К 100-летию Солженицына: иркутская история Александра Исаевича

Сегодня исполняется сто лет со дня рождения лауреата Нобелевской премии по литературе, известного писателя, публициста Александра Солженицына. Участник Великой Отечественной войны, награжденный орденом Красной Звезды, он уже на фронте скептически относился к фигуре Иосифа Сталина. 2 февраля 1945 года он был арестован и приговорен к восьми годам исправительно-трудовых лагерей. В 1947 году был переведен в "шарашку" в подмосковсный Загорск, и  стех пор стал заниматься литературной деятельностью. Из-за конфликтов с руководством "шарашки" был отправлен в Бутырку, а оттуда - в Казахстан, где более трех лет находился в особом лагере в районе Экибастуза.

Был реабилитирован. В 1959 году вышел его роман "Один день Ивана Денисовича", а после его публикации в 1962 году в журнале "Новый мир" Солженицын стал членом Союза писателей СССР. Был выдвинут на соискание Ленинской премии, но времена опять поменялись. Роман "В круге первом" уже не был напечатан. А потом было сделавшее шум на Западе "Письмо к съезду" союза советских писателей, "Архипелаг ГУЛАГ", Нобелевская премия 1970 года и мощная пропагандистская кампания, закончившаяся изгнанием Солженицына из страны. За его выдворение голосовал Юрий Андропов, а Леонид Брежнев дал приказ его арестовать и лишить советского гражданства.

Спустя 16 лет, в 1990 году, Александру Солженицыну вернули гражданство. В мае 1994 года он вернулся в Россию и на поезде проехал из Магадана по всей стране. В июне месяце Солженицын побывал в Иркутской области. О том, как он был в Тайшете, "Глагол" публиковал материал два месяца назад. Сегодня, в день рождения Александра Исаевича, немного воспоминаний участников тех событий о том, что было в те дни в Иркутске.

В Иркутске вагон Солженицына остановился 12 июня. На встрече в Доме политпросвещения собралось очень много народу. "Яблоку негде было упасть", - вспоминал писатель Василий Козлов. 

Солженицын общался с людьми несколько часов. Хотя сам почти ничего не говорил. В основном слушал. Люди сами все говорили, рассказывали ему о проблемах. А он все записывал. В начале девяностых известные политики, приезжая в Иркутск, вместо отдыха на Байкале ходили на митинги. Солженицын  побывал на встрече-митинге с горожанами, в двух школах, на Иркутском авиационном заводе.

О своей встрече с писателем вспоминал тогдашний губернатор Юрий Ножиков: Он ехал к нам на подъеме. Думал, что сможет помочь. Страна переживала трудный период. Его беспокоило будущее России и Сибири, мы вместе с ним это обсуждали. Обсуждали и реальное положение дел в области, он интересовался всеми изменениями. Вместе с ним я и все первые лица области побывали на месте казни адмирала Колчака. Спустили на воду венок. Это было впервые. 

Журналист и колумнист Владимир Демчиков также вспоминает свою встречу с писателем. Сегодня она опубликована не только в его Facebook, но и газете "Новые известия": для своих 76 лет он был тогда в отличной форме: легкий, какой-то сухой, торопливый, как бы все время подгоняющий себя, говорящий почти скороговоркой, с новеньким офицерским планшетом через плечо, весь запрокинутый куда-то назад, шагающий быстро и немного неустойчиво. Я, конечно, сразу вцепился в больное - и стал его убеждать, что зря они собачатся с Синявским (вот ведь дурак какой был, даром что тридцать лет). И что Синявский все-таки отличный, крупный писатель, и напрасно Солженицын на него кИдается в своих статьях ("Синявский тщится, только б не стривиальничать!" - это самое мягкое). И вообще, его проза...

Солженицына это сразу зацепило, он перебил мой лепет: 

- Да какая это проза, разве это проза?.. И вообще, Синявский - агент влияния первого класса!

- Да какой он агент! Ну ладно, в конце концов, проза, она... на вкус и цвет... Но эссеистика зато у него какая!

- Ну да, - тут Солженицын неожиданно согласился, - эссеист он выдающийся!

Впрочем, чем дальше мы шли - тем менее охотно он говорил о Синявском, с какого-то момента ему стало ясно, что я "укушен Синявскими". Мне вообще показалось, что он слишком эмоционален для "матерого человечища", каким ему явно хотелось быть, и это было любопытно. Он как бы все время находился в поиске верной интонации, в поиске "правильной речи" - и в этом чувствовалась какая-то глубокая неуверенность. Впрочем, может, я и придумываю.

Когда через некоторое время я приехал в дом к Марье Васильевне и Андрею Донатовичу и рассказал им, сидя у них на кухне, о встрече с Солженицыным, и о том, что он неожиданно назвал Синявского "выдающимся эссеистом", Марья Васильевна в своей наставительно-победительной манере заметила:

- Он просто не знает, что такое "эссеист"!

И Синявский неслышно засмеялся.

Затем был северный вояж писателя в Братск, Усть-Илимск и уже упоминаемый Тайшет. 

Сегодня в Иркутском областном краеведческом музее открылась выставка "Легенда и беспокойная совесть России". Гости музея смогут познакомиться с перепиской Солженицына и Валентина Распутина, узнать о творческих взаимоотношениях писателей, посмотреть документальные фильмы «Беседы с Солженицыным" и «Слово". Выставка будет работать до 11 января. А "Глагол" еще вернется к теме того визита 25-летней давности. 

Фото Сергея Ступина

Подписывайтесь на наш Telegram-канал

Подписывайтесь на наш Instagram

11.12.2018


Новости партнеров