Владимир Демчиков: «Фантастические твари», воображение и Даши Намдаков

Фильм «Фантастические твари и где они обитают», спин-офф саги о Гарри Поттере – первый  фильм (из запланированных пяти) новой саги по сценарию Дж.Роулинг. Она же является и продюсером. За  три недели мирового проката фильм собрал 607 миллионов долларов. Это при бюджете 150 миллионов и затратах на маркетинг 180 млн (то есть всего 330 млн.). Таким образом, фильм стремительно приближается к самоокупаемости и с высокой вероятностью соберет миллиард с длинным извивающимся хвостом. Нас ждет успешная новая франшиза «поттерианы без Поттера» (действие происходит за 65 лет до начала основного романа) про фантастических чудовищ, магозоолога Ньюта Саламандера и разных хороших и в меру нехороших волшебников и прочих людей, которым, видимо, предстоит в пяти фильмах разыгрывать вполне милые диалоги перед широкими массами исправно башляющих трудящихся.

Разговор о деньгах здесь более чем уместен. Фильм является образцовым примером «маркетингового искусства», мягко и нежно эксплуатирующим ураганный успех саги о Гарри Поттере на радость зрителю (и мне в том числе). Просмотр тем приятнее, что тебя непрерывно гладят по шерсти и всячески помогают тебе смотреть: весь фильм аккуратно составлен из вечнозеленых штампов сказок, сказочек и приключенческих романов всех времен. Если он чем и примечателен, так это воображением Роулинг, от души напридумывавшей фантастических животных и поместившей их во вполне банальный сюжет. Вся история рассказана совершенно без иронии, вполне простодушно, в ней ничего особенного не происходит, некого бояться, да и никакого особенного «зла» в этом мире не существует. Даже фантастические твари, у которых налицо очевидные приметы хищников, и те друг друга почему-то не едят – видимо, потому что составляют особый  «золотой фонд цивилизации», а посему должны быть изначально добры и травоядны. Даже тигры с орлами, во как. «Зло» возникает в мире Роулинг только тогда, когда обижают ребенка, да и то это «зло» дольше 10 лет на свете не заживается, помирает.  И вообще единственные настоящие люди в мире Роулинг – волшебники, а которые не волшебники – те отчасти и не люди вовсе, а так, население. Так что им при случае можно, например, всем стереть память, ничего страшного не произойдет.

Смотреть этот фильм, короче говоря, это спокойное плюшевое удовольствие. Логические цепочки в выстроенной Роулинг «вселенной Поттера», которую она принялась достраивать, при этом до конца докручивать не стоит – любое додумывание ее построений до конца неизбежно сообщает ее схемам совершенно излишнюю в этом случае серьезность, которая только мешает.  А если отнестись к этому фильму, как в детстве мы относились к детским страшилкам, рассказываемым перед сном в пионерском лагере (когда на логику было плевать, а главными достоинствами были интересность изложения и умение удерживать внимание затаившей в темноте дыхание аудитории) – то придраться, в общем, и не к чему. Разве что уж слишком много «добра» отгружает зрителю с экрана знаменитая писательница, и к концу фильма немного кажется, что наелся сладкой стекловаты. А с другой стороны – чего мы хотим от «12+»?

Так вот, о фантастических животных, точнее, о «тварях», как их совершенно справедливо перевели, не испугавшись вполне негативной коннотации этого слова. Это действительно самая интересная часть фильма, и она тем интереснее иркутскому, например, зрителю, что в точности попадает в одну нашу местную коллизию. Ведь что такое «фантастические твари»? Это существа, которые отличаются от обычных животных примерно так же, как сон от реальности. Они произвольно увеличиваются и уменьшаются в размерах, у них произвольное количество ног, они иногда кажутся видоизмененными мутантами знакомых нам зверей, иногда нет – но всегда это плод воображения Роулинг (и художников фильма). И как всякий плод воображения – они невероятно разгоняют фантазию, переносят тебя в мир нереального, невозможного – словом, в мир волшебства и чуда.

И вот выйдя из кинотеатра во втором часу ночи (а на сеансе тем не менее было человек 25), я вдруг подумал, что на наших глазах в Иркутске уже несколько лет происходит  «борьба с фантастическими тварями», про которую мне напомнил фильм. Уже много лет свои скульптуры предлагает городу и региону Даши Намдаков, чьи работы, пугающие иркутскую общественность и местное начальство, являются тем самым плодом воображения, которое так отличается от реальности. К ним можно относиться как угодно – но настоящая скульптура и должна прежде всего удивлять, даже раздражать – и только через удивление и даже через неприятие по-настоящему художественная работа может стать не просто частью городской среды (скамейка тоже часть городской среды), а частью городской истории.  

Последняя история с проектом скульптуры Намдакова на Хобое (действительно довольно дурацкая), откровенно говоря, уже просто рассмешила. Слов нет, устанавливать на Хобое что бы то ни было нельзя, это заповедное место – но ведь никто из ныне протестующих при этом не протестовал против любых памятников вблизи Байкала, а их наустанавливали множество, и достаточно убогих – но по их поводу тишина, молчит общественность.

Приходится констатировать, что  Иркутск в том, что касается городских скульптур – это город окончательно победившего реализма, даже не просто реализма, а соцреализма. Почти все памятники, установленные в Иркутске в последние годы (Вампилов, Ножиков, «основатель города», жена декабриста, Сперанский и т.д.) иллюстративны, идеологичны, комплиментарны и исполнены дюжего местечкового самодовольства. В них нет судьбы их героев, нет драматизма (некоторое исключение тут – Колчак, но к нему претензии другого рода), они все – как с кладбища. Даже, казалось бы, фантастический бабр – и тот под давлением депутатского художественного вкуса лишился фантастических перепонок на задних ногах (а они ведь есть на гербе) и стал просто стилизованным тигром.  Поэтому совершенно очевидно, что никакие «фантазии» и «игры воображения» в нашем городе никогда не пройдут – им даст отпор та самая унылая местная традиция, которая берет начало из дремучести представлений о прекрасном нашего начальства и поддерживается местными интеллигентными массами.

Так что остается смотреть на «фантастических тварей» в кинотеатрах да в галерее Бронштейна (где выставлены работы Намдакова) – пока по улицам и по мозгам бывшей культурной столицы Сибири колесят многотонные катки, закатывающие воображение в асфальт.  Потому что главное, чтоб было «похоже»! И никакого волшебства и чуда мы тут в Иркутске не допустим!

 

Подписывайтесь на наш Telegram-канал

Подписывайтесь на наш Instagram

07.12.2016