03 декабря 2022
11:19

Как поживает медицина северных городов Иркутской области

07 ноября 2022

Возможности северной медицины ярко проявились во время спасения военного комиссара Усть-Илимска и Усть-Илимского района Александра Елисеева. Об этом Екатерина Анисимова на портале "Наш север". "Глагол" публикует текст с сокращениями.

Медицина

Военком получил ранения в оба легких и поясничную мышцу, медики обнаружили многооскольчатые переломы ребер и сломанную ключицу. Через двадцать минут после ранения Александр Елисеев уже находился на операционном столе: кровотечение в грудной клетке остановили, ранения в легких ушили, давление удалось поднять до стабильных цифр, проведена ревизия органов брюшной полости. За каждым действием усть-илимских медиков стояли ведущие специалисты иркутского минздрава. 

Позже в Усть-Илимск вылетела бригада Иркутского областного центра медицины катастроф. Из-за нелётной погоды в Усть-Илимске борт сел в Братске. Травматолог, торакальный хирург, анестезиолог и реаниматолог добирались в больницу Усть-Илимска на автомобильном транспорте.

Тяжело раненого Елисеева бортом санавиации доставили в иркутскую областную клиническую больницу. Спасти усть-илимского военкома для системы иркутского минздрава было вопросом чести. Но по факту на равноценный объем услуг может рассчитывать практически любой житель севера Иркутской области.

Лечение без прикосновения

На любой северной территории у медицины есть три основных составляющих. Это диспансеризация, когда в отдаленный поселок раз в год приезжает десант врачей с рентгеном. Это консультации «врач - к врачу» в формате телемедицины, к которой прибегают доктора небольших районных больниц, когда к ним попадает очень тяжелый пациент. И «летающие скорые помощи» - когда жителю отдаленного поселения становится очень плохо, за ним прилетает борт санавиации и эвакуирует в ближайшую районную больницу, где есть врачи, оборудование и телемедицина с Иркутском.

Главврач Мамско-Чуйской районной больницы Олег Варламов (на фото) перечисляет состояния, когда можно воспользоваться санавиацией - тяжелый ковид, инсульт, инфаркт, неотложные состояния: "Подлежит ли человек транспортировке, перенесёт ли перелет или его необходимо оставить на территории и лечить под контролем специалистов из Иркутска также решается с помощью телеконсультаций. За последний год, например, три раза прилетали".



Бодайбинский мэр Евгений Юмашев в тяжелом состоянии с 75 % поражения легких отказался от борта санавиации и доверил свою жизнь бодайбинским врачам. Почти трое суток главный врач Бодайбинской РБ Денис Кернер находился в крайней степени тревожности: прогноз для жизни мэра был неоднозначный. Спустя неделю Юмашев пошёл на поправку.

Телемедицина даёт местным врачам большие возможности. Людям из отдаленных мест с населением меньше трех с половиной тысяч человек никогда не откажут в иркутском минздраве. Сложный случай жителя поселка Мама всегда будет рассматривать внештатный специалист минздрава - акушер, хирург, онколог или фтизиатр. Такие территориальные особенности у местной медицины.

Или Киренск с населением 17 300 человек, центр севера, где самолеты уже не садятся на твердое покрытие, а дождь может отрезать от цивилизации целые районы. Центром здравоохранения Киренск делает филиал отделения медицины катастроф со штатным анестезиологом и двумя фельдшерами, которые на вертолёте готовы вылететь в любое поселение Катанги, Мамско-Чуйского и Бодайбинского районов и даже в Усть-Кутский район.

Центральная районная больница Киренска - самая большая и мощная на севере. Среди 43 специалистов в штате больницы есть даже уролог, неположенный для больниц первой категории (предусмотрен на 30 тысяч населения) и ревматолог (на 50 тысяч). Главврач Алексей Михайлов гордится, что может обеспечить своему персоналу среднемесячную зарплату в 107 тысяч рублей. Совместителей единицы: три врача из штата Центра медицины катастроф и один участковый, который дополнительно работает на 0,5 ставки педиатра.

Такая роскошь недоступна главврачу Мамско-Чуйской районной больницы Олегу Варламову, у которого 12 врачей и больше половины из них совмещает смежные специальности: терапевт работает врачом функциональной диагностики, хирург владеет навыками работы на эндоскопическом оборудовании. Средняя ежемесячная зарплата - 117 тысяч рублей, а других людей у Варламова просто нет. Два терапевта, анестезиолог, гинеколог, хирург, невролог, педиатр, стоматолог, бактериолог, инфекционист, врач лаборатории и 82-летний эндокринолог работают десятилетиями. Недавно скончался эндокринолог, и Варламов столкнулся с необходимостью привлечь нового специалиста. Для молодого врача из резерва минздрава подготовлена благоустроенная квартира, а бюджет компенсирует оплату коммунальных услуг.

Врачу на счет сразу же поступит 1 млн рублей по программе “Земский доктор”, для детей забронированы места в детском саду и школе. Но все блага совсем не являются гарантией того, что доктор на долгие годы станет частью маленького коллектива. Говоря о будущем, главврач Варламов стучит по дереву, чтобы не сглазить.

Выращивать или привозить?

Главврач Бодайбинской ЦРБ Денис Кернер (на фото) - профессиональных хэдхантер. Его утро начинается с чашки кофе и просмотра резюме на тематических ресурсах. Он знает, в каком регионе России оказался свободным специалист, какого уровня и квалификации. Он ведет переговоры, и зачастую найденный специалист соглашается на работу в маленьком северном городе.

Когда Кернера спрашивают, почему в больнице нет аллерголога, он объясняет, что больница в Бодайбо – медучреждение первого уровня, и аллерголог - это специалист, должность которого не предусмотрена штатным расписанием. Но если таковой изъявит желание приехать и работать в Бодайбо, его примут с распростертыми объятиями.

Топовая шутка главного врача: “Я поменяю штатное расписание, чтобы принять на работу аллерголога. Но как объяснить жителям, что взять на работу, например, пластического хирурга или гематолога, я не смогу ни при каких условиях?”

Коллектив больницы - большая семья Дениса Кернера. Однажды он привел в неё невролога из Киргизии, которую очень долго зазывал на работу. Врачу понравился высокогорный Бодайбо. Семью с тремя детьми сразу поселили в трехкомнатную ведомственную квартиру, детей – в детский сад. Зарплата у приехавшего доктора - 120 тысяч в месяц. Но не всегда в семье врачей муж или жена являются единомышленниками. Мужу доктора хотелось в большой город, и семья переехала. Сейчас бывший лучший невролог Бодайбо работает на две ставки. И дети дома её практически не видят: в большом городе жизнь очень насыщенная.

Главврач Киренской ЦРБ Алексей Михайлов придерживается принципа, что медицинские кадры нужно «выращивать». Со школьникам проводят профработу, отправляют на целевое обучение и ждут обратно. Будущего офтальмолога Настю заметили в девятом классе, она поступила в иркутский медуниверситет, больница оплатила ей обучение с 1 по 6 курс, а потом и ординатуру.

Ревматолог - тоже уроженка Киренска. Благодаря ей к ревматологу ездят из Катангского, Казачинско-Ленского и даже Нижнеилимского районов. Михайлов с уверенностью смотрит в будущее, которое все больше зависит от размеров муниципального жилого фонда.

Проклятье северных территорий

Четырнадцать медиков, желающих приехать в Бодайбинскую районную больницу, для которых в городе нет жилой площади, были самым убойным аргументом на муниципальных выборах. Конкуренцию за бюджетников выигрывает муниципалитет с самым большим муниципальным жилым фондом, цены на жилье - это проклятье северных территорий.

Деньги людей - это возможности для развития: в Киренске, например, нет проблем с аптеками, там присутствуют не менее четырех аптечных сетей. А в Бодайбо аптека одна с небольшим ассортиментом и работает до семи часов вечера. Поэтому доктор Кернер со всеми летящими и присылающими почту передает своим пациентам дефицитные лекарства. Такая специфика территории.

С другой стороны - деньги этих же людей делают цены на жилье запредельными. Аренда однокомнатной квартиры - от 25-35 тысяч рублей, и это далеко не новостройка. Строят мало, в основном, по госпрограммам. Новое жилье - головная боль муниципалитетов, которые раньше злоупотребляли жилищными сертификатами. Люди получали деньги и уезжали с северов, покупая квартиры в Иркутске или Красноярске. 

Сейчас стараются строить жилье на территории. И тут самый лучший пример Бодайбо, где за несколько лет появились 64 новые квартиры для бюджетников. Главврач Киренской ЦРБ Алексей Михайлов (на фото) готов предложить компенсацию стоимости аренды семи квартир и горячее желание решить эту проблему в обозримом будущем. Проблемы с жильем нет в Мамско-Чуйском районе - в поселке Мама молодых специалистов ждет муниципальный фонд благоустроенных квартир и необходимые запасы лекарственных препаратов. Но интернет в Маме исключительно спутниковый, и скорость передачи данных не всегда позволяет передавать по защищенному каналу связи даже снимки современных цифровых ренгеновских аппаратов. Главврач должен искать специалиста, который не только посвятит жизнь северу, но и добровольно откажется от интернета.

Север - это место, где цивилизация живет вопреки законам логики, отвоевывая у тайги каждый квадратный метр пространства для жизни. То, что в больших городах кажется обычным (например, купить таблетки после 8 вечера), на северных территориях можно приравнять к подвигу. Каждый главврач  старается дать квалифицированное медицинское обслуживание каждому независимо от пола, возраста и места проживания. И для этого применяются все возможные коммуникации: телеконсультации и “летающие скорые” и другие особенности медицины на суровом севере.

Екатерина Анисимова, Наш север. Фото: Кирилл Шипицын.

Возрастное ограничение: 16+

В наших соцсетях всё самое интересное!
Ссылка на telegram Ссылка на vk
Читайте также