Издательство «МИФ»

Культпросвет-5

Добрую традицию возобновил "МК-Байкал" осенью 2018 года. Возрождена ежемесячная рубрика "Культпросвет", которая рассказывает о местных поэтах и писателях. Так в первом выпуске мы познакомились с произведениями  Александра Кашицына, Михаила Денискина, Константина Максимова и Алены Рычковой-Закаблуковской. Во втором - с творчеством Любови Сухаревской, Артема Морса и Игоря Корниенко, третьем выпуске - Екатерины Боярских, Виталия Науменко и Лидии Шаркуновой, четвертом - Василия Орочона, Ирины Рыпки (Плотицыной), Мариэтты Захарян. 

Предлагаем вам пятую встречу.

Олег Кузьминский родился в 1951 году в Иркутске. Окончил Иркутский политехнический институт. Печатается с 1980 года. Публиковался в альманахах «Сибирь», «Иркутское время», «Зеленая лампа», журнале «Сибирские огни». Автор трех поэтических книг: «Предместье в сентябре» (1986) и «Ограда» (2002), «Урок географии». За книгу «Ограда» получил премию им. Сергея Иоффе. Член Союза российских писателей.

СТАРШИЙ СЫН

Отделяется сын.

Отдаляется он от отцовских забот,

от долгов и шелков,

от привычек моих непонятных и вредных,

от несделанных дел, от наломанных дров,

от огня – полымя, от студеной воды,

труб железных и медных.

Ну так что ж, поделом

облетевшей моей голове.

Поделом. По делам.

Не смотри исподлобья упрямо.

Это я потерялся тогда,

шестилетний в огромной Москве,

у киосков «Пломбир – Эскимо»,

остановка «Динамо».

 

Татьяна Безридная родилась и живет в Братске. Закончила Литературный институт им. А. М. Горького в 2010 году. Печаталась в альманахах «Иркутское время», «Зеленая лампа», «Илья», «Вокзал», альманахе-навигаторе Союза российских писателей «Паровоз». Член Союза российских писателей. Автор четырех книг стихов: «Люблю» (1996, Братск-СПб), «Капризный воздух» (2003, Иркутск), «Переводы с небесного» (2013, Братск), «Человек-свеча» (2018, Иркутск). Участник Фестиваля поэзии на Байкале, Бельмасовских чтений в Ленинске-Кузнецком. Лауреат фестиваля «Нить Ариадны».

Привитый к дереву Творения

язык немолкнущий своим

неоправдаемым движениям

дивится, словно пилигрим

в чащобе смыслов обитаемых

непониманью вопреки,

дробится солнечными тайнами

на глубь реки и даль реки,

чье имя – Речь. Как ни размысливай,

спасенных словом подберет

тот, кто давно поладил с числами –

всемирный бог Времяворот.

 

Виктор Сербский (1933-2011) родился в тюрьме, в Верхнеуральском политизоляторе. 13 октября 1937 года родители были расстреляны в Магадане, а четырёхлетнего Витю определили в детдом во Владивостоке. В 1955 году окончил Иркутский горно-металлургический институт. Работал в Норильске. С 1967 года – в Братске, на «Братскгэсстрое». Был одним из инициаторов создания отделения общества «Мемориал» в Братске. Известен в России и за ее пределами как библиофил, создатель уникальной поэтической библиотеки, которую передал городу Братску. В его коллекции – книги с автографами, присланные или переданные такими писателями, как Корней Чуковский, Самуил Маршак, Константин Симонов, Булат Окуджава, Евгений Евтушенко, Андрей Вознесенский, Белла Ахмадулина.  В 2005 году ему была присуждена премия «За подвижничество» Фонда имени Дмитрия Лихачёва.

«Дочь Пушкина скончалась под забором»

Не могу сказать про все человечество, но то, что Россия, решив широко и торжественно отметить двухсотлетие со дня рождения Александра Сергеевича Пушкина, отметила его бестолково, для меня несомненно. Мне удалось в те юбилейные дни побывать в Санкт-Петербурге и Москве и многое видеть: судорожно-торопливо приводились в порядок пушкинские места и музеи, хранящие пушкинские реликвии. Везде, где только было можно, были развернуты книжные выставки, в том числе самая интересная — в Российской государственной библиотеке, на которой демонстрировалась коллекция Московского клуба миниатюристов. И в Питере, и в Москве мне было подарено много книг для моей Поэтической библиотеки.

Почти весь день 6 июня я провел на Пушкинской площади у памятника поэту в Москве. Там шли бесконечные выступления артистов художественной самодеятельности и самодеятельных поэтов. А 7 июня вместе с внучкой я поклонился только что открытому памятнику Наталье и Александру на Арбате, заодно посетив их первую квартиру в сопровождении вдохновенной директрисы этого музея, поведавшей нам о начале сов­местной жизни Пушкиных в Москве.

Через день-два впервые я побывал на Ваганьковском кладбище. Здесь покоятся родные для меня Булат Окуджава, Сергей Есенин, Владимир Высоцкий. На одной из могил много свежих цветов — они дань уважения внуку Александра Сергеевича Григорию, совсем чуть-чуть не дожившему до юбилея. На могиле Григория венки от правительства Москвы, Министерства культуры и других официальных организаций. Очень трогательно.

За день до отъезда из Москвы с дочкой и внучкой выбрались на Донское кладбище. Это самое горькое для меня место в столице — здесь прах моей бабушки, урожденной горийской дворянки Елизаветы Степановны Кузановой-Захарьян и ее детей Мины, Анны и Сурена. Жестокий век могил не оставил. А вот покоятся на кладбище Донского монастыря. Им, единственным из всей моей родни, я могу поклониться, как подобает: армянский геноцид отнял у меня могилу деда в Баку, а еврейский погром — деда в Бердичеве, отец и мать расстреляны на Колыме — памятником им, как и миллионам соотечественников, «Маска скорби» Эрнста Неизвестного в Магадане...

Поклонившись родным, мы решили пройти по Донскому кладбищу — добраться до памятного знака, которого удостоены жертвы политических репрессий, канувшие в бездны истории без имен. Родственники оставляют на этом месте свои самодельные таблички, одна из них навечно перед глазами: «Маршал Советского Союза Блюхер»... Мы уже направлялись к выходу, когда одна из посетительниц указала нам на могильный камень. Мария Александровна Гартунг. 31.05.1832 — 7.03.1919. Дочь Пушкина.

Ни одного живого цветка, только небольшой букетик засохших и почти осыпавшихся незабудок. Что ж, пока хоть один человек помнит, память жива.

Ни у Министерства культуры, ни у правительства Москвы посещение этой могилы бюджетом не предусмотрено. Просто забыли, а может быть, и не знали о ее существовании. Горько.

Мы оставили на могиле Марии Александровны две гвоздики, а для себя на память я сорвал два листика с дерева, над ней склонившегося.

Полностью текст можно прочитать на МК-Байкал


Aliexpress WW

17.01.2019