Мечта Дениса Мацуева сбылась

Трансляции конкурса смотрели более 10 млн зрителей из 74 стран. Итоги конкурса с художественным руководителем конкурса народным артистом России Денисом Мацуевым обсуждает главный редактор журнала "Музыкальная жизнь" Евгения Кривицкая. "Глагол" публикует отрывки из интервью. Полный текст можно прочитать здесь

- Денис, все ли получилось, как вы задумывали?

- То, что конкурс состоялся, я понял тогда, когда спекулянты стали спрашивать у меня на заключительных этапах третьего тура, не говоря уже о гала-концерте, лишние билетики. Это верный признак того, что все в порядке.

Я еще не такой опытный "жюрильщик" – за плечами только международный конкурс имени Чайковского и вот теперь – конкурс Рахманинова. Мои детско-юношеские состязания, как вы знаете, в большей степени абстрагируются от слов "конкурс", "отсеивание", и я не избавился от своего юношеского максимализма, когда хочется сделать большее, расширяя, например, количество участников, хотя это запрещено оргкомитетом. Не скрою, я звонил заместителю председателя правительства РФ Татьяне Голиковой, чтобы уладить вопрос увеличения числа допущенных участников у пианистов.

Многое зависит от команды жюри. Если они на одной волне с тобой, "на одном дыхании", то достигается максимально объективный результат. Как и на конкурсе Чайковского, так и сейчас у нас царило во многих случаях единодушие...Конкурс Рахманинова состоялся, эта идея возникла у меня в 2011 году, когда я поделился ею с Александром Борисовичем Рахманиновым, внуком композитора. Я тогда предложил расширить до трех номинаций в тех специальностях, в которых одинаково велик был Сергей Васильевич.

- Зал за спиной членов жюри часто взрывался аплодисментами. Насколько реакция публики могла повлиять на судейское мнение?

- Конечно же, я смотрю на реакцию публики, насколько артист может захватить зал своей игрой, насколько царит понимающая тишина в момент выступления. В первую очередь важно, о чем играет тот или иной музыкант. Удалось ли, на мой взгляд, как можно ближе соприкоснуться с Рахманиновым, достичь наиболее удачной интерпретации.

Конкурс показал: Рахманинова играть очень сложно. Когда говорят, что конкурс Шопена сложен, – да, безусловно, а в случае с Рахманиновым между строк сквозило, что он якобы легче, в особенности для русских музыкантов, которые "якобы" чувствуют его по-иному.

Когда Ван Клиберн исполнял Рахманинова, он демонстрировал настоящий рахманиновский стиль, для которого характерно пение за инструментом, легато, большие фразы, огромное дыхание с тихими кульминациями, воздухом между нотами, масштабом, аккордовым наполнением и самое главное – с представлением трагедии, где уже предчувствуется весь ужас расставания с родиной. 

Жюри обращает внимание на все, и по своим ощущениям мы понимаем, приблизился тот или иной конкурсант или нет к идеалу. От этого зависело выражение лица Сергея Васильевича, который с портрета в БЗК смотрел на нас разными, как я считаю, взглядами. Иногда даже отворачивался – было такое ощущение. 

Рахманинова можно совершенствовать всю жизнь. Я этим занимаюсь постоянно: сыграв, наверное, больше 300 раз Третий концерт Рахманинова, могу сказать, что всегда его учу.

- Насколько верна стратегия тех, кто выбрал два рахманиновских концерта в финале?

- Все зависело прежде всего от личности исполнителя. Александр Ключко удачно взял леворучный концерт Равеля – это пошло ему на пользу. А вот решение Ивана Бессонова играть два рахманиновских опуса подряд – менее удачное. Я для себя понял, что Рахманинова надо играть в порядке хронологии. Мне много раз приходилось играть все концерты и Рапсодию подряд, и если я их разбивал, начиная Вторым и заканчивая Третьим, к примеру, то получалось нелогично. И досадно, что никто из конкурсантов не выбрал Четвертый концерт – это уникальная музыка, со своей глубиной, ностальгией, сумеречными красками, с меланхолией и в то же время с джазовыми ритмами. 

- Вы ставили баллы?

- Как и на конкурсе Чайковского, мы в первом и втором турах писали списки своих кандидатов в следующий этап, а в финале ставили против фамилии номер места. Далее все плюсовалось, и считался общий результат. 

- Ваши личные планы на следующий сезон – что еще нового из наследия Рахманинова появится в репертуаре?

- Уже упомянутая Первая соната, Вариации на тему Шопена и ряд романсов. Я довольно много аккомпанировал, но хочу выучить те, которые никогда не играл. Пока не скажу, с кем планирую их показать.

Фото издания

Подписывайтесь на наш Telegram-канал

Подписывайтесь на наш Instagram

02.07.2022