Новости

далее...

Рекомендуем посетить

21 марта: Новое в жизни НКО

Семинар, который нужен для каждой некоммерческой организации, пройдет в Доме Европы
далее...

Прямая речь

далее...

Среда обитания

Среда Петрова №10

На прошлой неделе возвращался домой за полночь. Я люблю ночной Иркутск, особенно когда идет легкий снежок. В такое время Иркутск особенно красив: горящие огоньками – как в крутых фильмах - центральные улицы, совсем не большое количество автомобилей, но кругом старинные или просто дома, оторвать взгляд от которых бывает не сразу. Это такое напоминание о когда-то богатой и большой столичной истории нашего города. И, глядя на такой Иркутск, ты невольно задаешь вопрос: Почему же люди отсюда уезжают.

Статистика гласит, что за 2016 год из Иркутской области уехало 70 тысяч человек, причем это исключительно городские жители. Мы покидаем свой регион в надежде найти более лучшую жизнь в Москве, Питере или Краснодаре. Для какой-то части это связано с климатом. Я сам себя называю теплолюбивым, поэтому все время хочу туда, где тепло или хотя бы теплее. Кто-то едет в поисках счастья в более крутой большой город, чтобы затеряться там от проблем и забыть свою провинциальность. Однако есть группа людей, которая намеренно уезжает, чтобы в ближайшие годы покинуть и новое гнездышко, перебравшись за рубеж.

Один мой ученик уже думает, что его трехлетняя дочка пойдет не в московскую, а хельсинскую школу. Другая коллега по работе и просто отличный по характеру и доброте человек уже продала все свое нажитое и купила домик в европейском городке, который трудно отыскать на карте. Третий уехал в Китай учиться, но уже точно сказал, что назад ни ногой.

Мы много знаем о мобильности американцев или европейцев, которые не всегда знают, где они будут через год. Для них не существует проблемы взять вещи, сесть на поезд и до тридцати, а то и более, лет искать себе форму отношений с государством, обществом, профессией. И нам уже кажется, что так было всегда. А еще нам стало казаться, что так будет и с нами. Уже нет трудовых династий и разговоров о том, что мама у меня врач, учитель, шахтер, и я тоже буду врачом, учителей или шахтером. И уже жизнь за границей не кажется авантюрой, а обычной мыслью о том, что жить хочется там, где удобно и комфортно.

Однако мы все время возвращаемся к этому вопросу «Они уехали из Иркутска» и готовы проводить конференции, научные диспуты, разговоры в курилке, что «и этот…собрал вещи». Но потом мы садимся на свое рабочее место и понимаем, что пусть мы живем не в самом удобном для проживания месте, но оно чертовски родное и любимое, что ты его не бросишь. Или о том, что через неделю отсутствия в Иркутске ты начинаешь поскорее гнать мысли, что «это – не мой город», поскольку ты уже прощаешь властям разбитые дороги и убогие деревяшки, что транспорт ходит не по расписанию, а иркутяне – самые не добрые водители, что ты готов перетерпеть и третью смену в школе, и очереди в муниципальной поликлинике. Потому что это твой город.

Так хочется, чтобы фраза «Это мой город» говорилась нами почаще, может даже с придыханием. И чтобы мы понимали всю полноту ее, а не просто искали виноватых в своих неудачах и бедах. Это мой город, моя улица, мой дом. И чтобы те, кто вокруг тебя, пытались иногда что-то менять в своей среде. Потому что тогда утром ты проснешься и у тебя не будет мысли паковать чемоданы, а просто радоваться тому месту, в котором ты что-то делаешь. Хорошее, кстати, делаешь. Вот такая она, среда Петрова.

                                                                                           Алексей Петров

15.03.2017