Новости

далее...

Рекомендуем посетить

Волновой эффект

Выставочный проект «Волновой эффект» - творческий диалог художников о судьбе Байкала будет работать в галерее Виктора Бронштейна до 22 сентября
далее...

Прямая речь

далее...

Среда обитания

Билет в один конец: Владимир Симиненко

Известный иркутский журналист, создатель многих печатных изданий и интернет-проекта "Иркипедия" Владимир Симиненко в прошлом году взял и уехал из Иркутска. Теперь он - житель Ростовской области. Издатель "Иркутских кулуаров" Андрей Фомин взял у Владимира интервью, фрагменты которого "Глагол. Иркутское обозрение" решил взять в свою рубрику "Билет в один конец". Напомним, что об этом проекте "Глагол" рассказал в конце февраля, и первым гостем стал журналист Илья Новиков, переехавший из Иркутска в северную столицу. 

Как ты там? Тяжело тебе, поди, в твоей нынешней обители – без омуля, без постоянной политической и журналистской свары, без любимых и регулярных в Иркутске театральных и кинопремьер, концертов, фантастических выставок, перфомансов, фестивалей – без этой всей, словом, привычной для столицы Восточной Сибири феерии жизни?
Сравнительно легко. Ибо, будучи в Иркутске, я не был включен в вышеупомянутую феерию. Я не ходил на премьеры, выставки, концерты и тем более перформансы. За редким исключением. За «сварами» я наблюдал из окопов Facebook`а, что вполне можно делать и на расстоянии в пять тысяч миль. Если бы я растворялся в феерии крупного сибирского города, был поглощен связями, знакомствами, обязательствами, то, вероятно, мне было бы теперь затруднительно. 
Впрочем, при желании можно обрести желанную феерию и здесь. Я же не в тундре живу. В десяти минутах езды – кинотеатры, выставки, перфомансы провинциального масштаба, а уж в часе езды – вся феерия донской столицы, города-миллионника, включая предстоящий чемпионат мира по футболу. 
Более того, включиться в эту феерию здесь мне легче, ибо в толпе этих феерий никто меня не знает. Такая автономность в массе, знаете ли.

А напомни, пожалуйста, что это за местечко такое – где ты живёшь сейчас? Что там у тебя? Свой дом? Участок? Теплицы, парники?
Живу в большом селе рядом с морем и городом Таганрогом. Большой дом. Большой сад.

Понимаю. А чем ты занимаешься теперь? Вот встаёшь утром и – чем? Дом ремонтируешь? Дрова колешь? В Интернете сидишь допоздна?
Практически я не сменил род занятий. Занимаюсь тем же самым, что и в Иркутске, за добавлением работы по хозяйству, которая не занимает много времени. Утром я везу дочь в детский сад. С этого начинается день. В течение дня – работаю над сайтами, смотрю футбол и кино, штудирую историческую литературу, просто читаю, хозяйничаю, гуляю.

Ты говорил, что иркутские проекты не бросишь… Не бросил? 
Нет, не бросил. Занимаюсь теми же самыми сайтами, что и в последнее время в Иркутске. Иркипедией, например. 

Но ты, помнится, говорил как-то, что порой трудно с Иркипедией. Материально трудно. Нет?
Никто не обязан оказывать Иркипедии поддержку и давать деньги. Но время от времени такая поддержка оказывается. Когда закончатся поддержка и мои собственные ресурсы – Иркипедия закроется. Пока я делаю сайт в одиночку, зато в группе Иркипедии в сети Фейсбук её многочисленные участники пополняют архив идеями и материалами. Спасибо им! Конечно, этот сайт мог бы быть значительно лучше, но на это нужны средства. К их отсутствию нужно относиться «философически»…

Признайся всё-таки – хоть сейчас… Почему ты уехал? Про давнюю мечту уехать на родину почему-то мало кто верит, извини. Считают почему-то, что это не единственная и, быть может, не главная причина.
Ну а какие еще могут быть причины, скрытые от посторонних глаз? Меня не преследуют ни закон, ни мафия. Я не сделал чего-то такого, от чего стыдно жить в Иркутске. Переезд был запланирован давно. Намечена была такая точка во времени, когда моего присутствия в Иркутске не требуют дела и достигнута определенная материальная независимость. Время пришло, и я уехал. 
Разумеется, если бы у меня было интересное и полезное занятие в Иркутске, я бы не уехал. Такого нет. Можно ли было найти такое занятие? Можно. Но либо эти занятия не вполне интересны и полезны, либо противоречат особенностям моей души, либо такие же занятия можно найти и здесь. Ровно такие же. Даже здесь к ним можно приступить легче, по той же самой причине: здесь никто меня не знает… 
В целом моя жизнь здесь благоприятней для здоровья и дешевле для кошелька. 
Сожалею ли я, что закончились полезные и интересные дела в Иркутске? Сожалею. Но это факт, с ним надо сжиться и немножко перестроить жизнь.

Ловишь ли себя на мысли иногда, что со стороны, вне Иркутска, смотришь на Иркутск и иркутскую жизнь (общественную, экономическую, политическую – любую) как-то иначе, не так, как раньше? Или в твоем восприятии не изменилось ничего?
Я бы отметил, что возникло чувство отстраненности, меньшей вовлеченности. Даже снижение интереса налицо. Но пока не так уж и сильно. Оценки мои внутренние тех или иных событий или личностей не изменились практически.

Допускаешь, что со временем всё, что касается Иркутска, тебе станет абсолютно неинтересно, а сейчас ты пока по-прежнему иркутянин? 
Не допускаю. Мне всегда будет интересно все, что касается Иркутска и области. Степень сопереживания и личной заинтересованности будет меньше. Но любопытство и, если хотите, ностальгия, – останутся.

Как думаешь, ты вот всё и всем ли в Иркутске сказал то, что хотел? Всё ли доказал, что мог? Всё ли сделал? Или некая недосказанность, неудовлетворённость собой (или другими) осталась?
Двадцать лет мне довелось, и почти всегда удачно, быть менеджером целого ряда медийных проектов. Я приложил руку к созданию десятка газет, нескольких сайтов, рекламного агентства. Не будучи сильным журналистом или финансистом, не являясь умельцем делать деньги на знакомствах и связях, я всё же выныривал на рынке со своими идеями, и они жили. Тут и фортуна, и способности определенного рода, а именно издательские, интуиция и здравый смысл. 
После 2012 года началось резкое снижение доходности бизнеса. Я этого ждал с начала 2000-х – и дождался. Надо ли было заниматься чем-то другим? Мне предлагали как-то возглавить новую на тот момент сырьевую компанию. Я отказался. Такой уж я человек. Фортуна мне помогла вырулить в жизни и без сырьевой компании. Я живу так, как рассчитывал жить в конце работы, приступая в начале 90-х к издательской деятельности…
Да, я не сделал все, что хотел и мог. Но это не трагедия, ибо все суета сует, говорят. В большей степени я не сделал все, что хотел и мог, то, что не обязательно делать в Иркутске. Даже лучше не в Иркутске. Но об этом тоже жалеть не следует.

О чем ты мечтаешь теперь, когда уехал и исполнил одну из мечт? И что планируешь дальше делать?
Планирую наслаждаться жизнью. И еще кой-что сделать, о чем говорить преждевременно...

Андрей Фомин, Иркутские кулуары

Фото Натальи Кравченко


05.03.2018