"Семь Симеонов": тридцать лет спустя

8 марта 1988 года иркутский джаз-бэнд «Семь Симеонов», гремевший тогда на весь Советский Союз, захватил самолет, летевший из Иркутска в Ленинград, в попытке вырваться из страны. Операция, проведенная спецслужбами, оказалась неудачной. Старшие братья и их мать покончили с собой, подорвав самолет. Еще двое из числа преступников попали в тюрьму. 

"Глагол. Иркутское обозрение" перелистал газеты тех лет и современные сайты, вспомнив события тридцатилетней давности. 

Овечкины по советским меркам были весьма необычной семьёй - 11 детей тогда было огромной редкостью. Нинель Овечкина официально носила звание матери-героини и имела соответствующие льготы. В семье было семь сыновей и четыре дочки, причем разница между старшими и младшими детьми составляла 17 лет. Последнего ребёнка Нинель родила, когда ей было уже за сорок. Отец семейства отличался дурным характером и склонностью к употреблению алкоголя. В этом состоянии он порой угрожал ружьём, и дети, будучи подростками, неоднократно били отца "в рамках самообороны". До известных событий он не дожили, умерев в 1984 году.

Нинель Овечкину нельзя назвать баловнем судьбы. Её отец погиб на фронте, мать была застрелена сторожем, когда пыталась выкопать несколько картофелин на колхозном поле в голодные военные времена. В 6 лет Нинель осиротела и воспитывалась в детдоме. Незадолго до совершеннолетия её забрал к себе двоюродный брат, который был старше неё. А вскоре она вышла замуж. Позднее она работала продавщицей в винно-водочных магазинах, иногда приторговывала на рынке. Всех дочерей она также ориентировала на торговлю, а вот сыновьям прививала музыку. Многие называли Нинель главой семьи, ведь все заботы по дому и устройству детей лежали на её плечах. Соседи рассказывали, что она была весьма требовательной женщиной, но не жестокой. На детей никогда не повышала голоса, но вместе с тем её распоряжения выполнялись беспрекословно. Дети относились к ней с большим уважением, никто не гулял по дурным компаниям, не пил алкоголь (видимо, отца хватало) и не имел приводы в милицию. 

Трое старших братьев занимались в музыкальном училище с детства. Однако идея создания семейного музыкального ансамбля возникла после того, как в училище были записаны самые младшие Овечкины. Ее озвучил Василий. Это был 1983 год. Особенностью ансамбля было то, что каждый из братьев играл на своём инструменте. 21-летний Василий на ударных, 19-летний Дмитрий на трубе, 16-летний Олег на саксофоне, 14-летний Александр на контрабасе, 12-летний Игорь на фортепиано (по характеристике преподавателей, он единственный из братьев обладал абсолютным музыкальным слухом и считался главным талантом группы вместе с Михаилом), 8-летний Михаил на тромбоне и 4-летний Сергей на банджо.

Такие семейные ансамбли в своё время были очень популярны в западных странах, но в СССР они всё же были диковинкой. Звездами коллектива были самые маленькие участники группы. В 1984 году состоялось дебютное выступление ансамбля на сцене Гнесинского училища. Коллектив юных музыкантов быстро завоевал популярность среди советского населения - Овечкины много гастролировали, о них писали в прессе, снимали кино. В 1985 году «Симеоны» давали концерты на джазовых фестивалях в Москве, Тбилиси, Кемерове, Риге. Они выступали на Всемирном фестивале молодежи и студентов, телевизионной программе "Шире круг". Популярность братьев немного улучшила финансовое положение Овечкиных, в 1986 году городские власти выделили им две трехкомнатные квартиры. Два старших брата поступили в Гнесинку. 

В 1987 году «Симеоны» побывали на гастролях в Японии. Там им предложили контракт, но мальчики не рискнули принимать такое решение самостоятельно, без матери - в поездках их обычно сопровождала сестра Ольга. В Японии они испытали настоящий культурный шок. Братья успели заметить, что труд в капиталистических странах оплачивается по совсем другим расценкам. Наслушавшись о заоблачных гонорарах знаменитых джазменов, они стали мечтать о десятках тысяч долларов за выступление. Словом, у молодых Овечкиных начался настоящий психоз, вызванный желанием во что бы то ни стало уехать из СССР. Вариант с бегством во время заграничных гастролей в любом случае отпадал, поскольку в полном составе семья на них не выезжала. Сёстры не числились в ансамбле и не могли выехать вместе с ним. Просто эмигрировать было также невозможно. Оставался только один вариант, и они его нашли.

Главным инициатором побега был третий по старшинству брат - Олег. Его поддержали остальные старшие братья, а следом и мать. Готовились к преступлению они серьёзно. Распродали большую часть своих вещей, купили нарядные костюмы, через знакомых достали несколько ружей якобы на охоту. Звукорежиссёр группы помог им с боеприпасами и порохом. Братья также смастерили несколько слабеньких взрывных устройств. Тем не менее это были настоящие бомбы, а не муляжи. Овечкины были настроены крайне серьёзно. Оружие решено было спрятать в футляре от контрабаса. Во время гастролей они заметили, что футляр не умещается в рамки интроскопов в аэропортах и его разрешают проносить практически без досмотра. Тем более что речь идёт о детях. В футляре было обустроено второе дно, в которое братья сложили обрезы, сделанные из ружей, и самодельные бомбы.

На семейном совете было решено, что за границу будут бежать все 11 членов семьи. Двенадцатая - старшая дочь Людмила к тому моменту вышла замуж  и давно жила своей жизнью.

8 марта 1988 года Овечкины вместе с матерью сели на борт самолёта Ту-154, выполнявшего рейс по маршруту Иркутск - Курган - Ленинград. Как и ожидалось, никаких проблем при досмотре не возникло, сотрудники службы безопасности удовлетворились тем, что попросили открыть футляр, и двойного дна не заметили.

На борту, помимо Овечкиных, находилось ещё 65 пассажиров. После дозаправки в Кургане, когда самолёт набрал высоту, один из старших братьев передал бортпроводнице Васильевой записку, адресованную командиру экипажа. В ней содержалось требование немедленно изменить курс и лететь в Лондон, в противном случае они угрожали взорвать самолёт.

Пока бригадир бортпроводников передавал послание командиру судна, Овечкины устроили небольшой затор у туалета в хвостовой части самолёта, после чего достали оружие и объявили пассажирам, что они теперь являются заложниками.

Командир воздушного судна не собирался упорствовать и был согласен выполнить требования преступников, чтобы не подвергать риску жизни пассажиров. Но их желание было невыполнимо. Топлива самолёта хватало только на полёт до Ленинграда, в лучшем случае - до Хельсинки. Экипаж самолёта не имел опыта международных рейсов, не знал маршрута и воздушных коридоров, не владел английским. 

Бортинженер отправился в салон убеждать Овечкиных в необходимости смены маршрута, и они согласились. 

В это время было принято решение под видом Финляндии посадить самолёт на военном аэродроме Вещево. Но Овечкины быстро поняли, что их обманули, увидев увидев русские надписи на бензовозе. Они попытались прорваться в кабину пилотов, выломав её дверь и угрожая начать убивать заложников.

С огромным трудом бортпроводникам удалось убедить Овечкиных, что сейчас будет произведена дозаправка и самолёт полетит дальше. В истерике Дмитрий Овечкин застрелил стюардессу Тамару Жаркую. Напряжение было высочайшее. Наземные службы сознательно тянули время, ожидая прибытия штурмовой группы из ленинградских милиционеров. 

Самолет долго заправляли, тянув время. Овечкины нервничали и выдвинули ультиматум: если через пять минут самолёт не взлетает... Тем временем под прикрытием заправки самолёта, в кабину пилотов пробрались незамеченными двое вооружённых милиционеров. Они врываются в салон, предполагая, что Овечкины не решатся применить оружие. Однако они просчитались. Началась безумная пальба, и лишь по случайному стечению обстоятельств никто не погиб.

Пока шла перестрелка к милиционерам прибыла подмога, которая попыталась прорваться через люк в хвостовой части. Овечкины отстреливались, ранив двух милиционеров. Поняв, что их план побега провалился, они решили покончить с собой - Василий (26 лет), Дмитрий (24 года), Олег (21 год) и Александр (19 лет) застрелились. Один из братьев застрелил и мать по её приказу. 

Из-за задымления пассажиры ринулись из самолёта, спасая свои жизни. Но на земле их были палками милиционеры. Позднее они оправдывались тем, что среди пассажиров могли быть и беглецы-террористы, поэтому было решено колотить всех подряд. Три пассажира погибли, задохнувшись от дыма. 15 пассажиров получили травмы разной тяжести после прыжков с высоты. При попытке выбраться из самолёта был ранен в ногу 9-летний Сергей Овечкин. 

Столь катастрофические потери в результате штурма объясняются тем, что группа захвата состояла из простых милиционеров, совершенно не подготовленных к подобного рода операциям. Это была в чистом виде импровизация. В СССР существовала группа "Альфа", подготовленная специально для подобных ситуаций. В 1983 году группа грузинской "золотой" молодёжи пыталась угнать самолёт за границу, и в результате грамотных действий "Альфы" во время штурма не пострадал ни один пассажир. Однако она находилась в Москве, и, пока она летела в Вещево, штурм уже начался силами милиции. Когда бойцы элитного подразделения прибыли на место, самолёт уже догорал.

Уголовное дело Овечкиных составило 18 томов. Перед судом предстали только Игорь и Ольга - как единственные подлежащие по возрасту уголовной ответственности организаторы теракта. Младшие братья и сестры давали показания. Присутствовала на суде и старшая дочь Людмила, которая жила отдельно и даже не подозревала о готовившемся теракте. Игорь получил восемь лет, а Ольга - шесть лет лишения свободы.

Судьбы уцелевших членов семьи сложились весьма трагично. Игорь в колонии продолжал заниматься музыкой, создал тюремный оркестр. После четырёх с небольшим лет заключения он был досрочно освобождён. После этого работал музыкантом в различных ресторанах, много пил, позднее пристрастился к наркотикам. После выхода фильма "Мама" в 1999 году, поставленного по их истории, грозился подать в суд, однако вскоре сам оказался за решёткой и погиб в СИЗО при неясных обстоятельствах.

Ольга освободилась из тюрьмы через четыре года. Работала продавцом на рынке, имела проблемы с алкоголем. В начале нулевых сошлась с работником шиномонтажной мастерской, который в 2004 году убил её в пьяном угаре.

Самый младший из Овечкиных - Сергей - трижды пытался поступить в музыкальное училище в Иркутске, но, по его словам. ему отказывали из-за фамилии. Преподаватели же заверяли журналистов, что всё дело в отсутствии таланта. Некоторое время он работал музыкантом в ресторанах, с конца 90-х о нем ничего не известно.

Ульяна, которой на момент захвата было десять лет, также не устроилась в жизни. Имела проблемы с алкоголем, предпринимала попытки свести счёты с жизнью. После одной из таких попыток, когда она бросилась под машину, стала инвалидом. Татьяна (14 лет на момент захвата) вышла замуж и жила обычной жизнью. Изредка встречалась с журналистами.

Единственным, кому удалось исполнить семейную мечту и выехать за границу, оказался Михаил, считавшийся самым талантливым участником ансамбля. Он закончил училище искусств, а его однокурсником был Денис Мацуев. Позднее Михаил уехал в Петербург, окончил институт культуры, сотрудничал со многими джазовыми коллективами. В начале 2000-х уехал в Испанию, где стал участником достаточно известного джазового коллектива Jinx Jazz Band, знаменитого своими уличными выступлениями в Барселоне. Несколько лет назад он перенёс инсульт, после чего лишился возможности играть и живёт в местном доме инвалидов.

Самая старшая сестра Людмила, не участвовавшая в захвате и даже не знавшая о нём, взяла на себя воспитание оставшихся младших братьев и сестёр, а также ребёнка Ольги. В настоящее время на пенсии.

История одного из самых известных иркутских музыкальных коллективов закончилась трагедией, о которой говорили много лет. Сейчас во время джазовых фестивалей о нем почти не вспоминают. Такой совсем не музыкальный конец у этой истории. 

По материалам Евгения Антонюка и Аллы Сальковой. Фото из открытых источников. 

Подписывайтесь на наш Telegram-канал

08.03.2018


Новости партнеров