Сергей Язев: Астрономия возвращается в школу

Он преподает астрономию студентам нескольких факультетов ИГУ, занимается научными исследованиями, пишет статьи для специализированных журналов, учебники и книги, разрабатывает концепцию изучения астрономии в школе, выступает с авторскими лекциями по всей России, проводит семинары, мастер-классы, открывает планетарии и может говорить о предмете изучения часами. Доктор физико-математических наук, директор астрономической обсерватории ИГУ, один из ярких популяризаторов астрономии в России Сергей Язев на страницах газеты "Право выбора" и "Глагола".  

Без астрономии не понять мир

– Сергей Арктурович, когда мы договаривались об интервью, вы искали время: в один день – лекция, на следующий – прием экзамена у педагогов с курсов повышения квалификации. Сколько проектов вы сейчас ведете и как удается их сочетать?

– Главный мой проект связан с научными исследованиями, которые ведет наша астрономическая обсерватория Иркутского государственного университета. Существует государственное задание, в соответствии с которым мы некоторые вещи изучаем. Также я преподаю астрономию на физическом и географическом факультетах ИГУ. Со следующего семестра подключусь к преподаванию этой дисциплины в педагогическом институте Иркутского госуниверситета.

Кроме этого, у меня много проектов, которые не связаны напрямую с преподавательской деятельностью, но которые необходимы для популяризации астрономии. Один из основных – участие в сложном, но увлекательном процессе возобновления уроков астрономии в школе. Дело в том, что в 2016 году мэрия Иркутска при нашем содействии приняла решение о том, что в школы надо вернуть преподавание астрономии. На тот момент вполне могло оказаться так, что мы бы стали первым городом в России, где это официально произошло.

Но в то же время и на уровне государства наконец-то произошло то, что давно зрело, к чему накапливались предпосылки: только что назначенный новый министр образования Ольга Васильева сказала о том же самом, но в масштабах всей страны. На самом деле без возвращения астрономии в учебный процесс сейчас сложно сдать ЕГЭ: ответить на 24 вопроса, зная только физику, невозможно, надо тщательно изучать еще и астрономию. А начиная с 2019 года в вопросах единого государственного экзамена по физике будет еще больше вопросов по астрономии. Как астроном я рад, конечно, что астрономия возвращается в школу.

 – С чем связано то, что астрономия ушла из школьной программы, долго не возвращалась и теперь это происходит?

– Астрономия начала уходить из школьной программы примерно с 1993 года. Есть разные точки зрения почему. Думаю, что она, к огромному сожалению, просто «выпала», когда начали трансформировать систему образования, те, кто принимал решение, наверное, плохо изучали астрономию в школе и сочли, что это не самый важный предмет.

Действительно, такое мнение могло сложиться. Я 18 лет преподавал астрономию в школе и не помню, чтобы у меня была хоть раз какая-то проверка, контрольная работа от министерства или города, как по другим предметам. Потом в выпускном классе было не до астрономии, особенно когда ввели ЕГЭ. Плюс всегда катастрофически не хватало часов по физике, и преподаватели физики, как правило читавшие ученикам астрономию, сами отнимали часы от астрономии в пользу «более важного» предмета. А астрономию отдавали на самостоятельное изучение. Поэтому у многих людей постарше, думаю, стоят хорошие оценки по астрономии, но это не значит, что они ее хорошо знают. И как раз кто-то из таких, кто изучал астрономию поверхностно, потом легко смог отменить ее изучение в школе вообще. Вот такие последствия.

Против уничтожения школьной астрономии выступали многие. И ученые, и неученые. Московский планетарий запускал сбор подписей. Огромное число писем было направлено в министерство образования и науки РФ, я сам как член Международного астрономического общества тоже принимал участие в процессе. В конечном итоге всё это повлияло на то, что астрономию в школы вернули.

Обращу внимание, что делать это надо было срочно, ситуация со знаниями по астрономии в российском обществе складывалась катастрофическая. Так, опросы общественного мнения показывали чудовищные вещи: с каждым годом растет число людей, которые не знают, что вокруг чего обращается – Солнце вокруг Луны или Луна вокруг Солнца. В конце концов дошло до того, что треть опрошенных стала отвечать неправильно. Я сталкивался с людьми, считающими себя образованными и даже занимающими высокие посты, которые всерьез думают, что Солнце летает вокруг Земли.

Между тем астрономия – это наука, которая дает ответы практически на все вопросы естествознания, физики, химии, биологии, именно она увязывает их в единую непротиворечивую систему. Если химика спросить, откуда взялись те самые атомы кальция, меди и так далее, с которыми он имеют дело, он даст ответ, только если изучал астрономию, потому что только она объясняет это.  И биологу именно астрономия подскажет, что процесс  эволюции берет начало с Большого Взрыва. Если не знаем астрономии, то не представляем, что происходит в мире. А ведь изменение климата, природные катастрофы связаны с космическими причинами. Любой образованный человек в XXI веке должен понимать, как астрономия связана со всем, что происходит на Земле. Если человек не понимает системных вещей про устройство мира, он не может принять правильных решений.

В поисках педагогов

– Возвращение астрономии после такого большого перерыва, когда многое изменилось, не издавались учебники, не нарабатывалась методическая база, скорее всего, не получится простым?

– Астрономия вернулась в школу наихудшим из возможных путей. Во-первых, после заявления министра образования и науки ничего не делалось в течение года, то есть на протяжении 2016–17 учебного года ничего не происходило. И только в мае 2017 года в Москве состоялось совещание в Российской академии образования, в котором я участвовал, где обсуждались проблемы, связанные с возвращением астрономии в школьную программу. В частности, обсуждались изменения к стандарту – что, собственно, надо преподавать в рамках курса астрономии в школе. Обсуждение было бурным, ведь за 20–30 лет в этой науке произошли революционные изменения.

Учебники, которые были раньше, катастрофически устарели и совершенно не соответствуют сегодняшним требованиям/ В них нет многих вещей. Но авторы старого классического учебника Борис Александрович Воронцов-Вельяминов и Евгений Карлович Страут ушли из жизни, вносить изменения некому. А изменений надо вносить много. Например, на упомянутом совещании было принято решение говорить школьникам о темной материи и темной энергии: если за открытие новой сущности даже присуждена Нобелевская премия, мы не можем не говорить об этом школьникам, хотя не вполне знаем, что это такое. 

Стандарт принят в июне 2017 года, значит, все выпускники 2017–18 учебного года должны иметь оценку по астрономии, а для преподавания должен быть учебник. Написать второй учебник для федерального перечня взялся Виктор Максимович Чаругин, профессор Московского педагогического университета. Когда специалисты посмотрели учебник, оказалось, что он очень сырой, в нем нашли более 200 ошибок, не опечаток, а неверных данных по сути. Плутон там всё еще планета, хотя это уже не планета. Видно, что учебник готовили в спешке. В прошлом году его дважды переиздали, но и во втором издании много ошибок. С моей точки зрения, учебник нелогичный, несистемный: к примеру, во вступлении появляются слова, которые дети вовсе не обязаны знать, но которые объясняются только в пятом параграфе. Такой подход детей расхолаживает, чего-то не поняв, они просто не будут читать дальше. 

Некачественный учебник – это одна проблема. Вторая – решение было принято летом, все школы к тому времени уже закупили учебники, а денег на еще один учебник уже не было.

Третья проблема возвращения астрономии в школу – отсутствие подготовленных учителей. Физики астрономию не знают, она близка им, но это другая наука, там термины свои. Более того, в большинстве регионов вообще нет ни одного специалиста по астрономии. Значит, во многих территориях России астрономия много лет не преподавалась. То есть мы имеем целый пласт учителей, которые не изучали астрономии ни в школе, ни в вузе. А им надо выходить к школьникам и преподавать то, чего они не знают. Это огромная проблема.

– Какова ситуация в Иркутске?

– В Иркутске этих проблем меньше, потому что наш пединститут, который входит в состав Иркутского государственного университета, не прекращал преподавание астрономии никогда. Там были два полноценных курса по семестру, поэтому все педагоги региона с астрономией знакомы на вполне достаточном уровне, чтобы приходить в школу. При этом, конечно, и им предстоит разбираться во многих нюансах. Но когда есть база, это проще. 

Для повышения квалификации учителей физики Иркутской области в сфере астрономии мои коллеги и я ведем курсы по 72 учебных часа, на сегодня уже прошло семь-восемь таких курсов, экзамен после окончания одного из них я как раз принимал накануне нашего разговора.

– У нас в Иркутском госуниверситете есть кафедра общей и космической физики. Также диплом астронома выдают в Москве, Санкт-Петербурге, Казани, Екатеринбурге, Томске. А у нас 85 субъектов Федерации. Как же там?

– В других регионах ситуация гораздо сложнее. В некоторые из них меня приглашают читать лекции. В прошлом году меня попросили провести заочные онлайн-курсы для учителей Краснодарского края, в котором, как обнаружилось, нет ни одного астронома-профессионала. Я сидел у веб-камеры, и 200 учителей слушали лекцию. Конечно, это были только базовые знания, но на их основе можно заниматься самообразованием. В мае 2017 года летал в Читу обучать учителей физики, которым в следующем году предстоит преподавать астрономию. В январе 2018 года прочитал целый курс лекций в Москве на мероприятии, организованном фондом «Траектория» для учителей астрономии.

В целом просела ситуация серьезно, но надеюсь, что она будет постепенно меняться к лучшему.

Единицы популяризаторов науки

– Вы говорили, что нет учебников по астрономии, я знаю, что вы написали несколько книг, насколько они востребованы при дефиците таких изданий в России?

– Да, сейчас в России не хватает учебно-методических пособий для учителей астрономии. У меня запросили разрешение переиздать мою книгу лекций «Астрономия. Солнечная система». Это был мой вузовский курс лекций, который я читал на географическом факультете, изданный Иркутским госуниверситетом. Потом одно питерское издательство предложило переиздать этот учебник, а сейчас – издательство в Москве, поэтому в настоящее время идет спешная работа по подготовке книги к печати. Первый раз она вышла в 2011 году, за это время в Солнечной системе многое изменилось, я перерабатывал и дополнял изначальный текст, чтобы все данные были актуальны на момент выхода учебника. К 1 сентября эта книга появится. Также она будет учебником для системы среднего профессионального образования.

Готовится к переизданию моя книга про Солнце. Она выходила в Новосибирске, номинировалась на премию «Просветитель». Я также ее актуализировал, и московское издательство сейчас работает над макетом и иллюстрациями. И до 1 сентября я должен написать еще одну книгу об астрономии для школьников, договор уже подписан.

– Много ли в нашей стране таких же астрономов – популяризаторов науки?

– Есть много квалифицированных астрономов, но из них тех, кто готов писать учебники, ездить с лекциями, всего с десяток, а активно работающих и того меньше, потому что некоторые раз в полгода читают, но чтобы постоянно читать, выступать, таких мало. Объективно, надо, чтобы таких людей было гораздо больше. Например, мой коллега Владимир Георгиевич Сурдин из Московского государственного университета, автор, редактор и составитель около сотни книг по астрономии для разных групп читателей, работает на разрыв. Он читает лекции, ведет семинары для преподавателей, потому что это востребовано.

Планетарий для школы

– Кроме учебников, лекций вы занимаетесь развитием планетариев. Что будет сделано в ближайшее время?

– В тесном взаимодействии с администрацией города с серьезной поддержкой департамента образования города Иркутска в сентябре прошлого года открыт планетарий в школе №69. На сегодня в России мало школьных планетариев – всего несколько штук. Он небольшой, диаметр купола четыре с половиной метра. Сейчас там побывала вся школа, показывают там учебные и неучебные фильмы, расширяющие кругозор. Пока полнокупольного контента по многим школьным предметам нет, это работа на будущее. Недавно в Перми состоялось заседание Ассоциации планетариев России, где  я был избран сопредседателем. Мы с коллегами думали, разрабатывали план, как надо работать дальше. Конечно, нужен новый контент, много учебных фильмов.

В заново построенной иркутской школе №19 будет планетарий с 11-метровым куполом – самый большой школьный планетарий в стране. Он станет базовым для школьников всего города и всей области, там будет отдельный вход, чтобы посетители не мешали учебному процессу.  На базе этого планетария, я надеюсь, удастся организовать производство контента, создание новых программ, которые можно будет использовать не только здесь, но и в других планетариях страны.

Планируется планетарий в лицее ИГУ, в новой школе в поселке Молодежный. Ведутся переговоры с администрацией Ангарского городского округа, наш первый иркутский школьный планетарий понравился мэру Братска Сергею Серебренникову, я так понял, что он готов обсуждать вопрос о планетарии для Братска.

В прошлом году Российская академия образования привлекла меня для разработки концепции преподавания астрономии в Российской Федерации. Приказом президента академии образования я был назначен руководителем рабочей группы по формированию концепции. В прошлом году мы впятером с коллегами написали проект такой концепции и отдельным пунктом прописали оборудование астрономических кабинетов во всех школах.  Там мы написали о школьных планетариях.  В каждом районе поставить планетарий – вполне реально и доступно, его минимальная стоимость – полтора миллиона рублей. Сейчас уже есть российское программное обеспечение для планетариев, не надо покупать за границей. Нужен современный компьютер, два проектора, легкая конструкция.

Да, работы непочатый край, чтобы астрономическая культура шла в массы, чтобы ни у кого не было вопросов, чем планеты отличаются от звезд и что вокруг чего вращается.

Данные с исследовательских полей

– Вы ведете большую работу по популяризации астрономии, а как учитесь сами?

 – Я много лет занимаюсь исследованиями солнечной активности, сейчас пишу две научные статьи. Но постепенно всё больше ухожу в практику популяризации астрономии, приоритеты меняются. Я отслеживаю и доношу до сведения читателей самую свежую информацию, в этом вижу свою миссию в том числе, поэтому знания надо регулярно обновлять, что я и делаю. Например, для подготовки нового издания книги пришлось использовать множество новых данных квалифицированных сайтов и новых книг, за потоком информации приходится постоянно следить.

Учиться надо постоянно, поэтому я всегда стараюсь попадать в Москве на Школу лекторов планетариев, школьных учителей астрономии. Меня приглашают, чтобы я сам рассказывал, но я слушаю и коллег – специалистов по разным темам, которые делятся новыми данными.

В обновлении знаний мне очень помогает профессор МГУ Сергей Попов – астроном, который делает важную вещь: отслеживает современные статьи и готовит обзоры, в которых отражены ключевые открытия, современные достижения астрономии. За всем следить невозможно, а он доводит информацию до всех.

Обучение происходит и во время собственного отслеживания информации с реальных «действий» на полях науки. Например, пролетает космический аппарат мимо Плутона. Мы никогда раньше к нему не приближались, были только фото с расстояния шесть миллиардов километров, когда было видно только крошечный диск с неоднородностями.  А тут появились новые фотографии – и пошли научные статьи, я это отслеживаю – и вот уже готова лекция про Плутон, с новыми фактами и фотографиями.

Или совсем недавно пришла информация о том, что двое американских ученых предполагают наличие в Солнечной системе девятой планеты в пять раз тяжелее Земли, по их мнению, она движется по вытянутой орбите вокруг Солнца, уже очерчен сектор, где ее можно найти. Это безумно интересная вещь, и есть шансы, что эта удивительная  планета будет открыта в ближайшие годы. Ни в каком учебнике про это не написано, всё это – с самых передовых «фронтов» исследований. И человек, популяризирующий астрономию, должен это знать.

Две недели назад читал лекцию в питерском планетарии про НЛО. Пожалуй, я сейчас один из астрономов, кто рискует об этом говорить. Многие держатся подальше, но если есть такой феномен, я считаю, не стоит замалчивать. Да, всегда будут фанаты, которые не перестанут спорить с наукой, но надо, чтобы и голос науки по этому вопросу тоже был слышен.

– Какую загадку мироздания вы бы хотели разрешить как ученый лично для себя?

– Это стандартная загадка: жизнь во Вселенной и, в частности, жизнь на Марсе. Новые данные о нашей Солнечной системе, которые появились недавно, говорят о потрясающих вещах. Например, мы всегда думали, что одни в Солнечной системе, что на Венере жизни не может быть, на Меркурии – тоже. Но у планет есть спутники, сейчас их насчитывается 175. И со спутниками совсем другая история, чем с планетами. Так, на некоторых спутниках Юпитера есть подледные океаны, и существует вероятность, что воды в них больше, чем на Земле. На поверхности там может быть холодно, но под толстой коркой льда может существовать такая среда, в которой бы прекрасно развивались земные микроорганизмы, и не только микроорганизмы. Пока это гипотеза, есть там в реальности жизнь или нет, мы не знаем. Пока не знаем, но это будоражит воображение.

Анна Важенина, Право выбора


10.07.2018