Новости

далее...

Рекомендуем посетить

Концерт группы Чиж&Co.

6 июня в клубе-ресторане "Дикая Лошадь" вместе со своей группой выступит известный российский рок-иузыкант Сергей Чиграков
далее...

Нескучная жизнь

Владимир Демчиков: Несколько слов о незаметном 115-летии Михаила Ромма

В воскресенье, 24 января, все кинолюбители и кинопрофессионалы Иркутска незаметно для самих себя отметили 115 лет со дня рождения одного из самых известных советских кинорежиссеров – Михаила Ромма. В городе неожиданно не состоялось ни на официальном, ни на неофициальном уровне ни одного мероприятия, посвященного этому событию.  Не было также ни одной публикации в СМИ, оперирующих бюджетными средствами для поддержания в городе видимости активной общественной жизни. Удалось найти только просмотр фильма о М.Ромме в областной библиотеке.

Ромм родился в Иркутске в 1901 году на улице Медведниковской (нынче Халтурина) и прожил в нашем городе совсем немного, уже в 1902 году семью ссыльного Ильи Ромма выслали в Заиграево (Бурятия). Так что, строго говоря, жизнь Ромма с Иркутском вроде бы почти не связана. И все-таки родился он тут, его папенька и маменька бегали по этим улицам, и зарегистрировали его в метрической книге иркутской синагоги, а не какой-нибудь другой (правда, в этой книге днем рождения М.Ромма указано 21 февраля, эта дата, по старому стилю, и фигурирует на мемориальной доске).

Мемориальная доска была установлена на углу ул. Халтурина (дом, где родился М.Ромм, не сохранился) в феврале 2008 года, в год 107-летия знаменитого режиссера, когда вроде бы ничего не предвещало: не было ни «круглой даты», ни каких-то других поводов. Тем интереснее, что сегодня, когда вроде бы, цифра вполне круглая – о Ромме в Иркутске полная тишина.

Я впервые услышал, что есть такой режиссер – Михаил Ромм – видимо, в конце семидесятых. В 1974 году в прокат вышел незавершенный фильм М.Ромма «И все-таки я верю», снятый в практически умершем сегодня жанре кинопублицистики. Фильм ( после смерти Ромма в 1971 году) доделали Э.Климов и М.Хуциев, музыка была А.Шнитке.  Фильм произвел на меня, тогда почти пацана, мощное впечатление – все-таки его делали настоящие мастера, умеющие потрясти человека комбинацией изображения, музыки и текста. Сегодня я пересмотрел его отрывками – и, оказывается, все «старые реакции» срабатывают точно так же, как и раньше. Кинопублицистика Ромма (и «И все-таки я верю», и «Обыкновенный фашизм») – пристрастная и ангажированная, в чем-то почти наивная, а в чем-то очень глубокая и тонкая – это не только мощное кино, но и единственный в своем роде кинопамятник тому, что такое был советский человек в его, наверное, лучшем виде. Со всем его идеализмом, с его смешной слепотой, верой в миссию своей страны, слегка покровительственным отношением к «еще не осознавшим» единственной верности нашего пути – и одновременно со способностью вглядываться в тот мир, который окружал СССР и страны социалистического лагеря, открыто и с любопытством.

Ромм, ставший на старости лет чуть ли не диссидентом («Обыкновенный фашизм», построенный на материалах фашисткой кинохроники, был снят с широкого проката, а М.Суслов, как пишут, даже спросил Ромма: «Михаил Ильич, за что вы нас так не любите?»), когда-то начинал как вполне идейно выдержанный режиссер. После «Пышки» (1934) он чуть ли не первым стал снимать фильмы о Ленине («Ленин в Октябре» (1937), «Ленин в 1918 году» (1938)  и другие), которые сегодня выглядят идеальными образцами коммунистической киноконъюнктуры. Ленин в лучших фильмах Ромма той поры был, конечно, прежде всего героем-резонером и разговаривал так, будто уже в 1917 году предвидел все, что будет в 1937-м. Он, в частности, уже в октябре 1917-го шагу не мог ступить без Сталина – как знал. За свои фильмы, снятые в сталинскую эпоху, Ромм получил пять Сталинских премий (на иркутской мемориальной доске стыдливо не упомянутых), а в 1950 году вообще стал Народным артистом СССР. То есть был вполне успешным сталинским киносоколом.

Фильмы, снятые им после разоблачения культа личности Сталина, снимал уже как будто другой человек.  Его лучший фильм «Девять дней одного года» (1962) с Баталовым, Смоктуновским и невероятно красивой Татьяной Лавровой, триумфально прошедший в СССР и за рубежом – это удивительное и прежде всего совершенно молодое кино, отлично снятое и придуманное. Но больше художественного кино он не снимал. А снял две своих огромных документальных ленты – «Обыкновенный фашизм» (1964) и «И все-таки я верю» (в прокате с 1974) - свою личную историю ХХ века.

То, что 115-летие Михаила Ромма никак не было отмечено в Иркутске на официальном уровне, это, конечно, с одной стороны вроде бы удивительно. Все-таки Ромм – народный артист, лауреат, видный представитель и вообще признанный киноклассик. И уж точно величина в кино не меньшая, чем Гайдай, которому у нас установлен многофигурный памятник (хотя есть у меня теория, что памятник Гайдаю, Трусу, Балбесу и Бывалому – вполне гармоничны сегодня, ибо начальство, как правило, ставя памятники кому-то, неосознанно ставит памятник себе). И тем не менее то, что про 115-летие Михаила Ромма у нас в городе «забыли» - по-своему вполне объяснимо. Его очень трудно, почти невозможно включить в сегодняшнюю культурную повестку. Поздние фильмы Ромма – они не про «величие России», не про «национальную гордость», не про «возрождение империи» - они про человека.  И про советского человека, и про человека вообще.

Михаил Ромм – и это странным образом доказывает ценность сделанного им – сегодня, во времена «возрождения империи» и патриотического угара, видимо, оказался не ко двору. Все-таки поверить в то, что про его круглую дату просто забыли, невозможно: ведь есть календарь, и есть мемориальная доска, и есть, наконец, профессионалы, занимающиеся культурой в том числе по долгу службы. И когда в нашем маленьком городе, не слишком богатом громкими именами земляков, такая крупная и интересная фигура вдруг оказывается отодвинутой на периферию – это, конечно, выразительный и красноречивый знак.