Новости

далее...

Рекомендуем посетить

21 марта: Новое в жизни НКО

Семинар, который нужен для каждой некоммерческой организации, пройдет в Доме Европы
далее...

Прямая речь

далее...

Среда обитания

Среда Петрова №1

Я смотрю в окно, вдоль дома проложен тротуар в три дощечки. За ним расстилается заросший зеленый травой двор. По тротуару идут две девушки, и мама говорит, что они идут в «ногу», и я считаю, что в ногу нужно идти так, чтобы сначала шли внутренние ноги, а потом наружные. Снова смотрю в окно, по тротуару прыгает трясогузка и смешно помахивает хвостиком.

Это из «Записок иркутянина» Бориса Алексеевича Демьяновича. Век назад жил он недалеко от меня на улице Подгорной, где его семья снимала флигель у хозяйки-еврейки. Тот дом и по сей день сохранился, а вот флигель снесли.

Познакомился с Борисом Алексеевичем случайно. Когда ему было 98 (девяносто восемь!) лет, меня просто привели к нему Лариса Ивановна и Вера Михайловна, активисты «Прогулок по старому Иркутску»: «Вы не можете не познакомиться». Забежал на полчаса, а вышел часа через четыре. Ну кто мог предположить, что у человека такая феноменальная память о событиях его детства (читай – двадцатых – тридцатых годах прошлого века) и блестящая речь, которую хотелось слушать и слушать: «В гости к нам часто приходила мамина сестра Маруся (мы звали ее «Коко»). Они любили петь с мамой соло или дуэтом романсы, арии из опер. Часто в нашем доме появлялись артисты городского театра, они также устраивали концерты…Моя кровать стояла тогда в гостиной, но эти концерты не мешали мне спать».

Демьянович помнил разный Иркутск. Например, такой, когда на углу Ленина и Красного Восстания стояла невысокая бревенчатая избушка водокачки, где заправлялись водовозы. У водокачки были две трубы: одна для заливки бочек, а другая – с крючком на конце для ведер. Водовозами обычно служили мужики среднего и пожилого возраста.

А на месте нынешней школы №15 когда-то стоял цирк. Это было в тридцатые годы. Он представлял деревянное, круглое здание с брезентовым шатровым куполом со служебными постройками и конюшней. В середине 30-х все сгорело, но память запомнила детские радости.

В конце 20-х у чугунных ворот краеведческого музея стояли две пушки на деревянных лафетах – одна на колесах, другая без них, а во дворе лежали останки памятника царю Александру III, причем головы не было, а сквозь его штаны, как по трубам Боря с приятелями пролезал, играя в прятки.

Он мог говорит часами. В его небольшой квартирке в центре города часто звонил телефон. Узнавал всех по голосу, говорил, говорил, говорил.

Сегодня голос Бориса Алексеевича остановился. Еще недавно мы были на вековом юбилее и готовили планы: просто прийти, просто поговорить. Дочь успел даже взять с собой, говорю Алинке: познакомься с легендой, будешь гордиться в будущем знакомством.

Люди являются частью истории. Те воспоминания, которые оставил Борис Алексеевич, те встречи, те беседы – это наша городская среда. Среда каждого. Среда Петрова. 

 

Алексей Петров

11.01.2017