Владимир Демчиков: Улица Бограда и Дональд Трамп

Для описания того, что произошло и происходит на наших глазах (сворачиваясь в трубочку, как торнадо, и поднимая в воздух горы мусора) с горемычным возвращением исторического названия улице Бограда и с добавлением к скверу Кирова еще одного сквера и одной площади – лучше всего, как ни странно, подходит пример кампании Дональда Трампа. Кандидат-скандалист, выступая ярко и неполиткорректно, решил одну задачу – убрал на предварительном этапе всех своих конкурентов-республиканцев, выступавших гораздо скучнее и осторожнее. Но парадокс в том, что именно эта риторика, принесшая ему победу «среди своих», гарантированно обеспечит ему поражение в финале. И у Трампа сейчас цугцванг: продолжая выступать в том же хулиганском духе, он в одни ворота проигрывает Клинтон в ноябре, а пытаясь стать более респектабельным, теряет поддержку своих нынешних сторонников – и опять же проигрывает той же самой Клинтон.

Нечто похожее случилось с иркутской мэрией в вопросе переименования улиц и скверов. Пытаясь решить какие-то «свои» локальные задачи (выбрать улочку поменьше, чтобы не было большого шума, угодить с новыми топонимами на сквере Кирова всем, от коммунистов до православных, и т.д.) и с успехом, как казалось чиновникам, их решив – мэрия неожиданно нанесла сокрушительный удар по самой идее возвращения исторических названий иркутским улицам и площадям. Потому что одно дело – решать какие-то внутренние задачи и двигать игрушечные пешки на столе совещаний, и совсем другое – серьезно заниматься городской топонимикой, касающейся тысяч людей. Как выяснилось, второе мэрии пока не по силу.

Для чего вообще нужно возвращать улицам исторические названия? И почему «взять для начала улочку поменьше» – это худший из всех возможных вариантов? Прежде всего возвращение улицам исторических названия связано, конечно, с пониманием важности для города разговора о его истории. Возвращение исторических названий невозможно (да и не нужно) без возобновления разговора с жителями города о его культуре и его истории, причем возобновления этого разговора на совершенно новом уровне. Именно поэтому возвращать исторические названия нужно прежде всего тем улицам, которые сыграли в жизни города важную роль (таких в Иркутске две: ул.Большая / К.Маркса и ул.Амурская / Ленина). Большая вообще упорно оставалась Большой весь 20 век, люди отказывались забывать это имя, и даже для моих родителей она была Большая, а не Маркса. То есть еще совсем недавно ее старое название вполне употреблялось наряду с советским.

Если в возвращении исторического названия нет возвращения к собственно истории города, к каким-то важным и поворотным моментам этой истории – такое возвращение не просто нелепо и не нужно, оно к тому же обессмысливает саму идею возвращения исторических названий. Какую роль в истории города сыграла несчастная улочка Бограда? Никакой – кроме разве той, что все мы (по крайней мере, значительная часть взрослого населения Иркутска) когда-то родились именно «на Бограда». Поэтому возвращение именно этому переулку исторического названия и вызвало такое злобное возмущение – потому что никакого смысла (кроме создания «прецедента», никому на самом деле не нужного) в этом возвращении нет. Ни к какому пласту иркутской истории это возвращение нас не возвращает. Ну была когда-то Чудотворская церковь на месте нынешнего жилого дома – и что? А ничего.

В Москве, например, были возвращены исторические названия именно (и только) тем важнейшим улицам, с которыми связана история города, его культура: Тверской, Остоженке, Воздвиженке, Большой Никитской и так далее. И никому и в голову не пришло возвращать исторические названия каким-то переулкам из нескольких домов. Потому что просто «вернуть старое название» и при этом промазать с улицей – зачем? Совершенно очевидно, что это никому не нужно.

Поэтому в переименовании улицы Бограда прежде всего нет никакого смысла: это не возвращает в город и в нашу память ничего вообще, кроме исчезнувшей церкви – которую в процессе переименования улицы даже не вспомнили, даже не поставили какую-то табличку на месте, где она стояла. Еще нелепее выглядит попытка нарезать сквер Кирова на какие-то лоскуты: тут уже просто нет слов, настолько принятое решение отдает конъюнктурой и каким-то совершенно особым бюрократическим малодушием. Что вернулось к нам в этой нарезке единого пространства на три площади? Ничего – кроме путаницы и раздражения. Вернуть площади Кирова название Тихвинская – в этом по крайней мере читалось бы наше почтительное внимание к огромному пласту городской истории, когда площадь – даже при попытках ее зонировать и приделывать к ее кусочкам новые имена (того же Сперанского) все равно для горожан оставалась Тихвинской. А сейчас в этой «площади трех названий» читается просто обычное неуважение к истории, с которой обращаются, как с имуществом умершего небогатого дедушки: вот вам подстаканник – а вам ситечко на память.

Возвращение разговора об истории города и его культуре не терпит суеты, административной гонки и непродуманных решений. Это долгая работа, требующая прежде всего терпения и правильного целеполагания. Если бы сотрудники мэрии изучили опыт переименований и объяснили жителям, например, что в ряде случаев переименования вообще не сопровождались никакими затратами и юридическими проблемами (просто потому что параллельно продолжали действовать и старое, и новое названия, и документы сохраняли сою юридическую силу) – не было бы большей части претензий. Если бы перед (а не после) переименованием в городе гласно и широко (а не на келейных совещаниях) обсуждались эти вопросы – не было бы большей части претензий. Кто-то безусловно остался бы недоволен, без этого невозможно. Но то, что происходит сейчас (создание чуть ли не «Комитета защиты от переименований улиц», сбор подписей за отмену решения, агрессия по отношению к оппонентам, активизация, наряду с коммунистами, профессиональных общественников всех мастей, нашедших отличный повод попиариться на горячей теме) показывает, что вместо диалога и широкого консенсуса решение мэрии породило только новое разобщение и противостояние. Аргумент, что «большинству людей все равно» – это тем более аргумент против этих принятых решений. Ибо если «большинству людей все равно» – тогда вообще становится совершенно непонятно, зачем было огород городить.

Мэрия сейчас оказалась в ситуации Трампа. Менять тактику – судя по всему, просто некому, да и первый блин всем запомнился. Продолжать в том же духе – значит тем более усугублять ситуацию. Вместо разговора о важности возвращения исторических названий и вообще важности возвращения истории на городские улицы (а исторические названия возникали совсем не так, как советские, и истории в них неизмеримо больше) очередные возвращения названий будут теперь просто поводом для скандалов, сведений счетов и конъюнктурных разборок с оппонентами на всех фронтах. Об изначальном смысле возвращения исторических названий никто уже давно не вспоминает – не до этого.

А ведь это надо было умудриться - так устряпать в публичных скандалах хорошее дело. Вот что значит – нет опыта разговоров с людьми.

Подписывайтесь на наш Telegram-канал

Подписывайтесь на наш Instagram

10.06.2016