Ирина Мордуева: Алма-Ата весной как невеста

30 декабря 2022 года исполнится сто лет со дня основания Советского Союза. Несмотря на то, что СССР уже нет тридцать лет, воспоминаний и разговоров о том, как было тогда, хоть отбавляй. 

"Глагол" в январе начал рубрику воспоминаний под названием "Страна, которой нет". Первая серия материалов будет посвящена Казахстану, вернее, столице некогда советской республики Алма-Ате. Журналист Ирина Мордуева вспоминает о своем детстве в этом городе. Первая часть была опубликована 11 января. Сегодня читайте вторую часть. 

В Алма-Ате мы встречали 1981 год. Елку тоже наряжали, и в школе была настоящая елка и новогодняя программа. Отец моей подруги Наташи раздобыл нам два билета на самую большую елку, которая проходила в одном из театров. Кстати, в Алма-Ате в те годы, помню, был очень классный ТЮЗ и цирк. Мы несколько раз побывали там. 

Но больше всего я любила Алма-Атинский зоопарк, он находился прямо на территории парка Горького. Уже будучи взрослой, когда приезжала к бабушке, мы с ней ходили туда. На территории парка были летние кафе и небольшой пруд, где можно было покататься на лодочках или просто полюбоваться лебедями. Там жило несколько лебединых семейств. Бабушка обычно отдыхала в кафе, а мы с сестрой зависали на атракционах. Я была уже студентка, у сестры уже был ребенок, но когда ты вырос в этом парке, то он всегда тебя ждет и радуется встрече- в любом возрасте. После года жизни в Алма-Ате родители почти каждый год находили возможность отправить нас летом туда.

За тот год я очень много узнала. Прежле всего, выучила немного казахских слов, песен. Дело в том, что в каждой школе уроки казахского велись чуть ли не с первого класса и до пятого. Когда я приехала, уже казахского у меня не было в программе. В пятом - иностранный язык. Там в Алма-Ате я как раз и начала изучать английский, как-то символично вышло. Английский мне давался легко, и поскольку по этому предмету я была одной из лучших учениц, то мне выпало заниматься с отстающими. Раньше была такая практика, когда более сильные ученики подтягивали слабых. Я занималась с мальчиком-казахом. До сих пор помню его имя - Куаныш Пурманов. Он не успевал по ряду предметов, и учить с ним английский было сложно. Он почти ничего не понимал или не хотел. Куаныш был из многодетной семьи, жили они в частном доме, ему было не до уроков. Но я придумала игру: каждое английское слово меняла на казахское. В итоге, дело пошло. А я до сих пор весной напеваю " Алакая балалар, кандай жаксы коптургай..."(могу немного ошибиться в фонетике), эти слова означают: "дорогие ребята, наступила весна".

А весна в Алма-Ате особенно красива. Вершины Алатау, которые видны были из окна нашего дома, становятся более синими, яркими, даже утренний туман в горах стелется сиреневым цветом, а зимой он пыхтит устало, как седой старик.

Горы начинают оживать и дышать, а весь город утопает в свежей зелени и белом цвете. Алма-Ата выглядит как невеста: вишни, яблоки, абрикосы, сливы - бело-розовый цвет на улицах и запах!

Весна начинается, конечно, раньше, еще в марте: с запаха мимозы и ее букетиков, которые продавались на каждом шагу. Уже в апреле в школу можно ходить раздетым, а в мае - в школьной форме с коротким рукавчиком и в носочках.

Стиль жизни на юге совсем другой, чем у нас в Сибири. И у детей тоже. Очень много времени мы проводили на улице. После уроков всегда во дворе играли в мяч или катались на великах. Однажды в такой вечер я вдруг слышу голос мамы, она зовет меня. Оглядываюсь и вижу, что мама тащит два или три ящика клубники. Прямо с машины, рядом с домом, шла бойкая реализация клубники. Видимо, колхозной. Мама на радостях от цены - что-то вроде 2-3 рублей за ящик, схватила несколько, а нести не может. Меня поставили на караул этих ящиков, в мама побежала за бабушкой. В итоге, бабушка еще и поругала маму - дескать, очень дорого! Будет скоро клубника по 1-1,5 рубля за ящик. Мы с мамой только переглянулись и рассмеялись. Это ж была первая клубника - весенняя и такая крупная! Мы такой ни разу же не ели даже, только летом.

Эта картинка у меня часто перед глазами: мама молодая в длинном шелковом халатике вышла во двор, чтобы позвать нас домой и вдруг увидела машину клубники.

Это была очень вкусная клубника, самая вкусная в жизни. Вкус алма-атинской весны и детства. И время было очень мирное, дружное и спокойное.

Родители отпускали нас везде одних, в большом многонациональном городе, не было никаких событий, которые заставили бы людей стать осторожными.

В Алма-Ате я впервые попробовала манты, бишбармак, самсу, чак-чак, пахлаву, настоящий плов, корейские салаты, горячие лепешки. Лепешки сейчас есть и в Иркутске, но они другие. Мука другая. А там были чудесные лепешки за 3-5 копеек, которые мы ели всегда только горячими.

У нас был очень большой и дружный двор. Иногда по каким-то семейным событиям или по большим праздникам корейцы, греки, казахи и узбеки готовили прямо во дворе и угощали всех детей.

В Алма-Ате прямо в городе было много фабрик. Моя бабушка подрабатывала на самой лучшей фабрике,  где делали конфеты и шоколад. Эта небольшая фабричка, которая находилась совсем близко от дома - на улице 8 марта, сразу за Зеленым базаром (самый большой колхозный рынок в центре города). Называлась фабрика " Рахат". Ассортимент конфет был огромный, а какой был шоколад! Сегодня конфеты " Рахата" я тоже могу купить в Иркутске, и мне это нравится, что частичка Алма-Аты попадает в наш город, хотя бы в виде конфет.

Еще меня бабушка научила вязать крючком. Именно в Алма-Ате я связала свою первую кружевную салфетку. Бабушка очень хотела, чтобы я выучила татарский язык, и почти каждый день говорила со мной по-татарски. Но в детстве нужны не только знания, новый язык я учила не очень прилежно. Только самые главные слова и молитву.

Автор: Ирина Мордуева, журналист 

Фото из открытых источников

Подписывайтесь на наш Telegram-канал

Подписывайтесь на наш Instagram

26.01.2022