Байкальск: пять лет без БЦБК

Эта осень для Байкальска дважды юбилейная. Десять лет назад, в октябре 2008 года, БЦБК впервые приостановил свою деятельность - под спокойной, безоблачной жизнью байкальчан была подведена черта. В последующие годы комбинат неоднократно то возобновлял, то вновь останавливал производство - нестабильность и тревожное ожидание перемен стали для города будничным фоном. И наконец, пять лет назад, осенью 2013 года, градообразующее предприятие было окончательно закрыто. С тех пор в Байкальске мало что изменилось. Жить без БЦБК город только учится.

"Глагол. Иркутское обозрение" публикует материал корреспондента еженедельника "СМ-Номер один" Дины Оккерт на эту тему. 

- Байкальск учится жить без комбината. Развитие дается непросто, но результаты есть. В городе растет число индивидуальных предпринимателей, развивается малый бизнес. Наряду с небольшими производствами есть и относительно крупные. В частности, завод по переработке дикоросов, макаронная фабрика, - говорит глава города Василий Темгеневский. - Кроме того, в этом году мы наконец приступили и к строительству инфраструктуры для создания особой экономической зоны туристско-рекреационного типа. Речь идет о двух участках - прибрежном и предгорном. Дорожная сеть, системы канализации и водоотведения… Работы нацелены на привлечение резидентов, на создание условий. Иными словами, Байкальск развивается, перспективы есть. Главное - работать.

А вот рядовые горожане настроены менее оптимистично. Фразы из разряда «особая экономическая зона» их, кажется, давно уже не впечатляют. Байкальчане сетуют на безработицу и отсутствие перспектив, на низкий уровень доходов.

- Когда комбинат работал, люди были при деле. Горожане растили детей, трудились на производстве, — говорит пенсионер Борис Бурлаков. - Сейчас же многие из байкальчан вынуждены работать вахтовым методом. Семьи живут врозь, ну разве это хорошо?

- С одной стороны, с закрытием комбината число туристов увеличилось, квартиры стали лучше снимать, - отмечает байкальчанка Ольга Георгиевна. - С другой - торговля сбавила обороты, платежеспособность упала. Когда БЦБК не стало, я занималась рыбной продукцией. Так вот выручка упала, народ стал беднее. В итоге я закрыла ИП и ушла на пенсию.

Не иначе как бедственным характеризует положение дел в Байкальске и жительница Таиса Барышенко.

- Работы в городе нет, молодежь и трудоспособное население уезжают. Как в части создания альтернативных производств, так и в части ликвидации отходов комбината - подвижек никаких, одни только россказни. Отстойники по-прежнему стоят переполненными, город прозябает, - говорит Таиса Степановна. - Зато на одной из центральных улиц идет строительство торгового центра. Кто в него будет ходить - не знаю.

С закрытием БЦБК дела в сфере торговли действительно ухудшились. Так, по крайней мере, утверждают продавцы. И если в отделах с продовольствием обороты хоть и снизились, но не катастрофически, то с продажей промышленных товаров в Байкальске совсем туго.

- Люди нищают. Бывает, приходят и на развес по три-четыре печеньки берут, ну куда годится, - вздыхает продавец в отделе кондитерских изделий на первом этаже торгового центра. — И каждый выкручивается как может - кто таксует, кто за прилавком стоит, кто на вахту ездит. Девочка-продавец из соседнего отдела - мужа нет, двое детей, и там и там успевает: 2 месяца на вахте, 2 месяца здесь. Детей на маму оставляет.

И все же на первом этаже с продовольственными отделами торговля мало-помалу идет: люди ходят, прицениваются, приобретают. А вот на втором, где павильоны с вещами, мы не заприметили ни одного покупателя. В коридорах стоят-беседуют лишь сами продавцы.

- Дела идут вяло, покупателей нет, - говорит одна из девушек. - Раньше в дни получки и аванса на БЦБК мы стопроцентно знали - выручка будет. Здесь едва ли не очереди стояли. Теперь от былого спроса не осталось и следа. Продавцов из предпринимателей держат лишь единицы. В основном торгуют сами.

Подтверждает слова коллеги и байкальчанка Любовь Михайловна, продавец мужской одежды.

- Грустно у нас здесь, на втором этаже, - предприниматели уходят, павильоны закрываются. Из новых только микрозаймы. Вот у них-то, по всей видимости, дела идут неплохо - народ ходит, кредитуется. За стенкой только и слышно: «до зарплаты» да «до пенсии», - говорит Любовь Михайловна. - Что касается выручки, то да, она скудная. На часах почти четыре, а я за целый день одну футболку продала. Ну а вообще мужчин мало, все по вахтам работают. А тех, что есть, не одевают. И если женщины себе еще хоть что-то покупают, то мужчинам исключительно по необходимости.

Байкальску нужны новые рабочие места, новые производства - уверены горожане. И хотя за минувшие десять лет каких только предложений не обсуждалось - от тепличных хозяйств и производства кедрового молочка до аквапарка и музея техники - результатов на деле пока что немного. В целом наряду с объектами малого бизнеса - различными кафе, турбазами и парикмахерскими - в Байкальске сейчас работает лишь несколько более-менее крупных предприятий. В том числе горнолыжный курорт «Гора Соболиная», а также завод по переработке дикоросов, макаронная фабрика и завод по розливу воды. Штат последнего насчитывает почти 70 человек. Лаборанты, технологи, операторы…. Многие из специалистов завода - это бывшие сотрудники БЦБК.

- На территории промплощадки мы работаем седьмой год. Три линии по розливу воды, качественное немецкое оборудование, тщательный контроль производства, - говорит Сергей Барановский, заместитель директора ООО «Байкал-Инком». - В силу ограничений природоохранного законодательства не все наши проекты выходят на реализацию, но в целом развиваемся, работаем стабильно.

Немногим меньше - 62 человека - насчитывает штат макаронной фабрики, 47 человек - штат завода по переработке дикоросов ООО «Травы Байкала», который открылся в городе около трех лет назад.

Для города с численностью населения чуть более 15 тысяч человек, из которых, по данным на 1 января 2018 года, свыше 6 тысяч трудоспособного возраста, предприятий в Байкальске немного. Буквально каждый, с кем мы заговаривали в городе, отмечал: отсутствие работы - главная проблема.

А между тем цифры статистики говорят об обратном. Согласно официальным данным, уровень зарегистрированной безработицы в Байкальске составляет 0,75%. По данным на 1 ноября текущего года, на учете по поиску работы в Центре занятости населения Слюдянского района состоит 89 жителей Байкальска. Вакансий же по городу в 3 раза больше! В списке значатся учителя, врачи, повара, горничные…

- В городе не хватает рабочих рук, - утверждает мэр Василий Темгеневский. - В дефиците монтажники, строители, электрики. Вы посмотрите нашу бегущую строку: требуются, требуются, требуются.

Почему же отзывы рядовых байкальчан идут вразрез с официальными данными?

- Цифры центра занятости реальной картины не отображают. Да, вакансии в городе есть, но их спектр, понятно, весьма ограничен. И если, скажем, человек имеет высшее образование и является высококвалифицированным специалистом - например, инженером или технологом — он, естественно, не пойдет ни в электрики, ни в педагоги. Минуя центр занятости, он скорее отправится на поиски работы в Иркутск или устроится на вахту, - считает депутат Байкальска Мария Евтушенко. - И потом, не каждый безработный стоит на учете. Это тоже нельзя не принимать во внимание.

Солидарна с мнением депутата и Таиса Барышенко. - Есть безработица зарегистрированная, а есть фактическая. И абсолютно очевидно, что в городе Байкальске второй показатель превышает первый. Превышает как минимум в несколько раз.

Между тем в числе самых острых проблем, которые оставил после себя Байкальский ЦБК, - это необходимость ликвидации свыше 6 млн кубометров токсичных отходов. И хотя за минувшие 5 лет проектов на сей счет было выдвинуто несколько, на стадию реализации ни один из них не вышел.

Вместе с общественницей Таисой Барышенко мы побывали на трех солзанских картах-накопителях. И везде картина унылая - переполненные отстойники, запустение, грязь. Кое-где пейзаж дополнен и огромными кучами производственного и бытового мусора.

- Это один из шламонакопителей, расположенный, заметьте, в нескольких десятках метров от федеральной трассы и жилой застройки, - поясняет Таиса Степановна. - Места здесь, кстати, грибные, урожайные. И даже клубника особенно крупная. Бабульки тут охотно собирают грибы, а потом сбывают их на трассе проезжающим туристам.

К слову, трубы, по которым ядовитые стоки БЦБК некогда стекали в шламонакопители, сплошь и рядом срезаны. Местами следы свежей резки свидетельствуют - трубы были вырваны недавно.

Напомним, что в 2014 году широкой общественности был представлен проект, разработанный компанией «ВЭБ-Инжиниринг» и предполагающий так называемое омоноличивание отходов БЦБК. Впоследствии он был признан небезопасным. В 2017 году распоряжением Правительства РФ поставщиком услуг по ликвидации отходов комбината была назначена госкорпорация «Росгеология», которая прошлой осенью также представила проект по рекультивации отходов. Однако и он на этап реализации так и не вышел. Сейчас работа над разработкой технологии продолжается. Работа продолжается, карты-накопители стоят.

Побывали мы и на территории промплощадки БЦБК, где среди корпусов и административных зданий стоит и старое трехэтажное общежитие, в котором и сейчас живут десятки семей. Не в лучших условиях и без регистрации. Последние пять лет, с момента закрытия комбината, договоры социального найма постояльцам не продлевают.

- Отсутствие прописки влечет массу проблем. Поликлиника, детский сад, трудоустройство — регистрацию сейчас спрашивают буквально везде, - говорит Светлана Ваулина, одна из постоялиц общежития. — Ну а условия проживания вы и сами видите - все старое, все рушится. На три этажа у нас один душ.

Изначально, по словам Светланы, это общежитие возвели для заключенных, которые работали на строительстве цехов БЦБК. После тут стали жить сотрудники, останавливаться командировочные. До момента закрытия комбината здание числилось на балансе предприятия. Сама Светлана в прошлом машинист насосных установок цеха очистных сооружений БЦБК, проживает в общежитии вместе с мужем, сыном и дочерью.

- На комбинате и я, и мой муж отработали более 20 лет, в общежитии живем 16-й год. До города чаще всего добираемся пешком, автобус ходит лишь дважды в день. Сходить в Байкальск за хлебом - 30 минут туда, 30 минут обратно.

Светлана Ваулина - одна из тех, кто в попытках предотвратить безденежье и безработицу активно участвовал в митингах, пикетах, голодовках. О событиях тех лет она и сейчас вспоминает с волнением:

- Когда началась вся эта свистопляска с приостановкой деятельности, с массовыми сокращениями, нас буквально лихорадило. Истерики, слезы, отчаяние. Мы ездили в Иркутск на митинги, мерзли на пикетах. Да, нам казалось, что если комбинат закроют, то город пропадет, город не выживет. Но нет, мы не пропали. Хоть и сложно, но живем. Муж колымит, занимается строительством. Я работаю штукатуром-маляром. Ну а о прошлом, конечно, тоскуем. Бывает, идешь мимо цехов, мимо производственных зданий — и сердце щемит. Голые стены — вот все, что осталось.

С ностальгией вспоминает о Байкальском ЦБК и Борис Бурлаков, один из первостроителей города. Он приехал сюда в далеком 65-м. Трудился на возведении цехов, жил в железнодорожном вагончике в Солзане. После получил квартиру и более полувека отдал работе на комбинате.

- Я помню времена, когда на месте города была лишь тайга. Люди жили в палатках с буржуйками, кругом царила непролазная грязь. Мы резиновых сапог, можно сказать, и не снимали, - вспоминает пенсионер. - Комбинат возводили своими руками, город строили с нуля. Конечно, мы тогда и помыслить не могли, что когда-нибудь Байкальск останется без БЦБК. Ну а есть ли у города будущее? Думаю, что да - хочется верить. Главное, чтобы работа была.

Хочется верить в лучшее и байкальчанке Наталье Сороковиковой. В 2009 году, работая бухгалтером на БЦБК, она попала под массовое сокращение и, воспользовавшись безвозмездной субсидией, взялась за собственное дело. Сейчас предпринимательница работает в сфере общепита. Бизнес дается ей нелегко. В мае текущего года вместе с супругом она открыла кафе. Уже второе и у самой трассы. Через пару месяцев его подожгли.

- Да, вести дела непросто. Недобросовестная конкурентная борьба, ограниченные возможности роста. Все-таки у бизнеса в глубинке есть своя специфика. Но мы стараемся не унывать, стараемся идти вперед. Конечно, хотелось бы эффективных мер поддержки, хотелось бы, чтобы наряду с крупными компаниями внимание уделялось и небольшим. Ну а туристов, я считаю, хватит на всех. Было бы желание.

Чуть меньше месяца назад в рамках большой пресс-конференции главы региона Сергея Левченко обсуждалась и судьба города Байкальска. Отвечая на вопрос о перспективах города, губернатор отметил:

- Байкальск - это Сочи в миниатюре, и такую жемчужину мы обязательно обустроим. Другое дело, что процесс должен быть последовательным. Поэтому сейчас занимаемся созданием инфраструктуры курортной зоны. В этом году на эти цели было выделено 130 млн руб. Думаю, к середине следующего года нам уже будет что показать. Второе направление - наведение порядка в промышленной зоне: на отвалах БЦБК курорт не построишь.

Дина Оккерт, СМ-Номер один

Фото автора и из открытых источников


16.11.2018