Владимир Демчиков: «Закон ночи», киноселфи Бена Аффлека в похоронном костюме

Писать критические заметки о зарубежных фильмах – это совсем не то же самое, что писать про наши картины. Когда хочется выписать несколько прочувствованных пенделей какому-нибудь нашему условному «бондарчуку» или «безрукову» - всегда есть надежда, что пендель дойдет до адресата. То ли пресс-секретарь звезды нагуглит, то ли сам герой как-нибудь наткнется в порыве нарциссического поиска по сети. Поэтому тщательно выбираешь слова, с одной стороны, пообиднее и поувесистее, а с другой – поточнее, чтобы вроде и хлопнуть товарища пыльным мешком по голове, а вроде и погладить-подбодрить, не только дать по рукам, но и наставить.

Совсем другое дело – писать про зарубежные провалы. С вероятностью 100% можно быть уверенным, что никто и никогда не переведет твои замечания зарубежному опрофанившемуся маэстре – так что вроде бы можно писать без оглядки и не особенно задумываться о целительной силе правильно подобранного ругательного слова. И тут уже сдержанность в выражениях является делом добровольным, хоть и бесполезным.

Про криминальную драму «Закон ночи» (это экранизация романа Денниса Лихейна «Ночь – мой дом») по этой причине хочется написать сдержанно. Все-таки Бен Аффлек неплохой актер и вполне успешный режиссер, так что из уважения к заслугам стоит воздержаться от чересчур прямых оценок. Кстати, еще до выхода в прокат ( то есть до 13 января) картина уже была названа голливудской прессой фильмом-претендентом на «Оскара». Видимо, голливудские журналисты хорошо представляют себе оскаровскую конъюнктуру. Популярность Аффлека, мощный актерский состав, популярность самого романа, гангстерская тема – все это говорит голливудским экспертам о том, что фильм наверняка будет на что-то претендовать.

Между тем, фильм является, к сожалению, очевидной неудачей Аффлека и как режиссера, и как актера (он же написал и сценарий). Единственное, что безусловно удалось Аффлеку-режиссеру – это разве что несколько эпизодических ролей (Крис Купер в роли начальника полиции г.Тампа и Эль Феннинг в роли его дочери – просто великолепны). Также довольно эффектно смотрится массовая сцена финальной перестрелки, когда федеральные силы зла сражаются в отеле Тампы с местными ударниками преступного труда (поскольку федерализм в Америке вещь реальная – побеждают, естественно, региональные товарищи). Кстати, сцены всевозможных убийств Аффлеку-режиссеру почти всегда удаются, мне кажется, дай ему волю – он бы вообще снимал одни убийства. Есть еще в фильме несколько пролетов камеры на мультикоптере, также сделанных неплохо – но на этом, пожалуй, список режиссерских достижений можно и закончить.

В остальном фильм оставляет ощущение какой-то тягостной неловкости. Бен Аффлек, конечно, видный мужчина, и вполне возможно, что женщинам зрелище того, как он ходит по живописным декорациям в старомодных костюмах, может и понравиться (хотя вместе с нами в зале было человек восемь, и все сплошь мужики).  Действие фильма скомкано и довольно сумбурно, многочисленные герои промелькивают в отведенных им сценах слишком суетливо, не успеваешь запоминать. Многие даже важные сцены сняты как-то поспешно и небрежно, кадры выстроены как попало. Скажем, все любовные сцены главного героя с его первой девушкой смотреть без неловкости просто невозможно: больше всего влюбленные в них похожи не на влюбленных, а на актеров, которые залезли на кровать и прижимаются друг у другу, потому что в сценарии написано «прижимаются друг к другу», и надо прижиматься, хоть это довольно неудобно и вообще неприятно. 

Главный герой (его играет сам Аффлек) все время поворачивается к камере с одним и тем же выражением лица: с остановившейся гримасой, как бы говорящей зрителю: «да, я вообще-то умный парень, актер и режиссер, но сейчас я тут изображаю крутого гангстера, который такой же умный, как я, но при этом еще и жестокий крутой бандит с большим сердцем». Это застывшее и все время одинаковое выражение растолстевшего лица Бена Аффлека поневоле заставляет вспомнить о самом популярном нынче фотожанре – селфи. На селфи у людей тоже почти всегда одинаковое выражение лица  – то, которое кажется им удачно передающим их богатый внутренний мир в сочетании с внешней привлекательностью. А Аффлек, напомню, не просто играет главного героя, а еще и является режиссером картины – ходит перед камерой и одновременно смотрит на себя в ее объектив, то есть в некотором смысле занимается тем же самым, чем занимаются люди, снимающие селфи. И это одинаковое выражение его лица – отсюда же, ему тоже все время хочется «выглядеть хорошо», как и всем любителям селфи. Результат довольно грустный: когда уж тут играть, когда надо постараться хорошо выглядеть?

Отдельно стоит отметить костюмы главных героев. Можно было бы воскликнуть, по примеру одного моего товарища, «Сколько труда вложено!» (товарищ так говорит, когда не хочет кого-то ругать, чтобы не обидеть). Однако даже из общего ряда по-киношному ярких «костюмов начала XX века» выбиваются наряды самого Аффлека в образе главного героя. Немного слишком свободные и непременно светлые костюмы сидят на его и без того крупной, да к тому же начавшей толстеть фигуре мешковато и нелепо. К тому же в кинотеатре заметно, что герой Аффлека всегда носит новенькие, только что пошитые наряды из довольно дешевой ткани (это видно по нерасправившимся швам) – и тут сразу невольно приходит на ум похоронная одноразовая одежда. А уж когда после последней кровавой бойни, во время которой он чуть не погибает, дерется, падает и проливает кровь, он выходит из разгромленной и забрызганной кровью и мозгами комнаты с идеальной прической и в идеально чистой одежде, которую явно только что надел в костюмерной (см. фото в начале заметки) – и подавно начинает казаться, что мы просто смотрим длинное селфи известного актера стоимостью 65 миллионов долларов.

И в этом качестве картина безусловно удалась. Особенно выражение лица.

Подписывайтесь на наш Telegram-канал

Подписывайтесь на наш Instagram

18.01.2017