Новости

далее...

Рекомендуем посетить

21 марта: Новое в жизни НКО

Семинар, который нужен для каждой некоммерческой организации, пройдет в Доме Европы
далее...

Прямая речь

далее...

Среда обитания

Среда Петрова №7

В этом месяце в силу разных обстоятельств много говорили об Александре Васильевиче Колчаке. Вообще в последнее время о нем много говорят, и это связано не только с годовщиной его гибели, но и с ситуацией вокруг его мемориальной доски в культурной столице России. Для тех, кто забыл, напомню, что вначале ее с помпой и высокими московскими гостями открывали, потом ее залили черной краской, затем ее сняли, вернули на место. А потом пришел суд и сказал: Признать незаконным постановление правительства Санкт-Петербурга об установке мемориальной доски Колчаку и возложить на комитет по культуре правительства Санкт-Петербурга обязанности по ее демонтажу. И все, точка.

Вокруг всего этого началась истерика. Одни кричат, что он враг и правильно, что его расстреляли. Другие вспоминают его научные достижения и в чем-то оправдывают его участие в гражданской войне, поскольку тогда «все всех убивали».

Осенью прошлого года я побывал в камере Колчака раз пять – водил своих студентов по договоренности с руководством ГУФСИН на экскурсии. Однажды ее читал сам начальник СИЗО №1, и с каким интересом он почти час держал аудиторию, это, конечно, удивительно. А в конце экскурсии он сказал, что вот здесь, за этой стеной, Колчаковской стеной, сидят настоящие люди – те, кто ждет приговора.

А вспомнил я это потому, что недавно побывал на «Абрамкинских чтениях», куда меня пригласили мои московские друзья и коллеги. И там говорили о том, что Российская Федерация занимает по количеству заключенных шестое место в мире, третье в Азии (мы же как бы в Азии живем) после Таиланда и Туркменистана и первое (!) в Европе. Конечно, у нас заключенных в четыре раза меньше, чем в трамповской Америке, и мы еще миллион не дотягиваем до дружественного Китая. Но страшно не то, что в северных странах, где я недавно побывал, в среднем сидят два года, а страшно то, что в России средний «чек» (простите за такую вольность) за колючую проволоку не менее пяти-шести лет. И тут один ученый, который изучает финнов за решеткой, выходит и говорит, что они доказали, что нужно не только садить людей за решетку, а это огромные ресурсы, как вы понимаете, но и то, что цитирую «тюрьмы не имеют никакого исправительного эффекта, они необходимы обществу только лишь для подкрепления определенных норм и ожиданий. Эта цель может быть достигнута без суровых наказаний, если обеспечивается их неотвратимость, в этом случае продолжительность тюремного срока не имеет определяющего значения». И главный вывод: заключенные – «козлы отпущения» существующей системы».

Значит все-таки в системе какие-то сбои происходят, что цитирую статистику «от пяти до 10 лет - 193 234 заключенных (37 % от общего числа); от 10-ти до 15 лет - 62 244 (12 %), свыше 15 лет - 31 962 (6 %)».

Почему же в Финляндии смогли, а в России пока не получается. И тут опять приведу пару строк финского ученого. Первое - слушать экспертов, а не популярные мнения в вопросах уголовной политики. Второе - отсутствие карательной риторики у политиков и медиа (нет на них одного известного российского федерального канала). Третье - реформы были поддержаны судейским корпусом, а идеология «лучшей уголовной политикой является хорошая социальная политика» получила распространение и признание. И этого хватило.

А Колчак? Памятник Александру Васильевичу в прошлом десятилетии пережил многое. И иркутское общество уже более-менее достигло согласия и консенсуса в вопросе признания / принятия этого исторического персонажа и известного политика. Значит, и культурная столица, и вся страна должны найти его – согласия. Чтобы не получилось, как в нашей истории. 17 января 1920 года Совет Народных Комиссаров Советской Республики издал постановление об отмене высшей меры наказания – расстрела. Ну а что произошло в Иркутске 7 февраля 1920 года в Иркутске, вы уже знаете.

Перед мужским праздником хотелось как-то о гуманности. А то ведь каждый шестой/седьмой из тех, кто празднует завтра свой день, уже побывал там. И совсем не по праздничному случаю. Но часто после таких праздничных недель. И мы не можем не говорить об этом. Потому что это вокруг нас. В нашей среде.

                                                                                                        Алексей Петров

 

Фото пресс-службы ГУФСИН России по Иркутской области и из открытых источников

22.02.2017