Алексей Петров: Как Челентано

Впервые про Челентано в иркутской прессе написали в далеком шестьдесят пятом. Тогда гостем на страницах «Советской молодежи» был журнал «Ровесник», назвавший Адриано бунтарем и немного счастливым с танцами под рок. Его фильмы уже показывали на советском телевидении, поэтому городскому зрителю он, конечно, был интересен.

Путь Челентано был типичен для тогдашней молодежи (хочется сказать, что и для нынешней тоже): двоечник в школе, начинал трудовую деятельность учеником продавца в салоне часов в Милане, а потом он начал подражать актерам выходивших пачками кинофильмов, и тут, как говорится, «чес начался». Все его друзья были просто в восторге, а увидевший итальянца с чувством ритма от рождения импресарио сразу же понял, что деньги где-то рядом, и Челентано уже гастролирует по всей Италии, и у него «зеленый коридор» по все светские тусовки страны. К началу восьмидесятых о нем говорят, как о состоявшейся кинозвезде. Многие его интервью того времени начинались со слов «Я сам себе нравлюсь» или, например, «Я очень красив», и никто не спорил: так оно и было.

В 1983 году в иркутских кинотеатрах с успехом идут шесть фильмов из конкурсной программы Московского международного кинофестиваля. Народ балдеет от итальянской картины «Бинго-Бонго», где у Челентано главная роль, вернее, у пластики нашего героя, а сам он исполняет фрагмент концерта для фортепиано с оркестром Сергея Рахманинова. По итогам года «Восточка» предлагает читателям выбрать кумира, с которым редакция попытается сделать интервью. Из западных звезд иркутский читатель предлагает Адриано Челентано, который к тому времени еще не дал советским журналистам ни одного интервью.

Все мое детство прошло под нашей, советской, песней и мелодиями итальянской эстрады. Фестиваль в Сан-Ремо был крутым семейным просмотром,  в том числе, и потому, что почетным гостем неоднократно был Челентано, когда-то на заре своей карьеры дважды сделавший там фурор. Летом 1987 года он впервые (и единственный раз) приехал в Советский Союз/Россию. Москва радовалась вместе со всеми двумя аншлагами в «Олимпийском», а его фотография с Роланом Быковым публиковалась в иркутской прессе, в том числе. 

Леонид Мончинский в воспоминаниях о гастролях Высоцкого к бодайбинским старателям вспоминал, что Владимир Семенович особенно хорошо пел неаполитанскую песню. Этим хриплым голосом, «орущим, несколько ёрничающим», петь мог только он, но как-то слушая ее с известным тенором, не сдержался, зааплодировал: «Володя, это же Челентано, настоящий живой Челентано!»

Адриано Челентано восемьдесят. Несмотря на то, что он почти не выступает, для многих он остался эталоном на сцене (шестьдесят лет с микрофоном), кино (более сорока картин), примером в семейной жизни (более полувека семейной жизни с прекрасной Клаудией Мори).

Еще в детстве, мальчиком, я всегда представлял себе Россию как сказочную страну. Мне казалось, что в каждом доме топится печка, а вокруг собираются обитатели этого дома, чтобы поговорить о том, о сем. А за окном - снег. В доме потрескивают поленья в печи, и незримо присутствует мудрость. Вот так я всегда представлял себе Россию - край, находящийся в самом центре Земли, где даже войны не смогли убить мысль мудрецов.

Это из интервью итальянца в Москве тридцать лет назад. Вот и сегодня, корпоративы танцуют под Челентано, ценители кино смеются с Челентано, а на музыкальных каналах поют под Челентано:

Я сегодня смешной, небритый и пьяный на всех экранах,

И целовать тебя хочу постоянно, спускаться плавно.

Смешной и пьяный. Воу-о! Как Челентано.

                            Алексей Петров, историк, любитель советской и итальянской эстрады

Фото из открытых источников

Подписывайтесь на наш Telegram-канал

Подписывайтесь на наш Instagram

06.01.2018


Новости партнеров