Оксана Костина: продолжение

11 февраля 1993 года погибла Оксана Костина, самая яркая спортсменка Иркутска тех лет, абсолютная чемпионка мира по художественной гимнастике. Два дня назад "Глагол. Иркутское обозрение" опубликовал небольшие фрагменты воспоминаний ее тренера Ольги Буяновой о первых шагах в большой спорт. Текст от заслуженного тренера России вызвал интерес читателей, поэтому сегодня, с любезного разрешения информационного агентства "Байкал-информ", мы выбрали еще один небольшой фрагмент.

В 1986 году Буянова знакомится с руководителем «Театра пилигримов» Владимиром Соколовым, начинается их совместная работа. В маленьком подвальчике в центре Иркутска произошел уникальный эпизод: не упражнение ставилось под музыку, а музыка создавалась под гимнастку. Оксана танцевала, а Володя играл – сочинял музыку на ходу. Там родился этот знаменитый фрагмент ее выступления с мячом – когда Оксана танцевала под звуки саксофона.

Мне всегда хотелось найти что-то свое в гимнастике. Свою спортсменку, свою музыку. Больше всего я любила классику, но на соревнованиях звучало одно и то же – Рахманинов, Шопен, Моцарт. Однажды, проходя по улице Ленина в Иркутске, я увидела надпись «Театр пилигримов». И услышала музыку из подвальчика. Она мне показалась очень интересной, я постояла, послушала и решилась зайти внутрь. Там репетировали музыканты. Они играли рок – это непривычно для меня – но исполняли его очень интересно, завораживающе. И я увидела их маэстро – он был в черном костюме, весьма элегантен. Решилась подойти к нему. Голубые глаза и язвительный тон – вот что больше всего запомнилось мне от нашей первой встречи с Володей Соколовым.

Он согласился поработать с нами – это было полной неожиданностью. Володя казался мне таким строгим, человеком с другой планеты, эрудированным, образованным (так оно, конечно, и есть, но тогда Соколов казался мне человеком, до которого никогда не дорасти, даже рядом не встать).

Наша встреча оказалась огромной удачей для Оксаны. Мы действительно написали прекрасную музыку. Я говорю «написали», потому что я со всем своим незнанием этого вида искусства иной раз требовала поставить в определенном месте музыкальную точку или переписать концовку. Он назвал меня Ольга Диктаторовна. Так оно и было.

Когда я слышала звуки его музыки – передо мной уже вырисовывались Оксанкины движения. Музыка оказалась удивительная, под нее было здорово составлять творческие номера.

Когда мы заканчивали работу над упражнением, я приглашала Анатолия и Витольда, они садились в качестве экспертов, выходила Оксана, делала упражнение. И я смотрела на них: если я видела слезу в их глазах, в глазах мужчин, или они застывали и не говорили ничего, просто смотрели, – я чувствовала их реакцию и знала: да, это шедевр. Вот по ним – людям, которые не знают элементов или особенностей техники, – по ним я угадывала, какое впечатление произведет наш номер на публику и судей. И это всегда работало. Я стремилась сделать такое упражнение, которое было бы понятно любому человеку, пришедшему в зал, и не важно, впервые ли он видит номер художественной гимнастики или посвятил ей всю свою жизнь.

Тренер должен быть творцом, ведь неспроста наш вид спорта называется ХУДОЖЕСТВЕННАЯ гимнастика. Любое упражнение – это произведение искусства, оно знакомит зрителей с прекрасным – с человеческим телом и его возможностями, с магией танца, с музыкой. Ребенок – это глина, из которой мы – скульпторы – лепим свое творение, рисуем упражнение конкретно для каждого ребенка, где каждая точечка, каждый взгляд переплетается с аккордами музыки.

И вот это все – наша с Оксаной музыкальность, великолепный талант Соколова, прекрасная физическая подготовка и педагогика моего мужа, серьезная опора на надежного внимательного доктора – все это воссоединялось и давало неожиданный бешеный результат.

Но к тому времени Оксане исполнилось уже 16. На союзных чемпионатах мы не входили и в тридцатку. А в сборную России дети попадали еще до 13 лет. Если талантливая девочка не попала в сборную до 16 лет, то в художественной гимнастике ей нечего делать. Оксана уже считалась «старухой».

В 1988 году в Иркутске проходили очень крупные международные соревнования на призы газеты «Советская культура». К нам приехали гимнастки из многих стран мира, в том числе и законодательницы мод болгарки (правда, не в самом сильном составе), которые заняли на Чемпионате Мира 1997 года весь пьедестал почета в многоборье.

Для Иркутска это было очень крупное спортивное событие, для художественной гимнастики – великолепный праздник. За сборную команду выступать поручили двум девочкам, одной из них была Оксана (потому что она иркутянка). Еще была Лариса Медведева, которая считалась будущей звездой художественной гимнастики.

Дворец спорта был переполнен, люди пытались найти лишний билетик и хоть как-то пробраться в зрительный зал.

Между Оксаной и Ларисой развернулась жесточайшая борьба в многоборье, в которой победителем стала более опытная Медведева. Костина же стала второй.

Иркутяне горячо и с любовью болели за нашу Оксану. Турнир был очень хорошо освещен в СМИ и Костина стала популярной спортсменкой, это дало толчок для развития нашего вида спорта в Иркутске – появилось много желающих заняться художественной гимнастикой.

В этом же году состоялось несколько значительных стартов, в том числе Кубок СССР в Таллине, где Оксана стала 25-ой. Также она попала на чемпионат Союза, который проходил в Красноярске. Там ей нужно было занять как минимум пятое место, чтобы, соединив этот результат с дипломом иркутского чемпионата, получить звание мастера спорта международного класса. И мы договорились, что работаем на этот результат.

В Красноярск поехали спокойно…Цель и мечта была конкретная и понятная – занять пятое место. Там были участницы и победительницы чемпионатов мира, призеры Олимпиады, члены сборной Союза – в общем, рассчитывать было особо не на что.

Приехала туда и Марина Лобач, победитель Олимпиады в Сеуле. В первый день соревнований она выполнила два упражнения, и судьи поставили не очень высокие оценки, что-то около 9,4. Это показалось спортсменке и ее тренеру Галине Крыленко оскорблением, и в знак протеста они не стали дальше выступать и уехали в Белоруссию.

После первого дня выступлений мы оказались на желанном пятом месте. Я была очень рада. Даже боялась дышать – опасалась, что мы не удержимся на этой позиции и не выполним программу международника.

На следующий день Марина Николаева (воспитанница Ирины Винер, очень гибкая, интересная гимнастка с прекрасными упражнениями, составленными мастерами своего дела), выполняя упражнение с мячом, ушла за площадку. Оксана стала четвертой после третьего вида. Потом совершила ошибку Лариса Медведева. У нее в то время начался очень сложный период переходного возраста – а это и проблемы с весом, и психологические конфликты с тренером. Так Оксана стала третьей в многоборье. Это был шок.

Дальше было совещание, посвященное предстоящему чемпионату мира. Главным тренером сборной страны по художественной и спортивной гимнастике тогда был Леонид Яковлевич Аркаев, человек очень жесткий, но и справедливый, и поразительно талантливый тренер. Я не помню с того совещания ничего, кроме фразы Леонида Яковлевича: «Трое отобрались – они и поедут».

Флото из архива Ольги Буяновой. 

Подписывайтесь на наш Telegram-канал

10.02.2018


Новости партнеров