Лев Сидоровский: "Дом Павлова" или "Солдатской славы"?

2 февраля 1943 года завершился полный разгром гитлеровцев под Сталинградом.

Осенью 1952-го, получив отказ от всех столичных вузов, возвратился я в Иркутск и поступил в университет, где обрёл много новых приятелей. Причём не только у себя, на химфаке. К примеру, на историко-филологическом повстречал очаровательную Ирочку Родимцеву, которая, помимо прочих достоинств, являлась и нашей спортивной звездой: здорово прыгала в высоту. Впрочем, меня привлекла она прежде всего тем, что была дочерью знаменитого героя сравнительно недавно свершившейся Сталинградской битвы генерала Александра Ильича Родимцева, в ту пору заместителя командующего Восточно-Сибирским военным округом, чей штаб располагался как раз в моем родном городе. 

Однажды продекламировал ей строки из превосходного стихотворения Межирова, которые она, конечно же, и без меня знала: 

И без кожуха из сталинградских квартир бил «максим», 

И Родимцев ощупывал лёд…

Спустя два десятилетия маршал Жуков в своих мемуарах, вспоминая сражение на Волге, напишет: "Перелом в эти дни был создан именно дивизией Родимцева". 

Ещё я хорошо помнил эпизод из снятой Владимиром Петровым в 1949-м, специально к 70-летию генералиссимуса, двухсерийной киноэпопеи "Сталинградская битва", где роль Сталина без всякого грузинского акцента впервые исполнял вовсе не привычный Михаил Геловани, а славянин Алексей Дикий, Рокоссовского – Борис Ливанов, Чуйкова – Николай Симонов, Родимцева – Сергей Бржевский, однако отсутствовал Жуков, поскольку Георгий Константинович тогда был в большой опале. Так вот, среди прочего на экране возникал ожесточенный бой за полуразрушенное здание, и потом – воин-исполин, актёр Леонид Князев, недавно получивший Сталинскую премию за похожую роль матроса Кошки в "Адмирале Нахимове", громогласно извещавший: "Я, сержант Яков Павлов из гвардии Родимцева, снова занял этот советский дом!" После чего на фоне мелодии "Есть на Волге утес" появлялись титры: "Шли дни… Беспрерывные атаки не сломили духа солдат сержанта Павлова. Немцы так и не смогли овладеть этим пунктом. История назвала его "Домом Павлова".

А спустя несколько лет, в октябре 1958-го, с удостоверением корреспондента новгородской газеты оказался я в городке Валдае, где об этом же событии расспросил самого Якова Федотовича Павлова, который работал там секретарем горкома. Что ж, коренастый, черноволосый, с геройской звёздочкой на лацкане пиджака, он охотно поведал, что за месяц до революции родился здесь, недалеко от Валдая, в деревне Крестовая; что в тридцать восьмом, едва окончив школу, стал красноармейцем и потом воевал с финнами, а с июня сорок первого – с немцами. 

Вспомнил бои в Сталинграде: как однажды он, командир пулемётного отделения, возглавил разведывательную группу, которая захватила в центре города чудом уцелевший четырёхэтажный дом. На командный пункт полка, находившийся напротив, в разрушенной мельнице, отправил донесение: "Немцев выбил, закрепился. Прошу подкрепления. Павлов". Подкрепление прибыло на третьи сутки, и потом "Дом Павлова" держался еще пятьдесят восемь суток, за что в июне 1945-го сержант получил звание Героя Советского Союза и лейтенантские погоны. Ну а после окончил Высшую партийную школу при ЦК КПСС и вот теперь в горкоме отвечает за сельское хозяйство. Причём всю свою историю Яков Федотович рассказывал как-то монотонно, словно раз и навсегда вызубренную, и ещё, помню, резануло слух, что словосочетание "Дом Павлова" повторил несколько раз, при этом не назвав конкретно никого, кто сражался с ним рядом, В общем, по всему получалось, что группой два месяца командовал он, сержант.

А как было на самом деле?

Тогда, в сентябре 1942-го, в ночь на 27-е, комбат Алексей Жуков приказал командиру роты старшему лейтенанту Ивану Наумову провести разведку боем в единственном уцелевшем от бомбежек четырёхэтажном кирпичном здании Облпотребсоюза по улице Пензенской, 61. Над окружающей местностью оно занимало господствующее положение: отсюда можно было наблюдать и обстреливать занятую противником часть города на запад до одного километра, а на север и юг – ещё дальше. Правильно оценив его тактической значение, командир 42-го гвардейского стрелкового полка полковник Иван Елин связался с комбатом: "Дом захватить и превратить в опорный пункт". И вот комроты отправил туда группу из четырёх разведчиков (ефрейтор Глущенко, красноармейцы Александров и Черноголовый, которыми командовал гвардии сержант Яков Павлов) с задачей – в доме закрепиться и не допустить прорыв противника в районе площади Девятого января. 

Когда спустя несколько лет из "Дома Павлова" лепили легенду, было присочинено, что тот отбил дом у гитлеровцев. При этом о количестве фашистов умалчивается. Скорее всего, немцы там освоиться просто не успели и тоже подослали разведчиков, чтобы узнать обстановку. (В мемуарах Якова Федотовича прямо указывается, что немцы сидели на первом этаже в двух квартирах и наши разведчики швырнули туда по три "лимонки", а затем разрядили ещё по рожку автоматов. В результате трёх гитлеровцев уничтожили сразу, а ещё трёх раненых добили). 

Поскольку противник, находящийся в двухстах-трёхстах метрах, в темноте не мог установить силы нападавших, он всю ночь дом обстреливал, но никакого вреда нашим разведчикам не принёс. А перед этим Павлов в одном из подвалов обнаружил непонятно как там оказавшегося санинструктора Калинина и отправил его в штаб батальона, чтобы передал обстановку. Но тот сумел пробиться к своим только сутки спустя. В ту же ночь от комроты к дому связисты протянули кабель, и туда прибыло подкрепление – пулемётный взвод гвардии лейтенанта Ивана Афанасьева, которому и было поручено руководить обороной. Но в историю почему-то вошёл не он, а сержант Яков Павлов.

Почему? Вероятно, прежде всего потому, что первой группой командовал всё-таки Павлов, и звание Героя Советского Союза обычно присваивалось именно первым – форсировавшим реку, ворвавшимся на высоту, захватившим фашистские окопы. Да и с идеологической точки зрения, поднять патриотический дух советских воинов удобнее было, конечно же, используя подвиг именно сержанта, чтобы и другие младшие командиры проявляли инициативу и умение взять на себя ответственность в бою, не испытывая робость, когда, к примеру, погибнут офицеры. А лейтенанту, мол, и так положено командовать.

Ещё такое уточнение. Во всех учебниках значится, что дом обороняли двадцать четыре гвардейца, на самом же деле боевой состав гарнизона постоянно обновлялся: раненых отправляли в тыл (хотя какой там тыл, если до немцев рукой подать), но их место пустовало недолго. Кстати, среди этих бойцов были люди разных национальностей: русские Воронов, Киселев и Свирин, украинцы Собгайда и Глущенко, грузин Мосиашвили, узбек Торгунов, казах Мурзаев, таджик Турдыев, татарин Рамазанов, еврей Хаит.

Почему же десятки гитлеровских попыток выбить героев из дома провалились? Потому, во-первых, что, пробив в стенах и заложенных кирпичом окнах десятки амбразур, защитники приспособили его к круговой обороне. Наверху находился наблюдательный пункт, и как только гитлеровцы пытались к зданию приблизиться, их встречал со всех точек губительный пулемётный огонь. А во-вторых, у гвардейцев были запасные позиции. Рядом располагалось цементированное бензохранилище, к которому прорыли подземный ход. Ещё одна удобная позиция была оборудована за домом, метрах в тридцати, под люком водопроводного тоннеля: туда тоже подобный лаз соорудили. Как только противник открывал артиллерийский и миномётный огонь, на постах оставались лишь дежурные, а все остальные скрывались в убежищах. Обстрел прекращался, и весь немногочисленный гарнизон снова косил фрицев, которые пытались атаковать. Прорваться на этом участке к Волге он врагу не позволил. Как сказал Чуйков, "эта небольшая группа, обороняя один дом, уничтожила вражеских солдат больше, чем гитлеровцы потеряли при взятии Парижа". Вот так и держались пятьдесят восемь дней и ночей. Покинули здание лишь 24 ноября, когда полк перешёл в наступление.

На снимке, сделанном в 1943-м, запечатлен фрагмент стены, на которой кем-то начертано: "Здесь героически сражались с врагом гвардейцы Илья Воронов, Павел Демченко, Алексей Аникин, Павел Довженко", а ниже намного крупнее: "Этот дом отстоял гв. Сержант Яков Федотович Павлов!". Да, в конце – огромный восклицательный знак. Итого – лишь пятеро. Кто же по горячим следам начал "подправлять" историю? И почему сугубо техническое обозначение "Дом Павлова" (так для краткости именовали его на штабных картах) сразу перевели в разряд личностных категорий? И отчего сам Яков Федотович, встречаясь с девичьей бригадой, которая дом восстанавливала, не пресёк славословий? Неужто фимиам уже вскружил ему голову? В итоге из всех защитников "Дома Павлова" звезду Героя получил лишь он, а в книгах, как под копирку, продолжали писать: "Захватив один из домов и усовершенствовав его оборону, гарнизон из 24 человек под командованием сержанта Павлова в течение 58 дней удерживал его и не отдал врагу".

Как выясняется, другие защитники дома по этому поводу протестовали, но какая-то политическая конъюнктура сей искажённый факт оставляла незыблемым. Кроме того, сам Иван Афанасьев был исключительно скромным и порядочным. В 1951-м его по состоянию здоровья из армии уволили, и потом он, почти ослепший, проживал в том самом городе, который тогда отстоял. В своей книге "Дом Солдатской славы" подробно и честно описал все дни пребывания его гарнизона в тех стенах. В частности, не скрыл, что немцев до прихода группы Павлова там не было. Цензура автора мигом подправила. Пока Афанасьев был жив, бывшие однополчане периодически у него собирались. Павлов на этих встречах ни разу не появился. Вслед за своим командиром они считали, что "Дом Павлова" давно пора переименовать в "Дом Солдатской славы", однако к их мнению никто не прислушался.

Ныне надпись на мемориальной стене восстановленного здания гласит: "Этот дом в конце сентября 1942 года был занят сержантом Павловым Я. Ф. и его боевыми товарищами Александровым А. П., Глущенко В. С., Черноголовым Н. Я. В течение сентября-ноября 1942 года дом героически защищали воины 3-го батальона 42-го гвардейского стрелкового полка 13-й гвардейской ордена Ленина стрелковой дивизии: Александров А. П., Афанасьев И. Ф., Бондаренко М. С., Воронов И. В., Глущенко В. С., Гридин Т. И., Довженко П. И., Иващенко А. И., Киселёв В. М., Мосиашвили Н. Г., Мурзаев Т., Павлов Я. Ф., Рамазанов Ф. З., Сараев В. К., Свирин И. Т., Собгайда А. А., Торгунов К., Турдыев М., Хаит И. Я., Черноголов Н. Я., Чернышенко А. Н., Шаповалов А. Е., Якименко Г. И.".

Но почему здесь не официально признанные двадцать четыре фамилии, а лишь двадцать три? И куда делись Аникин с Демченко, помеченные на стене в 1943-м? И, увы, до сих пор не восстановлен в своих правах снайпер Горя Бадмаевич Хохолов, на которого после войны, как и на всех калмыков, обрушился сталинский гнев. Кстати, в том доме ещё были медсестра и две местные девушки-санитарки.

Представив уже после Дня Победы Якова Павлова к званию Героя, командарм 62-й армии Чуйков всех остальных защитников дома оставил без наград. Говорят, поступил так потому, что к их "бате" Родимцеву испытывал плохо скрываемую ревность. Вот и случилась ещё одна дикость: Родимцев, выдержавший всю тяжесть уличных боёв за город, стал единственным командиром соединения, который не получил за Сталинград ни одной награды. И только в 1945-м, как бы "скопом" за всю Великую Отечественную, Александру Ильичу вручили вторую Золотую Звезду. Первая была за Испанию.

Покинув 24 ноября обжитые подвалы "Дома Павлова", а также "Дома Заболотного" (почему о подвиге этого героя ничего не известно?) и "мельницы Гергардта" (названа по имени прежнего владельца), их 7-я рота в бою за площадь Девятого января понесла жестокие потери. Остались здесь лежать и комроты старший лейтенант Наумов, и тот самый лейтенант Заболотный, и комвзвода Чернышенко, и рядовые Хаит, Собгайда – в общем, многие. Всех их схоронили тут же, в братской могиле, но осталась она безымянной: да, за прошедшие с той поры почти восемь десятков лет не появилось там на надгробном камне ни одной фамилии.

Яков Федотович Павлов упокоился в 1981-м на Западном новгородском кладбище.

Автор: Лев Сидоровский, Иркутск - Петербург.

На фото: Яков Павлов и "его дом" в 1943-м

Подписывайтесь на наш Telegram-канал

Подписывайтесь на наш Instagram

02.02.2022