Издательство «МИФ»

Среда Петрова № 8 (98)

Ровно пятьдесят лет назад, 17 апреля 1969 года, в Иркутск приехал Войцех Ярузельский. За год до этого он был назначен министром национальной обороны, а эту должность будет занимать до начала восьмидесятых, пока не стал руководителем одной из крупнейших европейских стран. Визит в Сибирь состоялся по приглашению своего советского коллеги, маршала Советского Союза Андрея Гречко.

У Ярузельского было много сибирских корней: его дед принимал участие в знаменитом январском восстании польского дворянства 1863 года, за что был сослан на восемь лет в Сибирь. Отец Войцеха воевал с Красной армией в войне 1920 года. С началом Второй мировой войны в 1939 семью Ярузельских депортировали на Ойротскую автономную область (Алтай), здесь похоронен его отец. В Сибири Войцех повредил глаза, работая на лесоповале, и всю жизнь носил темные очки, которые многие воспринимали неотъемлемой частью его политического образа. Но Ярузельский не просто полюбил Россию, но прекрасно читал Толстого, Чехова, Тургенева в оригинале и часто бывал в нашей стране.

Во время первого визита большую часть времени польская делегация провела в Братске, изучая возможности электролизного завода: вы, рабочие Братска, по праву стоите в авангарде всего социалистического лагеря. На Братской ГЭС с Ярузельским встречался начальник управления Братскгэсстроя Иван Наймушин, а в книге почетных гостей была оставлена запись: «Делегация народного Войска Польского, ознакомившись с гигантской Братской ГЭС, выражает глубокое восхищение замечательными талантами и подлинно титаническими усилиями ее строителей».

А еще были прогулка по Иркутску и праздничный ужин с руководством Забайкальского военного округа. Ярузельский разбил много военных стереотипов тогда: из-за язвы он мало кушал, ездил со своим поваром, который готовил ему оладьи из тыквы или кабачков да котлеты на пару, ну и медики не разрешали министру пить алкоголь. Совсем не разрешали.

19 апреля делегация вылетела в Новосибирск. Польский министр использовал любую возможность побывать в Сибири, чтобы посетить могилу отца.

В сентябре 1986 года Ярузельский в последний раз прилетел в Иркутск. Поездка была скоротечная, связанная с дозаправкой самолета по пути в Улан-Батор, но это не помешало побывать в музее в Тальцах и лимнологическом музее в Листвянке. Ярузельский всегда отзывался о сибирском крае с восхищением: «впечатления об Иркутске и Байкале самые хорошие. Какие ранее были? Далеко, холодно, страшно. А сейчас в Сибирь едут смотреть, отдыхать, лечиться. Но главное здесь – развитие края. Мы встретили замечательных людей – и ветеранов, и молодых…Позвольте передать иркутянам большой привет».

Ярузельский был не единственным польским лидером, который приезжал в Иркутск. Дважды в нашем городе был Александр Квасьневский. В апреле 1996 года президент Польши сделал важное заявление – в Иркутске будет Генеральное консульство Республики Польша, и он просил мэра Бориса Говорина выделить помещение для него. Он участвовал в костеле на церемонии открытия мемориальной доски памяти поляков: «Вечная память полякам, репрессированным и сосланным в 1768-1956 годах. Усопшим – упокоение, живым – примирение и упование». А вечером состоялся ужин с активистами польской культурной автономии «Огниво». Иркутск на него также произвел хорошее впечатление, что, уезжая, он бросил фразу: когда человек куда-то приехал во второй раз, то он туда приедет и в третий». А его слова о байкальской воде могут стать брендом: «виски с байкальской водой – здорово, но чистая байкальская вода – лучше».

Пан Квасьневский также отлично говорил по-русски и сделал благотворительный взнос детскому приюту на улице Некрасова, а его супруга Иоланта, как писали наши газеты, очаровательная шатенка в длинной норковой шубе, пела песни с детьми, играла с ними в «топотушки» и разрешила «потеребить» свой элегантный костюм.

Визиты высоких гостей по городам России означали только одно – это был пик отношений между государствами-соседями. Сейчас об этом мы можем только мечтать и рассказывать о том, что было полвека назад. Да, тогда была другая страна, и может быть она дружила со многими странами за счет своих ресурсов, денег и ракет, но отношения людей формировались не только под натиском ресурсов, денег и ракет. Было что-то другое, личное, которое зарождалось как раз здесь, в Сибири. Вот об этом хотелось сказать сегодня в «Среде Петрова».

                                                  Алексей Петров, историк, иркутянин

Фото 1986 года, ВСП (Спасибо Хроникам Приангарья)


Aliexpress WW

17.04.2019

Среда Петрова