Издательство «МИФ»

Среда Петрова № 12 (134)

      «События на Востоке усилили общий интересам к газетам, а особенно к бюллетеням «Российского Телеграфного Агентства». Подписка на газеты и их розничная продажа по всей Сибири поднялась до небывалых размеров. Читают газеты не только привыкшие к ней представители высших и средних слоев общества, но и чернорабочие, извозчики и ремесленники. Даже из некоторых деревень идут известия, что крестьяне возгорели необычным интересом к газете, покупают, бывая в городе, свежие номера газеты и телеграммы, и все это прочитывается на полном сходе. Те, кто был на сходе, передают политические новости своим семьям и знакомым, не попавшим туда. Новости эти расходятся далеко вокруг, переходя из уст в уста».

      Эта заметка вышла в газете «Восточное обозрение» ровно сто двадцать лет назад, 12 августа 1900 года. Вы обратили внимание, что тема-то наша, как будто и не было этих сто двадцати лет? События на Востоке – это может быть и Хабаровск, и предстоящие выборы иркутского губернатора. На улицах также раздают газеты кандидатов, причем вчера прочитал в соцсетях, как агитаторы двух совсем противоположных по взглядам претендентов на иркутский престол вкладывают одну газету в другую и радостно предлагают проходящим жителям, как говорится, «в пакете».

        «Нельзя не отдать газетам справедливости: в современных тяжелых обстоятельствах они сыграли громадное значение. Газета разносила разные объявления, распоряжения, приказы, уменьшала сумятицу момента, предупреждала моменты разных ошибок и недоразумений и помогала населению разобраться в нахлынувшей на него волне новой жизни и новых обязанностей».

       Конечно, с этим трудно не согласиться. Уже в ближайшие дни те, кто будет о себе сообщать большими тиражами, повысит известность и начнет отбирать проценты у того, кто думал, что он один в поле. Да и население начнет разбираться на волне своей жизни и новых обстоятельств, а не обязанностей, о которых писали в далеком 1900 году.

      «К сожалению, газетные известия не отличаются ни полнотой, ни точностью, ни беспристрастностью. Сплошь и рядом газеты сообщают такие противоречивые и маловероятные сведения о восточных делах, что только увеличивает трудность разобраться в них.

      А вы думаете, что нам легко? Нам – политологам, которые должно все это комментировать, нам - журналистам, которые должны все это записывать за другими, нам – историкам, от которых требуют исторических аналогий.

      «Если бы мы вздумали перечислять неточности разных московских и провинциальных газет, то статья наша мозгла бы возрасти до бесконечности. Даже игнорируя политические сплетни, слухи и рассказы о событиях не бывших в действительности, нам пришлось бы отметить систематическое искажение, постоянную подтасовку фактов, которое сопровождает всякое печатное известие».

      Ну а как вы воспринимаете новость о том, что в 60 км от Тулуна произошло землетрясение, а на самом деле федералы просто потеряли ноль на конце и ошиблись регионом. Картинка-то была из Тывы. Или приезды высоких политиков с благими целями за две недели до выборов? Или прямую линию с президентом? Или пресс-конференцию про сто, триста шестьдесят пять, пятьсот дней? В этом потоке информации только мудрый читатель или простой человек, которые не читает новости, а просто их чувствует и сопереживает со своими соседями по лестничной клетке, может сделать осознанный выбор. И не нужно винить в этом газеты. Тексты пишут люди. И разносят газеты тоже люди. И бросают их под ноги, чтобы потом быстро сфотографировать и сразу же отправить в соцсети с язвительным комментарием, что все плохо, те же самые люди. Даже читают эту колонку люди.

      У каждого есть свое правило читать газету. Кто-то начинает с первой страницы, рассматривая фотографии. А как мне, то обязательно с последней, чтобы видеть тираж, некролог, фамилию издателя. Вот так и живем. Одни смотрят на фасады и тряпичные баннеры, которые закрывают то, на что не очень приятно смотреть. Другие же приподнимают тряпочку, пытаются заглянуть туда и разобраться на предмет: сколько еще оно, здание это, будет закрыто и дел вокруг него не будет. А история все это запоминает, записывает, публикует, чтобы потом, через очередные сто двадцать лет, нашлись другие умники, которые это прочтут и напишут свою колонку, похожую на «Среду Петрова».

                                                        Алексей Петров, историк, журналист

По материалам «Хроник Приангарья»

Подписывайтесь на наш Telegram-канал

12.08.2020


Новости партнеров

Среда Петрова