Среда Петрова № 39 (89)

Из-за тридцатиградусных морозов лениво что-то делать, но итоги федерального конкурса «Великие имена России» меня впечатлили, что решил не отказать себе в удовольствии написать несколько абзацев.

Нам так долго твердили, что у них там в Европах все аэропорты носят имена известных людей, что «мы тоже должны так». Были мы в Нью-Йорке, и даже гуляли по аэропорту имени Кеннеди, но для всех он просто JFK, хотя все знают, что это про Кеннеди. Мне приходилось неоднократно бывать в Париже, но там точно нет аэропорта имени де Голля, а есть величественный Шарль-де-Голль. Тогда почему мы решили придумать имена тому, что уже есть?

Мы прилетаем в аэропорт «Шереметьево» имени Александра Сергеевича Пушкина. Я очень люблю Пушкина, да простит меня Александр Сергеевич, но Борис Петрович Шереметев получил титул графа, когда Саша только учился читать. Это самодостаточная фамилия, известная в России, и ее не нужно усиливать ни Пушкиным, ни кем иным.

Проиграл маршал Жуков. В определенные время только за это всех организаторов уже отправили сами знаете в какую Колыму, а тут только 31 %. Там, конечно, победил Алексей Петрович Маресьев, подвиг которого мы знаем со школьной скамьи, и наше поколение его никогда не забудет. Книжку Полевого в свое время читал несколько раз. Но биография военного летчика гласит, что родился он в Саратовской губернии, учился в Московском авиационном институте, работал в Комсомольске-на-Амуре, служил на Сахалине, откуда был переброшен в военное время под Кривой Рог, а подвиг свой совершил в Новгородской области. В советское время Камышин «перевели» из Саратовской в Волгоградскую область, поэтому и аэропорт в Волгограде.

А сколько скандалов на этой почве возникло: взять Калининград, который будет носить имя Елизаветы Петровны, а не Иммануила Канта, потому что патриотическая общественность этого не вынесла, а местные хулиганы закидали краской и памятник, и могилу самого известного (!) человека в этом городе. Дочь Петра обошла, кстати, еще одного маршала Советского Союза Александра Василевского, что говорит только об одном: забыли пользователи интернета свою военную историю. Кстати, сам Петр почему-то стал лицом Воронежа, а не Петербурга, который этот город вообще-то основал. Но там второй тур, поскольку и Пушкин занят, так что, наверное, быть ему с Александром Невским. Или все-таки с Федором Михалычем Достоевским. Или, наконец, с еще одним приличным человеком Дмитрием Дмитриевичем Шостаковичем.

А общественная палата Мурманской области вообще пишет челобитные, что не желает видеть последнего русского самодержца Николая Романова, потому что итоги конкурса были сфальсифицированы. Во всем, говорят, виновата Наталья Поклонская, которая где-то предложила такую идею, и явный победитель – полярник, исследователь Иван Папанин рухнул в один день со всеми своими рейтингами.

За Михаила Васильевича Ломоносова спорили два аэропорта – Архангельск (61 %) и Домодедово (71 %). Победила Москва, хотя, на мой взгляд, ей хватит университета, а имя нужно было отдать, конечно, родине великого ученого. Теперь Архангельск тоже ждет второй тур.

В Красноярске с треском проиграл Василий Иванович Суриков. После смерти Дмитрия Хворостовского его именем уже был назван краевой музыкальный театр, теперь так будет называться и аэропорт. Между искусство прошлого и настоящего выбрали то, что знаем, хотя, наверное, Суриков ближе для пролетарского города.

Аэропорт Краснодар имени Екатерины II. А может просто городу вернуть исконно русское название, которое у него отобрали в 1920 году? Екатеринодар – отличное имя для нового миллионника!

Больше всех повезло Высоцкому. Он приехал в Магадан на один день, 24 марта 1968 года, позднее спел «Потом уложит чемодан и в Магадан, и в Магадан...», и благодарные потомки через полвека отблагодарят самого любимого барда страны.

И спасибо Владивостоку, или местным организаторам, что они не дали победить Николаю Николаевичу Муравьеву-Амурскому, а то было бы очень смешно, если бы два аэропорта страны – Владивосток и Хабаровск – носили одно и то же имя. Кстати, Иркутску нужно памятник поставить этому генерал-губернатору, и желательно без всяких национальных проектов, а потому что он у нас жил, работал и сделал для страны много чего полезного, раз два города (повторюсь) готовы были с его именем улетать и на его имя возвращаться.

И спасибо нам, что Иркутск в этом не участвовал. Чувствуется мне, что мы обязательно устраивали  бы пикеты, спорили бы не только в фейсбуке, привлекали бы какие-нибудь административные рычаги, и полрегиона все равно были бы недовольными. А так просто «вы прилетаете в аэропорт Иркутск». Мы дома, иркутяне! Мы дома со своим Сперанским и Муравьевым-Амурским, Вампиловым и Евтушенко, Ножиковым и Гайдаем. Да, кстати Леонид Иович не победил в Хабаровске. И Бродский нигде не победил, ну тот, который «Я ждал автобус в городе Иркутске». Есть из кого выбрать. Как и день недели. Но мне все равно ближе среда Петрова, и пусть каждый сам формирует свою среду.

                            Алексей Петров, историк, житель Иркутска


05.12.2018

Среда Петрова