В Сибирь с любовью: Наранзаяа Нямпурэв или просто "Зая"

Иркутский государственный университет в этом году начал проект «В Сибирь с любовью», в рамках которого на сайте университета публикуются интервью с иностранными гражданами, которые учатся, стажируются или работают в ИГУ. 

"Глагол. Иркутское обозрение" решил поддержать начинание коллег и расскажет несколько ранее опубликованных историй. Сегодня гостем проекта стала аспирантка биолого-почвенного факультета Иркутского государственного университета Наранзаяа Нямпурэв. В Иркутск она приехала из Монголии в 2010 году, окончила специалитет биолого-почвенного факультета ИГУ. Русские друзья в шутку и любя сократили ее имя до милого Зая и, надо сказать, девушке это очень подходит.

– Меня так и однокурсники называли, и преподаватели, и вообще здесь все зовут меня Зая. Еще на первом курсе мне объяснили значение этого слова, я к этому уже привыкла, и даже приятно слышать такое обращение.

– За эти восемь лет у тебя, наверное, появилось много друзей?

– В основном подружки по студенчеству – у меня были очень хорошие и дружелюбные однокурсники. Когда я поступила, то они меня сразу приняли. Много мне помогала наша староста Таня Болотова. До сих пор дружим с однокурсницей Кристиной Мантатовой. В первый мой год в Иркутске она как-то услышала от меня неправильные выражения и сначала посмеялась, а потом мы подружились, и Кристина помогала осваивать русскую речь.

– Значит, так хорошо говорить по-русски тебя научили за время учебы?

– В общем-то, ваш язык я изучала у себя в Монголии – училась при посольстве в русской школе, где все учителя, включая директора, были русскими. Так и проучилась 11 лет, как в советское время – сейчас же у нас в средней школе 12 классов.

– А здесь, в ИГУ, учиться тебе было сложно?

– Были трудности, даже несмотря на то, что я уже тогда знала русский язык. Проблема в том, что учила его только в рамках уроков, поэтому было трудно. В первый год даже хотела отчислиться и поехать домой, но все же выдержала и сейчас этому очень рада.

– То есть, поддержки со стороны однокурсников-монголов не было? Ведь в университете достаточно много твоих соотечественников.

– У нас на факультете был только один парень-монгол. Когда я поступила, он уже учился на старших курсах. Знаете, что интересно – он получил диплом позже меня. Говорят, что первые два года он был отличником, а потом почти не учился – окончил, когда я поступила в аспирантуру.

– Получается, что ты все эти годы не общалась с земляками?

– Ну почему же? Мы же, имею в виду иностранцы, по крайней мере, из Монголии, все между собой общаемся, вместе отмечаем некоторые праздники, где и знакомимся друг с другом.

– А что стало самым ярким впечатлением, если опустить получение диплома, за время учебы?

– Практика на Байкале, которая прошла на первом курсе. Мы с однокурсниками до сих пор говорим, что это было лучшее время. Тогда мы плотно перезнакомились, сдружились. Почему то запомнила, как в Больших Котах (здесь находится Байкальская биостанция НИИ биологии ИГУ) все вместе ели макароны с тушенкой, а потом с печеньем сидели у костра. Еще мы ходили на экскурсии, были в горах, собирали растения. А самое запомнившееся с этой практики то, как мы ежедневно собирали рыбу из сеток – такой сильный…мм…аромат. Потом мы эту рыбу у хороших преподавателей ели, а у «нехороших» (улыбается) – исследовали.

– Хорошая такая практика получилось – запоминающаяся. А как тебе тогда показался Иркутск? Ведь в 2010 году ты впервые сюда приехала?

– Не только в Иркутск, а вообще в Россию. Честно говоря, я мечтала уехать за границу, представляла себе большие здания, стекло и бетон. И тут моя мечта исполняется – Россия, Иркутск. А приехав сюда, увидела деревянные одноэтажные дома, даже немного разочаровалась. Хотя, когда едешь на маршрутке, Иркутск кажется большим городом. Кстати, в первый год, по сравнению с другими монголами, я много где побывала, ведь у меня учеба подразумевала разъезды – практика то Ново-Ленино, то в Шелехове, то еще где-нибудь.

– А люди? На твой взгляд, русские сильно отличаются от монголов?

– Скажу, что русские люди мне больше нравятся, чем наши. Последние восемь лет я постоянно езжу то в Монголию, то в Россию и четко вижу разницу. Здесь люди дружелюбные и открытые. У нас, как это говорят по-русски, встречают по одежке, а в России это не важно. В Монголии, по крайней мере, в моем окружении, много говорят о политике и деньгах, здесь же разговоры совсем другие, более мне интересные. А еще в Иркутске мало пробок. В Улан-Баторе, например, вообще лучше пешком ходить, чем на машине – расстояние, которое можно пройти за пять минут пешком, на машине преодолеваешь лишь за два часа. Это кошмар. В Иркутске я привыкла, что пешеходов пропускают на переходах и, приехав на родину, забываю, что у нас такие правила не действуют – пешеходов в Монголии совсем не уважают. Кстати, монголы считают, что в России порции еды маленькие. Многие здесь ищут кафе или столовые, где подают большие порции. Но я уже привыкла к русской кухне, и даже приезжая домой какое-то время не могу есть наше мясо.

– Наранзаяа, чем ты занимаешься в свободное время?

– Иногда я знакомлю с городом своих друзей из Монголии, хожу с ними по городу. В первую очередь это сквер Кирова, затем на мост любви, который находится за вечным огнем, потом, конечно, 130 квартал, там и красиво, и магазины. Показываю памятник Александру III, набережную и ночной Иркутск. Затем уже на Байкал, в Листвянку. Но так бывает нечасто, все же научная деятельность отнимает много времени.

– И какая тема твоей диссертации? 

– Исследование глазодвигательных реакций у человека, виртуально-моделируемое пространство, работаю под научным руководством Игоря Нэрисовича Гутника. Это достаточно новое направление исследований в России. В англоязычных странах, например, этим занимаются очень много. Кстати, поэтому приходится работать, в основном, с иностранной литературой. Сейчас я сравниваю глазодвигательные реакции у тех, кто много времени проводит за компьютером и у тех, кто вообще не имеет с ним дела – как они ориентируются в пространстве, как реагируют на команды. Например, игроманы – у них глазодвигательная реакция заторможенная, значительно медленней реагируют, чем другая категория людей.

– Твоя тема – это, наверное, продолжение исследований, которые ты вела будучи студенткой? Насколько это сложнее?

– Намного. Вообще, жизнь аспиранта намного сложнее, чем у студента. В аспирантуре нужно самой себя развивать, очень много читать научной литературы, проводить самостоятельные исследования. У меня еще и языковые трудности не способствуют облегчению процесса учебы. Например, много приходится переводить с английского языка на другой не родной мне русский язык. Почему не на монгольский сначала? Потому что переводить научную литературу на монгольский язык еще сложнее, чем на русский.

– В следующем году ты окончишь аспирантуру, защитишь кандидатскую, а потом?

– Потом поеду в Монголию, буду работать преподавателем в университете. Может быть в государственном, а может в медицинском. После аспирантуры я смогу преподавать все, что входит в сферу науки биологии.

– Тебя так легко возьмут на работу?

– Конечно! Я же буду кандидатом наук, получившим образование за рубежом.

"Глагол" выражает благодарность управлению по информационной политике ИГУ за предоставленные материалы и фотографии. 


13.03.2018