Александрович, это председатель Клуба интернациональной дружбы и редактор журнала «Глобус» Фред Юсфин из Братска. Приглашаем вас». Отвечает: «Вы разве не знаете, что мне запрещено выступать и печататься?» Убеждаю его: «Это ж Братск – особая республика. Когда выступите перед строителями, думаю, что отогреетесь». Согласился, кратко сказал: «Завтра же мы с женой выедем пароходом к вам». Потом у него появились такие строки: «Я на пароходе «Фридрих Энгельс»,/а в голове такая ересь,/ мыслей бесполезных толкотня,/ граждане, послушайте меня!» Встречать пароход пришло много братчан. Поэт выступал в подразделениях «Братскгэсстроя». Он облазил все закоулки строящейся Братской ГЭС. Вот чем определилось преклонение перед строителями, перед гигантской плотиной. Братск стал крупной вехой в творчестве поэта.

Евгений Евтушенко выступал у нас в устном журнале «Глобус» №24 в августе 1963 года. Тот «Глобус» состоялся в открытом Летнем театре. Встреча прошла прекрасно, Евтушенко был польщен и растроган многочисленной аудиторией, братским гостеприимством. К чести братчан, никто не задавал каверзных вопросов.

Катер наш сделал остановку в деревне Воробьево. Обед решили готовить на костре. Неожиданно к импровизированному столу подошел человек с большущей рыбиной на плече, чтобы узнать, что за важные птицы прилетели в Воробьево. Это был главный механик строительного участка И.П. Поляков. Он решил сделать диковинный подарок – тайменя чуть ли не в пуд весом. Не меньше рыбака удивил нас и Евгений Евтушенко, который тут же начал разделывать рыбину, приготавливать ее на свой особый лад. Просидели у костра до утра. Полная раскрепощенность, радость от того, что мы здесь и сейчас. На Ангаре стоял плотный туман. И вдруг в тишине услышали женские голоса. Звучала протяжная старинная деревенская песня под всплеск весел. Это доярки переправлялись на лодках на остров, где паслось стадо. Мы как завороженные боялись проронить слово, чтоб не нарушить волшебство. Думаю, и эта ночь, и это утро помогли формированию величественного характера поэмы «Братская ГЭС».Через пару дней мы отправились на катере на Усть-Илим, где я работал в то время главным диспетчером строительства ГЭС. В компании, которая собралась в кубрике, Евтушенко рассказывал о злоключениях последнего времени, когда он, обидевшись на всех и вся, заперся дома, ни с кем не общался, когда даже парторг Союза писателей приходил, просил его показаться на людях, чтобы опровергнуть слухи, будто поэт покончил с собой. Тогда он решил скрыться в Сибири, у дяди в Зиме. Сейчас вспоминается, что в его рассказах было больше юмора, чем трагедии, хотя и грустного было предостаточно. Да и в нашем плавании нашлось место как юмору, так и серьезным размышлениям.

А вот другой случай, уже в Усть-Илиме. Пошли сильные дожди, и возвращение в Братск стало проблемой. Мы разместились в здании «аэровокзала» – обыкновенной крестьянской избе. Все наши припасы съестного и «горючего» кончились. Мы с Евгением Евтушенко отправились на поиски того и другого. Но нигде ни грамма и ни капли. Вдруг из-за угла мокрой избы появляется человек в летной форме с капитанскими погонами. Я к нему: «Слушай, капитан, может, поможешь достать чего-нибудь». Капитан вмиг посуровел: «А вы кто такие?» Отвечаю, что я – диспетчер будущей Усть-Илимской ГЭС, а это мой друг, поэт Евгений Евтушенко. И вдруг капитан разразился хохотом: «Евгений Евтушенко? Да моя жена работает в дивизионной библиотеке, она точно знает, что Евтушенко давно повесился». Евтушенко достает удостоверение члена Союза писателей, капитан требует показать паспорт и говорит: «Если этот Евтушенко родился на станции Зима, поверю». Евгений дает паспорт. Капитан внимательно читает и расплывается в улыбке: «Ребята! Да пошли же быстрей ко мне домой». 

Заходим в избу, там гулянка. За столом семь-восемь женщин. Капитан объявляет: «Знаете, кого я привел? Это сам Евтушенко!» Библиотекарша сразу же попросила прочесть что-нибудь. Евгений Александрович преобразился, читал свои стихи с таким подъемом, как будто перед ним был огромный зал. Думаю, что здесь были и импровизации, и фрагменты будущей поэмы. Женщины вытирали слезы. Через два часа стали собираться в «аэропорт». Мы ничего не просили, но нам надавали всякой снеди и самогона в придачу. Могло ли все это не влиять на настроение создателя будущей поэмы? В середине апреля 1964 года мне позвонил Евгений Евтушенко, сказал, что написал большущую поэму и назвал ее «Братская ГЭС». У нас созрело предложение: а что если Евтушенко приехать в Братск и на «Глобусе» прочитать всю поэму, как он ее написал. Так и поступили.

3 мая 1964 года на «Глобусе» №27 выступил Евгений Александрович Евтушенко. Дворец культуры «Энергетик» переполнен. Бурная встреча. Мои слова как ведущего вечер тонут в аплодисментах. Поэт читает прекрасно. Еще бы, все выстрадано от первого до последнего слова. После была долгая раздача автографов. Когда в журнале «Юность» вышла поэма «Братская ГЭС», Евгений Александрович подарил мне этот номер с трогательной надписью: «Дорогому, любимому Фреду – соавтору этой поэмы. Евг. Евтушенко». После выступления Евтушенко в Москве со стихами совершенно негативного свойства в отношении тогдашнего руководителя комсомола поэту была объявлена тотальная война. Большое внимание было уделено развенчанию поэмы «Братская ГЭС». Но значительная часть общества была на стороне Евтушенко. Журнал «Юность» выдвинул поэму на Ленинскую премию. В поддержку этой инициативы мы решили провести свой «Глобус». Подготовили афиши. И вдруг мне звонок начальника «Братскгэсстроя» И.И.Наймушина: «Глобус» отменить!» На мои возражения – строгий окрик: «Ты что, не понял?» Моя попытка апеллировать к партийной организации привела к тому, что на одном из партийных собраний был поднят вопрос о моем исключении из партии. Правда, за меня заступились друзья родного «Братскгэсстроя», а потом, видимо, нехорошие люди из комсомольских и партийных верхов угомонились. Вышла еще одна поэма Евтушенко «Уроки Братска». Там были и такие стихи:

Как хорошо, что рыжий, несуразный,

Материализован, словно бред,

В моей далекой юности прекрасной

Ты появился из из метели, Фред.
Зав. клубом ты, но если разобраться,
То по причинам стольким роковым,
Ты был всегда – министр культуры Братска
И остаешься бедный таковым.

Столь подробно я сейчас остановился на отношениях «Глобуса» с поэтом Евтушенко из-за того, что здесь хорошо проявилось двойное влияние: поэта – на нас и братчан – на творчество поэта. Такое взаимное влияние отличает наши отношения и с другими друзьями «Глобуса». В творческих биографиях десятков творцов культурных ценностей видны те же оценки судеб города на Ангаре, журнала «Глобус» и их произведений.Почти четыре с половиной десятилетия прошло с тех пор. Страна стала другой. Но памятниками эпохи остаются город Братск, Братская ГЭС и поэма великого российского поэта о грандиозной стройке и ее героях. Если «Глобус» внес какой-то вклад в то, другое и третье, то это благодаря тому, что все мы были наполнены высокими гражданскими чувствами. Может быть, этого-то сегодня особенно не хватает нашим молодым соотечественникам в добавление к их знаниям и технической вооруженности. И тут такие виды самодеятельности, в лучшем смысле этого слова, как наш устный журнал «Глобус», сыграли бы видную роль.

Валентин Александров, фрагменты статьи с официального сайта Иркутского землячества "Байкал"

 

А вот еще одно мнение о концерте Евтушенко в Братске 3 мая 1964 года: «Поэт стоял один на сцене, но только он начал читать, как создалось впечатление, что на подмостки спустился хор древнегреческих времен. Когда прозвучала история Нюшки и ее губошлепого Трошки, усыновленного бригадой, сидевшая в моем ряду молодая бетонщица, держа на руках малыша, затрудняясь по этой причине аплодировать, встала, подняла ребенка над головой, и уже не понять было, ей или поэту рукоплещет поднявшийся вслед за нею зал…».

«Женька, конечно, читал очень здорово и выразительно, – вспоминал в интервью "Новым известиям" легендарный прораб Братской ГЭС Алексей Николаевич Марчук. – Было прохладно, осень, вокруг лес, сосны, тайга. Он сорвал себе голос, микрофона же не было. Приезжали и другие поэты, писатели. Стройка притягивала всех. Это было время искренней и доброй дружбы. Думаю, самого Евтушенко на создание великой поэмы тоже вдохновил Братск».

Это было прекрасное, романтическое время. 


03.04.2017