Новости

далее...

Рекомендуем посетить

Выставка в пожарной каланче

Иркутский музей пожарной охраны приглашает жителей и гостей города на выставку, посвященную Году гражданской обороны МЧС России
далее...

Прямая речь

далее...

Среда обитания

Среда Петрова №28

Сидел я тут как-то на днях на берегу небольшой горной речки и думал о любви к природе. Скажу сразу, что есть несколько тем, о которых я не пишу. Это ЖКХ, хотя дважды мне приходилось входить в отношения с медиабратом по поводу проблематики, связанной со своим жилищно-строительным кооперативом. И это экология, поскольку все окружающие меня считают себя в ней специалистами.

Но сегодня я решил вернуться к этому по одной простой причине. Проехав почти тысячу километров за несколько дней, я не мог не обратить внимание на то, сколько всякого мусора вылетает из окон пролетающих модных авто и просто идущих мимо ВАЗ-2105 (7,8)….

Фантики от конфет, одноразовая посуда от кофе и не только, просто бумага и салфетки, шкурки от бананов. И все это летит тебе в лицо.

Что должен чувствовать человек, когда вокруг него живут, простите, свиньи. Причем это не про одну или две, а про десятки или даже сотню человек.

Что должен чувствовать человек, когда в шесть утра он в глухой тиши выходит подышать свежим воздухом, а тут к нему в друзья с разговорами набивается с большого будуна мужик с папиросой в зубах. Или что я должен чувствовать, когда вокруг лавочки, единственной, правда, у места, где мы останавливались, все исплевано семечками, что подойти нельзя.

Все разговоры о том, что не хватает коробок для мусора или урн, - это ерунда. Нам просто не хватает мозгов думать о других людях. Обычных соседях, которые живут с нами в одном подъезде. Своих оппонентах в политике и конкурентах в экономике. Своих соперниках в спорте.

Мы перестали думать не о себе. Мы ушли в себя.

Вспоминаю историю, с которой я столкнулся у друзей: двадцатиквартирный подъезд, в котором 19 семей вполне благополучны, а одна, проживающая на первом этаже, была названа нами асоциальной. Они не просто пьют и вроде как продают / покупают наркотики, но и устраивают такие дебоши, что соседи встречают и провожают своих детей, боясь, как бы кирпич не упал им на голову. Самое интересное, что все дискуссии о том, а не надавать ли этим соседям, заканчивались разговорами, что нам здесь еще жить, и, не дай Бог, «они что-то нашим детям сделают или квартиру подожгут в наше отсутствие».

Десять лет назад я переехал в дом, в котором сейчас живу. Как только я узнал, что по вторникам в семь часов вечера в одном из подвалов собираются члены правления, я тут же пошел их навестить. Конечно, восприняли меня, тогда молодого жителя, не очень однозначно: мальчик, мы тут сорок лет живем, сами все знаем. Но после третьего раза включили в совет подъезда, а еще через месяц – в правление кооператива. Вскоре мы сели обсуждать программу по ФЗ № 185, которую с третьей попытки выиграли, принеся в дом почти 12 млн рублей. А потом, как старший по подъезду, я собрал еще какое-то количество денег, и мы выкрасили то, что лет двадцать до нас точно не красили.

Конечно, это было все не так просто, как описано в одном абзаце. Были еще субботники, на которые выходили шесть человек, а другие двадцать смотрели в окна, как пацаны вывозят пять бортов мусора из подвалов, вздыхая, что, мол, делать им нечего, да и машину они нам тут своими КАМАЗами перегородили. Были суды с жителями дома, которые не платили по пять лет, крича у каждого столба, что «члены правления - сплошные коррупционеры, платить не будем», причем, далеко не все удачные для нас. Но были и посиделки за бутылочкой вина и разговорами о том, что дому полвека и не мешало бы газету издать или сайт запустить…

Мы не желаем заниматься проблемами других, поскольку сами завязли в своих. Много лет хотелось думать так же. Но встречи со старыми друзьями, одноклассниками и коллегами разных лет заставляют меня гнать такие мысли далеко прочь. И уже соседи начинают как-то дружелюбно здороваться. И уже сосед один цветник разбил, украсив часть двора. И уже пытаюсь старушек разговорить о шикарной деревянной усадьбе на Кузнецкой, которая стоит (стояла?) по соседству, и они вспоминают о воротах и карнизах, пожаре сорок седьмого года и восемьдесят какого-то. И мы понимаем, что мы можем создать вокруг себе благоприятности (слово-то какое). И будет у нас добрая среда понимающих людей и решающих свои проблемы, от которых может стать хорошо кому-то еще. Такая она, среда Петрова.

                                                      Алексей Петров, историк, иркутянин

 

 


19.07.2017