Издательство «МИФ»

Иркутяне вспоминают Сергея Юрского

Вчера ушел Сергей Юрский. Народный артист России относится к числу тех актеров, которых обожали зрители всех возрастов. Его фильмография насчитывает более 150 амплуа. Поскольку Сергей Юрьевич, несмотря на свои восемьдесят три, продолжал много работать в театре и кино. Поэтому новость о смерти Сергея Юрьевича шокировала его многочисленных поклонников.

 «Глагол» напоминает, что впервые Сергей Юрский был в Иркутске в июне 1987 года. Тогда с большим успехом прошли гастроли театра Моссовета. Все билеты были раскуплены задолго до приезда театра, в составе которого тогда блистали Георгий Тараторкин, Ольга Остроумова, Ростислав Плятт, Георгий Жженов и, конечно, Сергей Юрский.

На сцене театра шел спектакль «Тема с вариациями». Это была режиссерская работа Сергея Юрьевича. Кроме того, он в спектакле играл сразу троих - молодого юриста Игоря Михайловича, соблазнителя и судьи из новеллы Боккаччо. Юрский появляется не позже и не раньше положенного времени - энергичный, деловитый, подтянутый, он отдал распоряжения бутафорам, что-то насмешливо говорил костюмерше, оглядывал себя в зеркале, расслаблял узел галстука... Сергей Захарян писал тогда в «Восточке»: Юрский ближе к финалу перестал поправлять грим, выключил лампу над столиком и гримуборной у левой кулисы; затем, кажется, и столик унесли. И на аплодисменты, как бы нарушая правила игры, актер выходит в гриме. Юрский не расстается со своим героем: столько в нем уже после спектакля, на аплодисментах, угловатой галантности, столько бережного внимания, столько достоинства, одиночества и любви. Атмосфера, рожденная за три часа, продолжала свое действие.

А впервые о Сергее Юрском написали в иркутской прессе за двадцать лет до этого: 27 января 1967 года в «Советской молодежи» вышла статья о фильме «Республика ШКИД», в котором «всех затмевает экспрессивная игра Сергея Юрского. Поначалу его не принимаешь. Взволнованная скованность персонажа воспринимается скованность актера. Зритель не успевает понять и оценить обрушивающийся на него каскад великолепных импровизаций. В игре Юрского не ощущается дублей».

В творческой биографии Сергея Юрского есть и иркутский проект, вернее, фильм по пьесе черемховского драматурга Владимира Гуркина. Режиссер фильма, снятого в 1984 году, Владимир Меньшов вспоминает: «На площадке он не был мэтром, он был хулиганистым и смешным. По возрасту надо было бы брать подходящего актера. А мы придумали, что эту роль деревенского старика может сыграть Юрский, которому тогда и 50 еще не было. Для съемок Сергея Юрьевича приходилось гримировать два часа, накладывая ему возрастной грим». Однажды во время перерыва Юрский зашел в местное кафе вместе с другими актерами, но его не пустили в зал, приняв за пьянчугу. Дело спас Меньшов, рассказав персоналу, что на самом деле это известный актер в гриме. Худсовет критически принимал игру Юрского, считая, что этот образ пьянчуги порочит человека. Но Меньшов сопротивлялся и насмерть стоял за реалистичность этого деревенского жителя, который в итоге стал одним из любимых героев.

Иркутские почитатели таланта Юрского вспоминают о своих встречах с актером. «Глагол» собрал в социальной сети Facebook несколько интересных историй.

Социолог Михаил Рожанский:

Первый раз могу датировать точно весной 1980 года. Моя однокурсница приехала в Москву на стажировку как комсомольский работник из провинции. И мне перепал пригласительный билет на какой-то вечер в жанре «устного журнала» для комсомольского и партийного актива того самого района, в который входил театр Моссовета, а Юрский только что поставил первый свой спектакль в театре Моссовета. И он выступал в программе этого устного журнала. Юрский вышел на сцену и сказал, что у него есть тезисы о современном театре, и он хотел бы их озвучить. Озвучивал он свои тезисы в недоуменной тишине и, казалось, он понимал, что иначе быть не может. Тезисы были глубоки и принципиальны. Их выстраданность и неслучайность были очевидны. Но то, что помню: зал театра Маяковского (а вечер был там) как социальное пространство, зрители находились в невидимой мне, но ощутимой кожей иерархии. Иерархия эта воплотилась в каком-то интонированном молчании. Шиканья и реплики недовольства были невозможны, поскольку молчали те, кто должен был первым выразить отношение. Так и были произнесены Юрским его тезисы - без реакции слушателей. Но зачем-то произнесены. Не думаю, что рассчитывал быть услышанным. Но уверен, что он считал нужным это сделать.

И еще одна история, август 1990 года. Мы живем в Париже. Наши друзья, как и все парижане, на август покидают город. Но благодаря этому, мы чуть ли не каждый второй вечер ходим в гости к великому историку Моше Левину, который тоже приехал на август в Париж поработать, потому что в августе можно жить в квартире у своих друзей, не стесняя их. Они же парижане и в августе покидают город. И однажды вечером Моше с порога объявляет, что жаль, что мы не пришли накануне, поскольку накануне у него была актерская семья - Он, Она и дочка на актрису учится. «Он - очень-очень умный человек. Они из Ленинграда, но живут в Москве. Я недавно с ними познакомился, не помню фамилию». Фамилию сразу произношу я: «Сергей Юрский?» «- Да-да, Сергей. Жаль, что вчера не пришли. Был очень интересный разговор».

Мне, кажется, ни тогда не было жаль, ни сейчас. Ни воспоминаний о встречах с великими, ни автографов, ни визиток никогда не коллекционировал. С питерскими интеллигентами и сейчас не очень умею общаться, к сожалению, а тогда точно угодил бы в какую-нибудь натужность и искусственность. Но благодаря тому несовпадению предельно точно знаю, кто для меня Сергей Юрский. Есть гениальные актеры, есть умные актеры, есть любимые актеры. Сергей Юрский - очень-очень умный человек. Один из умнейших современников, который был актером. Прекрасным и любимым.

Редактор телевизионных программ Наталья Дятлова:

В октябре летела в Австрию к деткам, ждала посадку на самолёт. Подошел мужчина, спросил меня: «Здесь посадка на Вену будет?»

Поднимаю глаза и вижу - это Юрский! Садится рядом, разговариваем. Летел на концерт.

Объявили посадку. Помогла подержать его портплед, пока он билет доставал. Вместе прошли в самолёт. Он остался в бизнес-классе, я дальше в салон. Пожелали друг другу счастливого пути.

Фото В. Белевича, Советская молодежь (1987)


Aliexpress WW

09.02.2019

Театральная жизнь