Издательство «МИФ»

Светлана Домбровская: Без веры театральной жизни не бывает

Театр – это то, что рождает желание думать, ведь он говорит о вечном. В стране более 600 театров, много городов, где есть театры, но нет театральных училищ. Иркутску в этом плане повезло: в городе работает  театральное училище с историей. В нём готовят студентов по четырём специальностям: «актёр драматического театра и кино», «актёр театра кукол», «актёр музыкального театра», «искусство балета». Какое место театр занимает в культурном пространстве нашего города, какие перспективы развития у Иркутского театрального училища и о многом другом, член клуба журнала «Педагогический имидж: от идеи к практике» Татьяна Чередникова обсудила со Светланой Ивановной Домбровской, чутким и неравнодушным директором учебного заведения, среди выпускников которого 11 народных артистов РФ и один народный артист Украины. «Глагол» публикует интервью с сокращением. 

– 2019 год был объявлен в России Годом театра. Какое самое сильное впечатление у вас от Года театра?

– Были замечательные моменты, наши дети были на открытии и закрытии Года театра, выступили очень достойно, половина из тех, кто выходил на сцену на открытии и закрытии, – наши выпускники (70 % актёров Иркутского драмтеатра – это наши выпускники!). И для меня чудо – приезд Светланы Сергеевны Соколовой! Теперь у меня душа за балет спокойна!

– Что Вы можете сказать о роли театра в воспитании юношества?

– В современном мире, когда молодому человеку так нужны ориентиры, а он не очень верит своим родителям, что остаётся? А в компьютере про душу ничего не пишут! Остаётся единственный инструмент – это театр. И для того, кто сидит в зале, и для того, кто играет на сцене. И если девочка сыграла роль Джульетты, то никто и никогда не докажет ей, что любви нет! А в зале? Когда на сцене такие же, как ты, ты веришь! У нас был спектакль о трудной судьбе ребёнка из детского дома, на него мы пригласили старшеклассников лицея № 3, потом попросили написать эссе. Одна девочка написала: «Я пришла домой, обняла маму, и на её вопрос, не случилось ли чего, сказала: “Ничего не произошло, но я поняла, как хорошо, что ты у меня есть!” Мы с мамой обе проплакали полчаса, каждый думал о своём!» Вот такие эмоции дорогого стоят. Для этого и нужен театр.

Театр и для тех, кто в зале, и для тех, кто на сцене, может стать великолепным воспитателем. Если мы этим будем грамотно пользоваться, мы сможем решить очень много педагогических задач. Поэтому я хочу обратиться ко всем педагогам: «Помните, что у вас есть великолепный помощник – театр. Можете пользоваться им, не только посещая спектакли по программе». Я хотела бы обратиться к родителям, чтобы они ни в коем случае не упускали возможности сходить с ребёнком в театр. Мир очень многогранен. И он не замыкается ни переулком, ни мнением одноклассников. Надо расширять этот мир. И театр даёт вам такую возможность.

– Чем для вас является Иркутское театральное училище?

– Чем больше нахожусь в училище, тем больше прихожу к мысли о том, что «вся жизнь моя была зароком свиданья верного с тобой…», что это как раз то место, где я получила знания, опыт, где все, кого я в этой жизни встретила. От Владивостока до нашей крайней западной границы осталось всего три театральных училища: в Новгороде, Казани и у нас, в Иркутске. И было время, когда экспериментировали с системой обучения, многие театральные учебные заведения быстро становились университетами, институтами, а их было около двадцати, они были либо реорганизованы, либо просто закрыты в связи с отсутствием финансирования. И это было колоссальной ошибкой: чем раньше ребёнок начнёт заниматься театральным творчеством, тем больше шансов, что это станет смыслом всей его жизни. Когда к нам приходит взрослый человек (18–20 лет), у него уже столько внутренних стереотипов, столько богатого негативного опыта, что верить в иллюзию уже намного сложнее. А без веры театральной жизни не бывает. И поэтому учащиеся, которые приходят к нам после девятого класса, наиболее открыты процессу, у них есть возможность в театре взрослеть, набираться опыта. Их учат игре, этикету, танцу, сценической речи, сценическому движению, истории, они поют, учат языки (французский и итальянский). Если говорить об Иркутском театральном училище, то я вам хочу сказать, что это уникальное учебное заведение, на мой взгляд, это такое «намоленное» место.

Я почти двадцать лет была начальником управления культуры города Иркутска. Начала работать в 1992 году, не в самое лёгкое время. Но это дало колоссальный опыт. Никакая другая структура его дать не могла, ведь только в процессе преодоления постигается важное. Работая двадцать лет, я знала, что у нас есть такое учебное заведение, как Иркутское театральное училище, но я и не подозревала, какой колоссальный потенциал скрыт в этом учреждении, потому что люди, которые здесь работают, настолько поглощены процессом, что вся имиджевая составляющая для них не имеет принципиального значения. Важно, чтобы им не мешали, у них есть главное дело их жизни. Мне кажется, только так можно получить тот высокий результат, который мы видим здесь. Люди, работающие здесь (30 % из них – это бывшие выпускники нашего училища), знают эту атмосферу, им не нужно объяснять, почему следует работать 24 часа в сутки. Понятий «выходные» и «шестичасовой рабочий день» здесь не существует, потому что у всех здесь такой же жизненный принцип, как и у меня. А у меня работа заканчивается тогда, когда я всё сделала. А пока я что-то не закончила, даже уходя с работы, я об этом думаю, ищу пути решения, я в процессе. Все работают на результат: и педагоги, и дети.

Вы знаете, нас очень часто упрекают: «Почему у вас такой культ студента, все они у вас красивые, умные, гениальные?» Знаете, впереди трудная жизнь, они придут в театр, а там их ждут разные испытания. Так вот у меня твёрдое жизненное убеждение, которое основано на моём личном опыте (я выросла в семье, где папа с мамой очень любили друг друга и нас): если человек вырос в любви, он точно знает, что справится со всеми проблемами. Даже если ему сейчас очень-очень плохо и жизнь стоит вверх ногами, он помнит это ощущение любви и говорит себе: «Ничего, я справлюсь!» Студенты, выросшие здесь в любви и в уважении, постигают профессию и учатся уважать и ценить себя как личность. В училище есть эта домашняя атмосфера. Не случайно у нас есть традиции, они все ориентированы на поддерживание доброго, искреннего отношения друг к другу: все дети здороваются, учащиеся первых курсов узнают, что и как принято делать, всё это воспринимают. Им нравится играть в то, что они все тут братья и сестры, что педагоги – это люди, которые их любят. Культ мастера – это вообще нечто особенное. Люди любой творческой профессии такие слова, как «мастер», «учитель», воспринимают иначе, они сохранили тот смысл, что и раньше был в школе. Когда я училась, для нас сначала был Бог, а потом учитель. И мы тоже стараемся это привить студентам, потому что, если ты мастеру не веришь, из тебя никогда не получится актёр, то есть ты можешь сомневаться, но это всё придёт потом, потом ты будешь режиссировать свою жизнь сам, а здесь ты должен просто верить мастеру и идти вперёд. Я, конечно, должна сказать, что, если в училище попадает инородный человек, не любящий детей, он просто не задерживается здесь. Сама педагогическая среда формирует отношения.

– Расскажите о преподавательском составе училища.

– Все люди, которые работают в училище, являются профессионалами, здесь и главные режиссёры театров, и ведущие актёры, и заслуженные артисты, и преподаватели, имеющие колоссальный опыт. У нас нет позиции «Я такой мастер, который достоин любви, вы меня любите только потому, что я мастер». Но мастер любви достоин! Не просто мастер – это культ, а этот культ соответствует наполняемости этого человека, вот это очень важно. Я, конечно, должна сказать о Александре Булдакове, выпустившем уже очень много курсов, Николае Константинове, который стал заслуженным артистом, когда ему ещё не было тридцати лет, и играл Колчака в одной из первых постановок в Драматическом театре. У нас преподают Анна Фекета, главный режиссёр Музыкального театра, Юрий Уткин, великолепный педагог курса отделения «Актёр театра кукол», главный режиссёр Театра кукол. Вот таким замечательным педагогическим коллективом я горжусь! Люди трудятся, потому что считают это своим долгом.

– Какое место Иркутское театральное училище занимает в культурном пространстве нашего города?

– Во-первых, мы сегодня работаем на своего зрителя. У нас достаточно чёткая и отработанная система, мы имеем договорные отношения со школами, вузами, и благодаря этой работе есть постоянный зритель. Вот пример: начиная с 15 декабря проводим «ёлки». У нас три «ёлки» в день, уже в октябре все дни расписаны. Те, кто приходит к нам раз, становятся нашими друзьями. С одной стороны, это замечательно, с другой – меня постоянно мучает мысль о том, как мало мы делаем из того, что могли бы сделать для города и области. И это всё было связано с нашими техническими возможностями… Зал на 80 мест, здание тесное, старое, эта проблема очень острая.

Когда я сюда пришла, поняла, что учить здесь, как работать, никого не нужно. Они все это умеют делать хорошо. А вот что я реально могла для них сделать, так это создать условия для того, чтобы работа была эффективна и более результативна для них. И я себе такую цель поставила, ведь здание дореволюционной постройки, ему более 100 лет, ситуация была предаварийной. Тогда мы сделали небольшой ремонт. Работать и учиться можно!

– Что вас как директора единственного подобного учебного заведения в Восточной Сибири и Забайкалье беспокоит в первую очередь?

– У меня душа болит за школьный театр. Я несколько раз возвращалась на заседаниях к этой теме, потому что считаю, что театральное пространство формируется не только и не столько театрами, сколько людьми, которые театр любят. В Иркутске таких людей много. Чтобы объяснить, откуда этот театральный дух в Иркутске, всегда привожу такой пример. Когда я жила на улице Степана Разина, у меня была соседка восьмидесяти лет, очень интересная женщина. Она мне рассказывала, что во время войны они, будучи девчонками, живя в Рабочем, парусиновые белые туфельки намазывали мелом, заворачивали в газету (тряпочку), босиком добегали из Рабочего до драмтеатра. У них была бутылка с водой, они в скверике мыли ноги, надевали туфельки и шли в театр, после чего снова босиком бежали в Рабочее. И это было пределом счастья – попасть в театр. Если вспомнить, какие театры у нас были в эвакуации, мы можем понять, что уже там было заложена возможность видеть хороший театр. А самое главное, мы не потеряли зрителя даже во время перестройки! Я должна сказать, что здесь очень умный ход сделал Анатолий Стрельцов, когда стал проводить фестиваль самодеятельных театров «Алые паруса». Он сохранил это театральное пространство, огромное ему спасибо за это, но сегодня этого фестиваля нет. Я убеждена, что эти функции могло бы выполнять Иркутское театральное училище. Потенциал у нас есть. И делать мы это могли бы, но только помещение не позволяет. Пока…

Что меня ещё беспокоит? То, что самые талантливые актёры, которых мы выпускаем, уезжают (почти 2/3) работать в другие города… Это неплохо, но очень бы хотелось, чтобы у них была возможность реализовывать себя в Иркутске. Также волнует то, что в Иркутске сегодня очень мало негосударственных театров. Возьмём Омск, Томск, Новосибирск, Красноярск, там, кроме пяти стандартных театров (ТЮЗа, музкомедии, драмтеатра), есть ещё 5–10 негосударственных студийного плана (молодёжные театры), а в Москве таких театров около сотни… И тогда у молодого актёра есть возможность себя реализовать. А поскольку в наших театрах две-три вакансии, талантливые артисты уезжают… Это досадно. Хотелось бы, чтобы они оставались здесь и на родной земле радовали нас своим талантом. Это было бы замечательно. Сейчас практикуем систему целевых наборов: есть договорённость, что многие выпускники останутся работать в музыкальном театре. На будущий год планируем с Анатолием Стрельцовым набрать целевой курс.

– Здание бывшего кинотеатра «Гигант» передали Иркутскому театральному училищу. Почему было выбрано именно это здание?

– Когда возник вопрос о необходимости нового здания, нам предлагали разные отдалённые от центра города площадки. Поскольку у нас многие педагоги работают ещё и в театре, чтобы им было удобно, чтобы они везде успевали, необходимо было сделать так, чтобы всё было в шаговой доступности. Поэтому, когда я узнала, что область вернула в собственность здание кинотеатра «Гигант», то попыталась сделать так, чтобы здание было закреплено за нами. Как раз в Иркутске стал реализовываться проект «Русский классический балет», инициированный народным артистом Вячеславом Гордеевым, руководителем театра «Русский балет». Так, люди посетили «Лебединое озеро» в архитектурно-этнографическом музее «Тальцы», «Дон Кихот» и были восхищены. Понятно, что Гордеев может сам приезжать, привозить звёзд, но это не может продолжаться бесконечно. Встал вопрос о возможности обучения наших детей, есть положительный опыт в Нижнем Новгороде (училище имеет балетное отделение). Тогда мы и получили здание бывшего кинотеатра. Пути назад не было, и в 2017 году нужно было набрать первый курс. Передо мной стояли три задачи: где учить детей, пока нет подготовленного помещения, где они будут изучать общеобразовательные предметы, а самое главное – как получить лицензию. Благодаря правительству Иркутской области и службе по контролю и надзору в сфере образования, которая курировала нас, было найдено решение: заключить договоры с музыкальным театром, со школой № 14, и в августе мы получили лицензию. Директор школы Людмила Тучкова – человек очень позитивный, хорошо видит перспективу. Она всё взвесила и сказала: «Будем танцевать». И вот мы уже два года вместе, у нас существуют два балетных класса, был открытый урок. Второй класс недавно участвовал в межрегиональном фестивале и получил Гран-при по направлению «Классический танец». Сейчас у нас есть педагог, которая приехала с Украины. У неё прекрасное образование, она окончила Вагановское училище как балерина, семь лет танцевала в театре, прошла переподготовку, окончила консерваторию имени Мусоргского по направлению «Режиссура балета», до 2014 года танцевала в Одесском театре оперы и балета. Я счастлива, что она у нас есть. Вообще я по образованию педагог и очень уважительно отношусь к этой профессии, понимаю, что говорить плохо об образовании может только тот, кто не понимает, какие проблемы и трудности внутри образовательной деятельности существуют сегодня, а я их чувствую и знаю. Если бы все знали, как педагогам трудно работать… С одной стороны, долг, с другой – обязанность, а посредине – ребёнок, который вообще-то не очень хочет тебе подчиняться, а ты должен и долг выполнить, и ещё душу вложить в эту деятельность. Те, у кого это получается, – это золотой фонд нации.

– Каковы дальнейшие перспективы у театрального училища?

– Сейчас «строим» «Гигант», вошли в стадию реконструкции. Меня радует, что всё идёт по плану, что все возникающие проблемы решаемы. На сегодня есть экспертное заключение, и мы в первом квартале отдаём на конкурс проект реконструкции. Если всё пойдёт, как мы планируем, то к 2021 году у нас будет проект, в 2022–2023 годах проведём реконструкцию, а в сентябре 2023 года въедем в новое здание. Хочу подчеркнуть, что мы не говорим о том, что это будет просто новое место, куда переедут театральное училище и балетное отделение. Это будет новый тип учреждения, ставящий задачей вносить качественный вклад в улучшение театрального пространства региона. У нас будет идти наш учебный процесс, балетный учебный процесс, мы берём на себя все вопросы, связанные с открытием молодёжного театра. Там будет репертуарный молодёжный театр, построенный по принципу «Табакерки». Актёрами станут наши выпускники разных лет, право получения площадки будут иметь негосударственные молодёжные театры. Площадка должна стать общей для всего молодого театрального движения. Этот театр со своим директором, режиссёром, штатом откроется вместе с переехавшим училищем. Первые пять - шесть лет он просуществует под крышей Иркутского театрального училища, а если станет самостоятельным, то сможет уйти и в свободное плавание.

Второе – это самодеятельные театры всех уровней (школьные, студенческие, театры взрослых). Для них будут доступны студия звукозаписи, пошивочная мастерская, библиотека, где окажут помощь в подборе пьес, порекомендуют театральных художников. Техническая помощь будет оказана всем. Мы планируем проводить фестиваль «Алые паруса», собираемся осуществлять большую методическую работу, заниматься дополнительным образованием. В фестивальные дни будут работать школы обучения по направлению руководителей этих коллективов, мастер-классы по гриму, сценическому движению, речи. У нас есть лицензия, мы можем это делать, но нам пока негде. В новом здании такие возможности появятся, откроем музей театра. Планов много. концепция написана, собираемся её обсуждать в общественном поле, в театральном пространстве. Дай Бог, чтобы на все это у меня хватило сил и времени!

Педагогический имидж: от идеи - к практике

Подписывайтесь на наш Telegram-канал

06.03.2020


Новости партнеров

Театральная жизнь