Из истории Тельминской фабрики

Тельма возникла на берегу Ангары в 1660 году как остановочный пункт на Московском тракте, путешественники, проезжая мимо, отмечали удивительную красоту природы. В начале XVIII века благодаря I Камчатской экспедиции Витуса Беринга Российская империя обратила внимание на огромнейшие территории за Уралом. Беринг указал на большой потенциал Сибири, в недрах которой есть полезные ископаемые, соль, металлы. Он предложил создать железоделательный завод возле Байкала, чтобы не возить из Европейской части России. В 1731 году такой завод заложили в Тельме, здесь изготавливали оснастку для кораблей II Камчатской экспедиции. По некоторым данным, в Тельме существовал также заброшенный к тому времени «железный» завод, возможно, арсенал, в котором производили пушечные металлические снаряды. На его месте в 1731 заработала суконная мануфактура.  Такие производства стали возможными и даже выгодными благодаря политике Петра I, который указом велел строить мануфактуры везде, где это возможно. Это был своего рода указ по импортозамещению, чтобы российское золото не уходило заграничным производителям: «… Дабы можно было без чужестранных сукон, по крайней мере, таких простых сортов, пробыть и способно препятствовать, что за оные впредь наличные капиталы, как прежде сего бывало, из государства не вытаскались».

С энтузиазмом встретили инициативу сверху купцы Устюжской провинции Андрей Мамонов, Дементий Плетенёв и Алексей Креков. Вместе с московскими компаньонами Яковом Бобровским и Яковом Курочкиным они выбрали село на берегу Ангары среди берёзового леса и даже не попросили денег на строительство мануфактуры, за два года управились своими силами. Ещё через год на прилавках появилось первое тельминское сукно.

Сначала на мануфактуре трудились пятеро немецких мастеров и 80 невыездных тельминских крестьян. Но, как известно, где деньги, там жизнь, и с развитием предприятия стало расти и село. Корпуса фабрики построили из дерева, вдоль улицы протянулась мостовая. Среди изб выделялось одно богатое здание - дом директора мануфактуры. В начале XIX века об этом строении упоминал архитектор Антон Лосев: «47 углов, зелёная крыша на четыре ската, 40 окон, два венецианских окна в мезонине, три круглых лестницы, внутренние карнизы убраны алебастровыми кронштейнами, четыре колонны, перила с кованой решёткой - всё это стоило больше 1000 рублей».

Даже сейчас москвичи считают, что цивилизация заканчивается за МКАДом, а в те времена путник мог месяцами ехать через леса, поля и дикие деревеньки. Тем большее удивление он испытывал, когда оказывался в Иркутске или до этого в Тельме.

Предприимчивые владельцы фабрики стремились расширять производство, брали ссуды, пускали в дело. Добавились валяльное, красильное производства, мельница. В конце XVIII века предприятие купил Михаил Сибиряков, а затем фабрику продали государству. Руководили предприятием из столицы, а содержали на средства местного бюджета. В июне 1808 года управляющим назначили подполковника Селенгинского мушкетёрского полка Игнатия Соколовского. Он продолжил укрупнение и добавил к суконному производству стекольный завод, гранильную для стеклянной посуды, фабрику фламского полотна, шерстомойный двор и другие цеха, сложенные из камня. В ведении Иркутской Комиссариатской комиссии «Тельминская казённая суконная фабрика» выпускала сукно для рабочих горной промышленности и солдат царской армии.

Во время Отечественной войны мануфактура обеспечивала армию, за один год, например, было заготовлено больше 60000 аршин солдатского сукна, 286 аршин сукна козьего, 180 аршин - верблюжьего. В мундирах из тельминского сукна били французов солдаты Тобольского, Селенгинского, Томского. Сибирского, Иркутского полков. Мало того, что рабочие снабжали формой все сибирские гарнизоны, они ещё собирали всем миром деньги в помощь армии.

Управляющий Соколовский, вникая в производство, внедрил новый способ окраски ткани. За изобретение технологии император Александр I в 1811 году наградил Игнатия Соколовского орденом Святой Анны II степени. Но чаще всего вспоминают Игнатия Ивановича как инициатора строительства храма Казанской Иконы Божией Матери — жемчужины Усольского района. В честь победы, которую ковали всем Отечеством, рабочие попросили воздвигнуть храм. Купцы поддержали идею и вложили 31918 рублей. Благодаря общим усилиям народа, власти и дельцов Тельма расцвела.

Известный историк Пётр Словцов писал об успехах промышленников: «Фабрика имеет три производства: суконное, полотняное и стекольное. Производство суконное началось в 1797 году, и все работы продолжались от руки, до приезда последнего Сибирского генерал-губернатора М. М. Сперанского. При нём, вследствие новых распоряжений, фабрика в короткое время сделала три верных шага: а) выписала экземпляр сукнодельных машин, б) отрядила чиновника Таланкина осмотреть механизм лучших в России фабрик, в) на месте заготовила с выписных образцов достаточное число машин. После сих мер производство с 1823 года пошло уже на водяном ходе, искусственными способами. В приезд мой работали: 4 экземпляра машин прядильных, чесальных и кардочных, 2 стана напрядных, 6 уточных, 29 станов основной пряжи, на каждом от 40 до 64 веретен, 10 мотовил для уравнения пряжи».

Ручной труд заменили машинами, и теперь 66 рабочих могли выполнить работу 350 человек. На 65 ткацких станах трудилось по одному ткачу, ещё на 11 - по два. 3 стана пристригальных приводились в движение при помощи воды. В 1861 году фабрику упразднили, а уже в 1862-м продали иркутскому купцу Василию Останину. Позже его зять Василий Белоголовый повысил доход предприятия благодаря выделке кож, производству бумаги, масла и мыла.

В преддверии XX века открылось движение по железной дороге, в Сибирь из Европейской части повезли недорогое сукно. Тельминской фабрике стало настолько сложно конкурировать на рынке, что в 1899 году она закрылась. Её открыли во время Первой мировой войны, в 1918 году на ней случился большой пожар, а спустя два года то, что осталось, национализировала Советская власть. Бойцы 5-й армии помогали восстановить корпуса, потихоньку производство возобновилось. Одно время здание использовалось под детский дом, но во время Великой Отечественной войны сюда переехала Одесская швейная фабрика имени В. В. Воровского. 90 швей из Одессы обучили 200 сибиряков, закипела работа для фронта и опять - для Победы. Сперва тельминские мастерицы чинили форму раненых: выводили пятна крови, латали дыры от пуль и отправляли обратно. Но и свежего обмундирования было пошито тогда на 1,4 млн рублей.  После войны в Союзе оказалось сразу две швейные фабрики имени В. Воровского, одна — в Одессе, другая - в Тельме. Производство модернизировалось, объёмы выпуска росли, сотрудников обучали в вечерней школе и без отрыва от производства. Было всё: и Красное знамя, и перевыполнение планов, задорная самодеятельность и работа на колхозных полях… Каждая семья в посёлке Тельма связана так или иначе со швейной фабрикой, целые династии сложились на Усольской земле. Тем страшнее было видеть, как во время перестройки всё приходило в упадок. Распродавалось оборудование, сокращались рабочие места. Из-за китайского ширпотреба, который хлынул через открытые границы, не только текстильное, многие местные производства встали. Последний крупный заказ фабрика имени В. В. Воровского выполнила в 2004 году - 20 млн от министерства обороны России. С 2006 года владельцем стал «Ангарский текстиль», а в 2013-м крышу и часть внутренней отделки уничтожил ещё один пожар.  Пять лет здание пустовало и ветшало, пока не попало в руки энтузиастов во главе с Анной Репиной.  Сейчас строение очищено от мусора, полностью восстановлена часть корпуса, где разместили музей предприятия. Так началась реализация проекта историко-индустриального парка, в котором местные жители смогут работать, а приезжие - отдыхать и изучать культуру сибирской глубинки.

Александра Луканина, Копейка

Фото фабрики 1896 года

Подписывайтесь на наш Telegram-канал

15.01.2021


Новости партнеров