Новости

далее...

Рекомендуем посетить

Советский дефицит ушел на выставку

Выставка "Отоваренная мечта", посвященная советскому дефициту, пройдет в галерее Виктора Бронштейна в Иркутске с 22 сентября по 26 ноября.
далее...

Прямая речь

далее...

Среда обитания

Среда Петрова № 32

В ближайшую субботу мы вспомним один из самых популярных вопросов последнего десятилетия прошлого века: Где вы были 19 августа 1991 года?

Да уже забыли, скажет кто-то. Вы знаете, не забыли. Не забыли, где мы были, и не забыли, что произошло.

Ученик, школьник, но уже комсомолец-активист пошел в магазин за хлебом. Это был небольшой магазинчик в жилом кирпичном доме по соседству. Там, кроме хлеба, ничего никогда не продавали. Но в тот понедельник туда было не протолкнуться, причем там не просто покупали хлеб. Никто из магазина не уходил. Все слушали радиоприемник.

Передавали сообщение Государственного комитета по чрезвычайному положению о том, что Горбачев не может, а мы (Янаев и Ко) можем и всех спасем.

Из магазина выходили с чем-то непонятным в душе. Кто-то сказал, что «наконец-то этого Горбачева». Другой – «Дурень, ты не понимаешь, что это переворот, будет революция». Мужики нервно курили и тут же у магазина грязно выругались против власти – и той, что в Форосе, и той, что пришла всех спасать.

Я бегом в киоск, скупил все газеты, которые там были. Тогда мы много покупали газет, много выписывали – до десятка штук, и московских, и местных, и две «Советские молодежи» - иркутскую и латвийскую. Но в них еще ничего не предвещало такого развития событий, хотя «буря, скоро грянет буря» уже читалось.

Поздним вечером по кухонному радио диктором было зачитано выступление Ножикова, Ельцина, которые не признали путч. Где-то в районе полуночи еще раз все заявления повторили. Так зарождалась новая Россия.

Двери горкома комсомола, куда я направился через пару дней, были закрыты. Никто не хотел со мной поговорить, да и отпуска, наверное, были. Уже позднее я узнал, что наш городской комитет ВЛКСМ поддержал ГКЧП, поэтому письмо в газету «Черемховский рабочий» родилось очень быстро. Оно называлось «Уйдите в отставку!» и было неожиданное для меня опубликовано на первой странице.

Мама, конечно, была против, потому что ждала возвращение тридцать седьмого года. А ко мне приехала журналист областного радио Анна Невзорова, и я стал такой местной знаменитостью. Интервью снимали дома, в зале. Помню мы сидели за журнальным столиком, в креслах. Напротив столика, у балконной двери, стоял телевизор, в котором уже были только марши победителей.

Один мой хороший товарищ, известный человек в городе, как-то рассказал историю о том, что 19 августа 1991 года он стал студентом университета и отрабатывал практику. К ним подошла комендант со словами: Пока вы тут парты носите, в стране власть поменялась.

Эти слова той хрупкой, а может быть, наоборот, женщины, наверное, были самыми знаковыми. Пока мы тут спорим о роли той или иной личности в истории, история может поменяться очень быстро, порой незаметно для своих героев. Можно ли считать людей молодого поколения ее участниками? Конечно. Да, они еще не сделали каких-то великих открытий, не написали своих дневников и стихотворений, не построили дома и километры дорог. Они просто болтают о теме, говоря об общественных процессах, происходящих вокруг их, даже в стихах, а наиболее известные из них, выражаясь модным сейчас словом рэп-баттлах, собирают стадионы и миллионные просмотры. Наверное, лет через несколько мы посчитаем это новой революцией, может быть, в культуре (не путать с «культурной революцией» в Китае) или поэзии. Они опишут все происходящее четверть века назад четверостишиями, которые быстро выучат наши дети, как мы в свое время учились на пропагандистских стишках Сергея Михалкова. Главное, чтобы там нашлось место Пастернаку, Вампилову, Евтушенко, Довлатому, Бродскому, новым артистам, музыкантам и поэтам, которые и будут продолжать формировать среду вокруг нас. И политическую, и общественную. Как, например, сейчас формирует «Фасадник», к которому могут быть, конечно, вопросы у специалистов-архитекторов, но зато его организаторы взяли на себя хорошую и важную функцию: объединить людей на любви к своему городу, его прошлому и его будущему. Вот так получилось сегодня – от революционных событий в истории к большим изменениям на городских улицах. Такая она, среда Петрова.

                                               Алексей Петров, историк, иркутянин 

Фото из открытых источников


16.08.2017