Издательство «МИФ»

Сквозь смех и слезы, или спектакль о Раневской на иркутской сцене

В понедельник, 24 февраля, на сцене Иркутского ТЮЗа с большим успехом прошел антрепризный спектакль «Раневская, сквозь смех и слезы». Это был тот счастливый случай, когда совпали прекрасный литературный материал, мастерство актеров и харизма легендарной героини спектакля.

Говорить о Раневской опасно. И дело здесь не в силе ее космического таланта, который сложно оценить и измерить, не в том, что личность ее сложна и противоречива, и даже не в том, что эпоха, в которую она жила и творила, уходит от нас все дальше и дальше. Фаину Георгиевну, если можно так сказать, разобрали на цитаты. Ее манера говорить, искрометные мысли и афоризмы пережили автора, шагнули в наше время и стали успешным коммерческим проектом. Только самый ленивый издатель не выпустил сегодня книгу с афоризмами Раневской. Наши современники знают, что «лучше хороший матерящийся человек, чем тихая воспитанная сволочь» и что «когда у попрыгуньи болят ноги, она прыгает сидя», но при этом настоящая биография легендарной Фуфы, ее непростая творческая жизнь и долгая одинокая старость, увы, остались за пределами наших знаний. Спектакль «Раневская, сквозь смех и слезы», который в первой версии назывался «Одинокая насмешница», показывает зрителю вот эту оборотную, мало кому известную сторону жизни Фаины Георгиевны.

В атмосферу той эпохи погружаешься еще до начала спектакля. Зрители проходят в зал, где звучат фонограммы из фильмов с участием Раневской. Сцена открыта, мы видим типичную обстановку аскетичной квартиры пожилого человека: вязаная скатерть на круглом столе, радиоточка, проводной телефон, на диване плед и подушечки-думочки. На заднике фотографии. Там жизнь легендарной актрисы. Пушкин, которого она боготворила, Павла Леонтьевна Вульф - педагог Раневской, ставшая ей другом, Станиславский, с которым Фаина Георгиевна не была знакома лично, но считала его своим учителем. Дальше фотографии тех, кто для нас легенда, а для Раневской - близкие друзья, герои воспоминаний и нередко цели ее острот: Маяковский, Пастернак, Ахматова, Плисецкая, Орлова, Плятт. А вот и Юрий Александрович Завадский - главный режиссер Театра имени Моссовета, где Раневской были сыграны прекрасные роли. Это ему на выкрик: «Вон из театра!» Фаина Георгиевна ответила: «Вон из искусства!» Ругалась и спорила с его портретом до конца дней.

Раневскую играет прекрасная актриса Ольга Кирсанова. Харизматичная, с несомненным талантом, она очень бережно подошла к созданию образа Фаины Георгиевны, не опустилась до карикатурного образа яркой насмешницы - это было бы слишком легко, но не было бы правдой. Ее Раневская - пожилая, не очень здоровая, нуждающаяся в уходе и поддержке, но сильная духом, по-прежнему талантливая и ироничная. Зрители видят, как во время действия возникают яркие фразы Раневской, которые уже «ушли в народ», однако понимают, что это смех сквозь слезы. Не юмор выжившей из ума старухи, которая то говорит с портретом, то рассуждает, какое количество женщин в Москве не носят трусов, а попытка быть собой, жить и творить. Молодая душа Раневской, ее острый ум ищут выхода, им тесно в постаревшем теле. Поэтому Раневская как утопающий за соломинку хватается за идею помочь молодой актрисе в работе над ролью.

Однако надо знать Раневскую. Абы кому она помогать не станет. Ей претит современная легковесность, отсутствие манер, поверхностное отношение к роли. Она остро чувствует, где юношеский наив и открытость, а где хамство и отсутствие воспитания. Поэтому начинающая актриса выстраивает интригу, которая помогает ей попасть в дом Раневской и подружиться с ней. Фаина Георгиевна оценила остроумный ход, искренне полюбила девушку, сделала все, чтобы та получила роль и сыграла ее блестяще.

Три часа спектакля пролетают на одном дыхании. Актеры перекидываются репликами как шариками пинг-понга. Афоризмы Раневской, которые давно живут своей особой жизнью в книгах и интернете, возникают легко и органично. Гениальные оценки хорошего и дурного, жизненные принципы, озвученные Раневской, близки и нам сегодняшним. Особенно когда это касается искусства и театра. «Я не признаю слова «играть». Играть можно в карты, на скачках, в шашки. На сцене жить нужно» - вот высокая планка, заданная Раневской. Очевидно, это и стало главным стимулом для всех участников спектакля.

Такт, уважение к теме, о которой говорят, нежную и искреннюю любовь к Раневской создатели спектакля пронесли от первых и до последних минут. Заканчивается спектакль. Молодая актриса оказалась отличной ученицей: триумф в театре и приглашение сниматься в фильме по произведениям Чехова. Раневская благословляет ее и покидает этот мир. Кто знает, может быть, в других измерениях она встретится с теми, кого любила. А на заднике сцены, где недавно висели фотографии - мир Фаины Георгиевны, появляются кадры ее из фильмов, где блистала Раневская. Зрители с восторгом узнают: «Золушка», «Свадьба», «Легкая жизнь», «Осторожно, бабушка», «Весна» и, конечно, «Подкидыш». Тот самый, где «Муля, не нервируй меня!». Раневской нет с нами, но она есть на экране, в памяти, на пленке отснятых когда-то спектаклей…

Показателен и приятен вот какой эпизод. В спектакле Раневская рассказывает своей ученице, как нужно кланяться зрителю, благодарить за то, что он смотрел на тебя, сопереживал, терпел, в конце концов. Низкий поклон всем туловищем и подъем - правая рука на сердце. Это для партера. А затем рукой от сердца широкий полукруг и опять поклон - это балкону. По окончании действия актеры кланялись именно так, как учила гениальная Фаина Георгиевна. А затем произошла и вовсе невероятная вещь, покорившая всех, кто был в этот день на спектакле. Ольга Кирсанова, которая наполняла своим талантом весь спектакль, попросила тишины и сказала несколько прочувствованных слов благодарности за теплый прием и уважение к памяти великой актрисы Фаины Георгиевны Раневской, незабвенной Фуфы, бесконечно любимой королевы эпизода, такой разной, такой талантливой и такой одинокой.

Ася Давидсон, Пятница


Aliexpress WW

01.03.2020

Театральная жизнь