Немного детства в изобразительном искусстве

Мир детства – это то место, откуда каждый из нас родом, и куда возврата нет. Хотя некоторые, говорят, иногда впадают. Тема детства в изобразительном искусстве с давних пор трактуется по-разному. Прогуляемся по залам Иркутского художественного музея имени В. П. Сукачева. 

Пожалуй, самое распространённое изображение ребёнка в искусстве – это образ Иисуса в иконописи. Однако каноны его образа даже в младенческом возрасте делают Христа похожим скорее на маленького взрослого. Религиозное мышление иконописцев трактовало образ Спасителя как совершенного существа, явившегося в мир сразу мудрым и зрелым.

Светская живопись XVIII века в России представляет в том числе и детские портреты. Но с тем условием, что дети - это маленькие взрослые. Они рано вырастают, женятся и как можно скорее приступают ко взрослой жизни. Портрет мальчика кисти неизвестного художника демонстрирует зрителю по сути миниатюрную копию взрослого: вплоть до деталей костюма и парика.

Век XIX в искусстве значительно поменял детский образ. Если раньше дети в живописи копировали вид взрослых, то теперь у них появляются характерные детские черты и пропорции тел. Такой «Смеющийся мальчик с гармоникой» встречается нам на полотне Александра Кудрявцева. Он по-детски весел и беззаботен. Также, как и в картине чешского мастера «Дети, играющие в карты», мы видим забавную пародию двух мальчишек на взрослую жизнь: пока никто не видит они пытаются курить, пробуют спиртное и с азартом режутся в карты, - всё это наивно и забавно. Но кто из нас в детстве хоть ненадолго мечтал повзрослеть, чтобы делать, что хочется?

Развитие бытового жанра способствует введению детской тематики в жанровые сценки. Отношение к детству у художников продолжает меняться. В XIX веке это олицетворение невинности и чистоты, которое противопоставляют жестоким реалиям. И ребенок уже стоит отдельно от взрослых. Под влиянием развития романтизма в живописи в поле зрения художников попадают дети из социальных низов. Так в картине Константина Маковского «Савойяр», которую он пишет в Венеции в 1872 году, мы видим на улице мальчика, прислонившегося к стене. На нём грубая и рваная одежда и явно не по размеру башмаки. Савоярами (изначально, житель Савойи) в Европе называли детей бедняков, которых родители в голодные годы отправляли бродяжничать и зарабатывать на пропитание, показывая фокусы с дрессированными животными, умеющими гадать, вытаскивая записочки со «счастьем». Савояры нравились дамам, мечтающим получить «записку счастья» от уличного мальчишки, но в плату за это «счастье» юные бродяги получали лишь мелкие монеты, брошенные из окна. Но жизнь савояров, как и любых беспризорников, была нелегкой: они жили на улице, часто объединялись в шайки или прибивались к цыганскому табору. Кстати, на полотне в первую очередь притягивает именно взгляд мальчика и его по-взрослому пренебрежительная поза. Он всегда настороже, он знает горесть и несправедливость мира и готов противостоять ему.

А вот в скульптуре европейского мастера «Мальчик с черепахой» напротив даётся трактовка радостного ребенка, занятого игрой. Плавные линии, динамичная поза, всё это повествует нам о моменте счастливого детства. Каким оно и должно быть. Всегда. И внимание, проявляемое к детям 1 июня, на самом деле должно быть ежедневным. Забота и воспитание подрастающего поколения – это лучшая инвестиция в будущее.

                                                                      Мария Моженкова, искусствовед

Подписывайтесь на наш Telegram-канал

Подписывайтесь на наш Instagram

02.06.2022