Дискотеки советского Иркутска. Среда Петрова № 2 (164)

Это было время, когда в Советском Союзе писали в газетах вокально-инструментальный ансамбль «Зе битлз» и «Дип перпл». Или чуть позднее. 

ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЕНО С УЧАСТИЕМ ИНОСТРАННОГО СРЕДСТВА МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩЕГО ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА, И (ИЛИ) РОССИЙСКОГО ЮРИДИЧЕСКОГО ЛИЦА, ВЫПОЛНЯЮЩЕГО ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА

Вы можете представить, что 1 января 1978 года смотрите вокально-инструментальный ансамбль «ВИР» из ГДР в программе центрального телевидения «Мелодии и ритмы зарубежной эстрады», а уже через три недели танцуете на их концерте во Дворце спорта «Труд» в Иркутске?

Такое не забывается никогда. Самая известная поп-группа восточной Германии дала пять концертов в Иркутске 27-29 января 1978 года.

Группа «ВИР» была создана в 1972 году и просуществовала почти 15 лет. В Иркутск она приезжала с программой «В зеркале твоих глаз», тогда это был большой праздник для иркутян – ценителей музыки и танцев.

ГДР была для нас дружественной страной, Иркутск и Карл-Маркс-Штадт – городами-побратимами, и многие известные иркутяне даже успевали съездить за кордон или получить награды. Так, в январе 1977 года первый секретарь горкома партии Леонид Шафиров, председатель горисполкома Николай Салацкий, начальник ВСЖД, председатель правления общества дружбы СССР с ГДР Георгий Тетерский и старший преподаватель железнодорожного института, ответственный секретарь общества Василий Дорошенко получили почетные грамоты от Союза советских обществ дружбы и культурных связей с зарубежными странами именно за продвижение советско-немецкой дружбы.

Иркутск  был не просто студенческим городом. Это был регион комсомольских строек, а Иркутская область - областью молодых. Вопрос «Где можно было потанцевать?» возникал постоянно, и такую проблему поднимали на страницах местных газет.

Например, съездили наши стройотрядовцы куда-нибудь, а там заразились идеей создать свой ВИА, приехали домой и начинали думать, что и как. Как тогда говорили официальные структуры, наши ансамбли не совсем обычные – в них сочеталась «задушевность русской мелодии, быстрота латиноамериканских ритмов и современные течение в эстрадной музыке».

В Иркутском госуниверситете были две дискотеки. «Новая волна» вмещала в себя до 50 человек-танцоров да «Скиф» на 60 человек. Если взять всех студентов ИГУ, а их тогда было 5,5 тысяч и поделить на количество дней работы (не более пяти-восьми дискотек за 30 дней), то в среднем один студент мог сходить не более одного-двух раз в год потанцевать, причем это с учетом тех, кто отказался бы от увеселительных походов.

В Политехе дела были чуть лучше. Дискотека работала 26 раз в месяц (один день в неделю все-таки отдыхала), вмещала до 120 человек, но при количестве студентов в 12 тысяч, больше, чем одного раза в год потанцевать возможности не было. Как-то один из студентов ГДР, приехавших в составе стройотряда, рассказывал, что у них там примерно также: магнитофон и несколько цветных фонарей, главное, чтобы было под что веселиться.

«Советская молодежь» писала, что чиновников очень беспокоят диск-жокеи, поскольку «вся их компетентность в слайдах и четкой, по их мнению, музыке», а на самом деле «часами предлагают танцы под песни ни о чем». Вот, например, цитировала газета одну из таких песен:

«Я лежу на кровати,

И льются слезы в мои уши,

Потому что я лежу на спине.

И плачу о тебе».

Тогда еще работал общеуниверситетский совет дискотек, куда входили представители профкома, комитета комсомола, еще разных организаций, а занимался этот совет тем, что оценивал уровень ведущих и контролировал музыку, которую слушала молодежь. Тогда, в начале восьмидесятых, самые интересные программы были в Политехе с ведущими Александром Пчелкиным и Александром Ферсовичем, которые «хорошо знали современную музыку, оба закончили иняз, поэтому правильно могли разобраться в словах песен, почерпнуть полезную информацию из зарубежных источников».

Студенческие дискотеки работали на принципе самоокупаемости, хотя профсоюзные лидеры и считали, что «самодеятельная студенческая инициатива ни в коем случае не должна пропитаться духом коммерции». Поэтому главное, как говорили тогда – настроить студента не на заработок, а привлечь к подготовке программы. Получалось же наоборот, поскольку заработать лишние три рубля кто ж отказался б – можно сходить пивка выпить или чего покрепче. Дискотеки в ИГУ официально были безалкогольными, в залах не было столиков для распития напитков, но разве это останавливало молодежь. А вот в Политехе работал бар от Свердловского треста столовых. Руководители дискотек и технический состав числились в профкоме и получали там зарплату.

Но самой крутой дискотекой в городе считалась танцевальная площадка ВАМИ (проектный институт алюминиевой и электродной промышленности) на улице Советской. Под проигрывали винила «Вега-106» или «Унитра» там танцевали все желающие. Во время вечера обязательно была т.н. слайдовая программа на 12 минут, песни под гитару (много туристов было среди молодежи), бальные танцы. Программа зависела от интересной музыки, поэтому за винилом приходилось «идти на поклон к собирателям и всецело от них зависеть». Конечно, проходили и стычки, ведь «бродовские» не давали прохода девушкам своими заграничными шмотками. Здесь, наверное, много расскажет Михаил Рожанский, входивший в инициативную группу, которая добилась в одном из университетских подвалов разрешения на проведение вечеров у камина с хорошей музыкой и душистым кофе.

А еще молодежь отрывалась по полной во время фестивалей, причем вполне официальных. Вспомните все тот же 1978 год. Областной фестиваль молодежи «Идем дорогой мира, дорогой Октябрь». Лауреатами фестиваля стали ВИА «Искры» Ангарского ДК «Современник», ВИА «Друзья песни» Иркутского культпросветучилища, ВИА «Ния» (станция БАМ Ния-Грузинская), ансамбль политической песни «Алый мак» болгарского молодежного отряда им. Г. Дмитрова из Усть-Илимска.

В декабре 1980 года бюро Иркутского обкома комсомола и управление культуры облисполкома приняли постановление, по которому к 1 января 1981 года областной научно-методический центр народного творчества и культпросветработы должен был создать межведомственный методический совет по работе любительских объединений, клубов по интересам и дискотек. В феврале 1983 года, согласно отчетам, такой совет так и не был создан. А скоро придет перестройка, и там уже все будет без советов. А в далекий Иркутск все больше и больше стало заезжать больших музыкантов, причем и из-за рубежа, с тех самых «Мелодий и ритмов зарубежной эстрады».

Такая сегодня получилась «Среда Петрова», немного музыкальная, немного молодежная. Пишите в «Глагол» такие истории, и вы их сможете найти на наших страницах.

                                                   Алексей Петров, историк, журналист

Фото ВИА «ВИР» на музыкальном фестивале в Дрездене (1979) из архива Людмилы Барыкиной

Подписывайтесь на наш Telegram-канал

Подписывайтесь на наш Instagram

19.01.2022