Эксперты о стратегии развития молодежной политики: пусть сама молодежь скажет, что ей нужно

Стратегия развития молодёжной политики региона до 2030 года принята в Иркутской области. 

В основу стратегии легли результаты сессий по развитию молодежной политики «Область молодых», в которых приняли участие студенты, работающая молодежь, школьники, представители общественных организаций, чиновники и наставники молодёжи. 

Стратегия развития молодежной политики Иркутской области до 2030 года затрагивает различные направления, например, волонтерство, патриотическое воспитание, поддержку молодых семей и талантливой молодежи, развитие интеллектуального и научного потенциала молодежи, карьерный рост, предпринимательство. По замыслу создателей стратегия создаст в регионе систему молодежной политики, которая поможет молодым людям находить свое призвание и воплощать в жизнь свои мечты и таланты.

- Сегодня молодежь – это самая активная социальная группа, которая включена во все сферы жизни. Очень много молодых людей вовлечено в добровольческую деятельность. Молодёжь проявила себя в планировании своего будущего и развития в нашем регионе. В прошлом году я давал поручение разработать стратегию развития молодёжной политики в нашем регионе и следил за его исполнением. Сегодня мы видим результат работы всей команды, - сказал губернатор Игорь Кобзев.

"Экспертный клуб-Иркутск" обратился за комментариями к региональным представителям науки и творческой индустрии, работающим с молодежью. 

Елена Творогова, президент молодежного благотворительного фонда "Возрождение земли сибирской:

"К сожалению, все предыдущие стратегии развития молодежной политики в Иркутской области, все региональные программы по этому направлению не отличались принципиальными прорывными решениями. Это чаще всего набор мероприятий, которые традиционно реализуются, может быть с добавлением новых проектов, но практика показывает, что в таком виде эти программные стратегии кардинально ситуацию не меняют.

Концепцию нужно отдать на откуп молодежи, лидерам молодежного мнения. Они сами должны сказать, что им нужно, чтобы они здесь оставались, жили, работали, чувствовали себя на своем месте. В рамках подготовки данной стратегии были такие попытки, теперь главное, чтобы запал молодых не угас во время начала ее реализации и чтобы те пожелания, которые обсуждались, действительно вошли в ее окончательный текст".

Доктор исторических наук, заместитель директора по науке международного института экономики и лингвистики ИГУ Мария Плотникова: 

"Многие говорят, что не очень понятен функционал министерства по молодежной политике. Однако из опыта мы понимаем, что работать с молодежью необходимо, причем не только со старшими школьниками и студентами, но и то, что ранее называли рабочей (работающей) молодежью. Возраст молодежи по законодательству сейчас поднят с 30 до 35 лет, что означает, что на поствузовскую молодежь нужно обращать внимание. Это вопросы поддержки трудоустройства, решение вопросов с жильем (бюджетная сфера, учителя, врачи, если мы хотим, чтобы люди оставались в профессии), поддержка творческой и креативной молодежи – литераторов, музыкантов, дизайнеров, специалистов в области IT-индустрии, чтобы они работали на регион.

Отдельная проблема – развитие сельской молодежи. С одной стороны, иногда проезжаешь и видишь, что асфальт есть, магазины, дом культуры построили, а молодежи-то нет, и сразу возникает вопрос: а кто в этот дом культуры ходить будет? Если мы хотим, чтобы деревня не умерла, там должно быть производство или развиваться предпринимательство, может быть, больше говорить о сельском туризме, если населенные пункты находятся не очень далеко от Московского/Качугского тракта.

Нужна поддержка краеведческих инициатив на местах, побольше проектов на сохранение семейных традиций, чтобы все это имело смысл, а не просто проводилось для «галочки» и фотоотчета".

Григорий Хенох, библиофил, владелец книжного магазина: 

"Как представитель одного из культурных направлений, считаю, что в стратегиях по молодежной политике должны преобладать культурные инновации. Мир меняется, мы все больше говорим о том, что молодежь быстрее поглощает информацию с электронных носителей, поэтому и развитие информационных технологий и IT-проектов должны быть на повестке дня.

Во-первых, это связано с профессией. Большинство в этой индустрии – молодежь, значит, это перспективно, креативно и «денежно». Уже, наверное, нет ни одного государственного учреждения, коммерческой организации, оказывающей социальные услуги, чтобы у него (нее) не было сайта, странички в соцсетях, и все это необходимо кому-то обслуживать.

Во-вторых, мы все чаще забываем об интеллектуальном развитии, а чтение книг никто не отменял. Сейчас мы видим, что многие книжные проекты также встраиваются в креативную индустрию, в интернет, даже крупные книжные фестивали чаще проходят в онлайн, нежели ты просто сидишь где-то в помещении и слушаешь автора. На такие проекты также нужна поддержка государства, и приятно наблюдать, когда ты видишь, что это получается.

Проблема, о которой чаще всего говорят, связана с межведомственной коммуникацией. Министерство образования достаточно закрытая институция, живет своим миром. Министерство культуры больше работает с культурными учреждениями и творческими союзами. Министерство молодежи – с молодежными организациями, минспорта – спортивными. А кто, например, работает с молодыми таксистами или, например, охранниками, т.е. теми тысячами людей, которые пошли в профессии, которые еще 10-20 лет назад никак не касались молодежной политики. Наверное, они тоже ждут блага от государства, только не знают, что сделать для того, чтобы получить льготы, конкурсы профессионального роста. Наверное, стоит в таких стратегиях и говорить о профессиях, где нет советов молодых специалистов, которые действуют в энергетике, на железной дороге и т.п. предприятиях с богатой историей". 

Фото из архива министерства по молодежной политике Иркутской области

Подписывайтесь на наш Telegram-канал

Подписывайтесь на наш Instagram

30.03.2022