Владимир Демчиков: Пиррова победа над снегом, или почему в Иркутске вдруг стало так грязно

Если бы я был настоящим журналистом и брал бы интервью у депутатов, я бы всегда начинал с одного и того же вопроса: «Часто ли вы ходите на работу в зимних ботинках?» И ответ на этот вопрос (или пауза перед ответом) говорил бы мне о человеке почти все. Как на такой вопрос может ответить депутат, который зимой в основном проводит время в помещении, до которого добирается на автомобиле, а несколько метров от автомобиля до помещения шустро пробегает в полуботинках? Что-то подсказывает мне, что многие депутаты на такой вопрос, скорее всего, просто задумались бы и воздержались от ответа.

А если депутат зимой не носит зимнюю обувь – все то, о чем пойдет речь в этом тексте, он просто не поймет, хотя за некоторые решения, повлиявшие на то, о чем этот текст, наверняка даже голосовал. Поэтому сразу хочу оговориться, что мне совершенно не интересно вникать в административно-законодательную составляющую проблемы того, почему этой зимой в Иркутске стало так грязно. Я прекрасно понимаю, что где-то кто-то рассчитал, сколько можно сэкономить на фонде оплаты труда, если вместо каких-то дворников запустить машинку, рассыпающую по тротуарам какую-то химическую дрянь. А где-то кто-то наверняка получил подряд и на поставку техники, и на поставку этой самой химической дряни. А кто-то (тот самый депутат в полуботинках) за это все проголосовал, – но мне, повторяю, эта сторона проблемы совершенно не интересна. Наверняка здесь нет никакого нарушения закона (впрочем, если его найдут, с удовольствием почитаю). Но здесь есть гораздо больше, чем нарушение закона: здесь есть нарушение здравого смысла.

Какая раньше была зима в Иркутске? Падал снег, его убирали, убрать получалось не всегда, поэтому там, где не успевали – он образовывал снежное покрытие, многослойное, аккумулирующее в том числе и нашу городскую грязь. А грязи в Иркутске много. Это и наша почва, на поверхности которой полно пыли, которая вечно носится по городу, оседая повсюду, вплоть до квартир. Это и выбросы (теплоцентралей, котельных и просто транспорта), которых в Иркутске тоже полно. В общем, Иркутск довольно грязный городок, любой человек, ухаживающий за своей обувью, об этом знает, особенно если ездит в другие города, в ту же Москву. Но в зимнюю пору вся эта иркутская грязь как-то исчезала под снегом, и в результате зимой в городе становилось чище. Да что там чище, просто чисто. Конечно, по весне вся эта грязь из-под растаявшего снега благополучно вылезала наружу – но это было кратковременное торжество грязи, которую смывало за неделю-две. Да, автомобилисты весной (и осенью) привычно проклинали образовавшуюся на дорогах грязь – но что уж тут поделаешь? Так было раньше.

И вот в нашем городе подсчитали, прикинули – и решили победить этот несчастный снег. Растопить его какой-то химической субстанцией, от которой в 20-градусный мороз образуются лужи на дорогах и на тротуарах. Чтобы, значит, этот растаявший и размягченный снег потом убрать какой-то там специальной машинкой. Чтобы он, гад такой, не накапливался и не создавал проблемы коммунальным службам города с его уборкой и т.д.

Результатом этой борьбы со снегом стало то, что город Иркутск всю зиму 2016-2017 года тонул в жидкой снежной массе, которая, перемешиваясь с обычной нашей пылью и копотью, превращалась в черную склизкую грязь. Все тротуары, на которые «сыпали соль», превращались в эту самую грязь, и люди протаптывали тропинки в обход тротуаров, по снегу, чтобы идти по чему-то чистому. В автобусах стало настолько грязно, что упавшие монетки тонули в грязи, как в болоте. Упала, булькнула – и нету. В помещениях, в которые люди входили с улицы, стало грязнее в разы, уборщицы сбивались с ног, и все равно грязь, занесенная с иркутских тротуаров, лежала на полах,  высыхала и в конечном счете попадала в легкие к тем, кто был внутри.

Но ладно бы пешеходы, которых вынудили ходить по грязи. С пешеходами в городе не считаются давно и привычно (в том числе и потому, что люди, принимающие все эти решения, не носят зимой зимнюю обувь). А вот что написал мне по этому поводу мой раздраженный друг-автомобилист: «Что заявлено? Для чистоты и безопасности движения. Что имеем фактически? Чистота? Смешно. Безопасность движения – очень спорный вопрос. Кто страдает? Дорога. Количество разрушающих дорогу циклов (замерзание-разрыв) возрастает в сотни раз. Плюс действие реагента на само покрытие. Страдают машины. Страдает обувь пешеходов. Страдают домашние животные и экосистема города. Кто в прибыли? Дорожные службы и дорожные фонды. Бесконечное бабло на соль и ремонт убитых солью дорог».

То есть снег-то победили, окей. Правда, иногда там, где сыпали реагент, потом ничего не убирали, а сверху опять падал снег, а на него опять сыпали реагент – и снова ничего не убирали. Да, каша по колено – но идет же священная война со снегом! И надо лечь костьми, но главное – не дать ему, собаке, ни в коем случае слежаться и превратить город в обычный заснеженный белый и чистый Иркутск.

Но какова цена этой победы-то? Стоит ли эта беспощадная борьба коммунальных  и прочих служб со снегом тех жертв, на которые приходится идти горожанам? Которые вынуждены ходить всю зиму по грязному городу, ездить в грязных автобусах, сидеть в грязных кафе (ибо никакая уборщица не угонится со своей шваброй за промышленными масштабами уличного загрязнения). С обувью-то ладно, люди приспособились: кто-то перешел на трекинговую спортивную обувь, кто-то вообще на резиновые сапоги, каждый выкручивается, как может. А есть ведь еще и действие реагента на дорожное покрытие, на кузова авто. Есть и отсроченные экологические проблем сточных вод, как пишут те, кто в теме. Ведь все это, отравив нам жизнь в городе, в конечном счете попадает в Ангару - а по берегам Ангары тоже живут люди. 

Так и стоит теперь город-замарашка, покрытый разводами от соли и черной грязью. Помню, в каком-то путеводителе читал: «Зима в Иркутске – прекрасное время года». Давно это было.

Подписывайтесь на наш Telegram-канал

Подписывайтесь на наш Instagram

21.02.2017