Егор Летов: я не рок-музыкант, я рок-политик

Ровно десять лет назад, 19 февраля 2008 года, не стало Егора Летова, руководителя группы "Гражданская оборона". В память об этом сегодня на экраны страны выходит фильм "Сияние обрушится вниз" - снятый последний концерт в Екатеринбурге, который состоялся за десять дней до смерти. Сняли его случайно. На нем было двадцать тысяч зрителей. В конце прошлого года этот материал был перемонтирован в полноценный фильм-концерт с профессиональным звуком силами крупнейшей независимой московской киностудии «Космосфильм» и вдовы Егора Летова Натальи Чумаковой. В результате удалось добиться эффекта полного присутствия, так что зрители смогут почувствовать себя, словно на настоящем концерте легендарной группы.

Увидеть этот концерт можно в Доме кино только три дня - 23, 24 и 25 февраля. Начало в 19.00. Здесь можно приобрести билет. 

11-13 ноября 1988 года в Иркутске прошел первый Всесоюзный фестиваль исполнителей, работающих в различных стилях. На афише цель фестиваля - поддержка молодых оригинальных групп и исполнителей, не преследуются коммерческие цели. В списке участников - Егор Летов (Омск), основатель и бессменный руководитель группы "Гражданская оборона". Организатор - Иркутский рок-клуб. 

20-22 мая 1995-го благодаря компании "Мьюзик Мост" уже известный на всю страны Летов вновь в  Иркутске и еще в Ангарске. В время встречи с журналистами за спиной Летова висел вымпел "Моральный кодекс строителя коммунизма", а в интервью он сказал, что у него три Бога - Иисус Христос, Достоевский и Эдуард Лимонов. 

"Я не рок-музыкант, я скорее рок-политик", - говорил он в Иркутске. "Почему "Гражданская оборона"? Все просто - группа пытается ограждать людей от непонимания самих себя. Встав на место политиков, они совершают гражданскую оборону. Я отвечаю за свои слова...".

Егора Летова называют легендой сибирского рока. "Глагол. Иркутское обозрение" публикует небольшой фрагмент интервью Дениса Бояринова (Colta) с вдовой музыканта Натальей Чумаковой.

- У вас отец - пушкинист, а мама - филолог. Как в вашей жизни появился рок-н-ролл?

- Я услышала сначала русский рок и почти не сталкивалась с западным. Ну, The Beatles до меня доносились, но я не очень понимала, что это. У меня была фанатичная страсть к лошадям - я занималась конным спортом и работала на конном заводе, чтобы заработать стаж для поступления в Тимирязевскую сельхозакадемию. Впервые я услышала русский рок, когда стала учиться на коневода в Москве. Это был 1988 год. Где-то за полгода я его весь отслушала. Ходила на питерские группы. Познакомилась с «Камчаткой», Андреем Машниным и Сергеем Фирсовым (заведующий фонотекой Ленинградского рок-клуба), он мне как раз и записывал кассеты. И когда я уже успела разочароваться в русском роке, я услышала «Гражданскую оборону».

- На концерте?

— Да, это был фестиваль Ленинградского рок-клуба в 1989-м. Я не думала, что русская группа может так играть. Это был ураган, который пронесся над залом. При том что они там выступали втроем — Егор, Кузьма и Климкин. Джефф не приехал. Поэтому Егор был занят гитарой - он стоял совершенно статично, ноги на ширине плеч, не прыгал. Звука не было никакого: понять, что они играют и поют, было невозможно, но при этом шел шквал энергии. Зал прибился - мы сидели с подругами и не понимали, на каком мы свете.

- У вас не возникло желания после концерта подойти к Егору Летову и познакомиться?

- Он был такой мифической фигурой в тот момент, что это не представлялось возможным. Когда я услышала «Оборону», то бросила Москву и учебу и вернулась обратно в Сибирь, потому что мне стало казаться, что все крутое происходит там. Купила бас-гитару, стала играть с друзьями. Кстати, играть меня учил последний барабанщик «Обороны» Паша Перетолчин.

- Вы познакомились с Егором Летовым. Как это произошло?

- В 1991-м они приехали в Новосибирск на похороны Янки, и так получилось, что поминки были у меня.

- Вы были знакомы с Янкой?

- Лично - нет, но, естественно, у нас была масса общих знакомых. Я была на двух ее концертах - в Барнауле и Новосибирске. Как я уже говорила, мы были другое поколение панков и другая тусовка. Собственно, даже тусовки не было - были наша группа и ряд знакомых вокруг нее. Мы были романтично-отстраненные - все в черном, все загадочные (смеется).

- На поминках Янки выступали музыканты?

- Никаких концертов, разумеется. Просто собрались люди из разных городов. У меня остались «Оборона» и четверо их друзей. Они пришли ко мне потому, что им не хотелось быть в огромной тусовке и общаться с незнакомыми людьми. А у меня было спокойно - родители уехали. Они провели где-то дня четыре. Но мы тогда близко не познакомились. Им было не до того - они были замкнуты на себе и на своих переживаниях. Ближе мы познакомились только в 97-м...«Оборона» приехала на гастроли в Новосибирск и поселились у меня. Организатор пожадничал - не стал снимать гостиницу и попросил меня их вписать. Ну, почему нет? Они приехали. Мы разговорились о том о сем. Подружились. И когда выяснилось, что я играю на бас-гитаре, Егор меня позвал в группу.

- Так просто - сразу?

- Просто сразу. Спросил: действительно играешь? Я к тому времени давно не играла, но достала из кладовки гитару, что-то набренчала. «О-о-о, отлично!» - сказал Егор.

- И сразу поехали на гастроли? Ведь у «Гражданской обороны» всегда была активная концертная жизнь.

- Именно в этот момент она была неактивная. У них тогда была одиозная репутация - многие их боялись приглашать. До следующей весны у «Обороны» не было концертов, и я почти год просто играла и репетировала, а потом уже поехала на гастроли. Но на самом деле я не имела представления, насколько это тяжело и ответственно. Я думала, что все происходит разгильдяйски. Оказалось, нет - надо четко представлять себе, что и где на сцене происходит. Поначалу было очень сложно.

- Я считаю «Гражданскую оборону» главной и чуть ли не единственной психоделической рок-группой в России.

- Конечно. «Гражданская оборона» - это панк, если его понимать в глобальном смысле - как протест. А музыкально - совсем нет, разве что ранние песни. Ну а на концертах «Обороны» каких только инцидентов не было - несколько раз распыляли газ. Причем так сильно, что публика в панике бежала к выходу и чуть было друг друга не подавила. Самым выдающимся по части экстрима был концерт в кинотеатре "Марс", куда приезжал ОМОН с водометами. Почему-то на этот концерт билетов продали в два раза больше, чем вмещал зал, - естественно, не все смогли зайти, вынесли двери, начались беспорядки, и публику смывали с площади водой. Для нас это был не лучший концерт.

- Почему так много времени прошло между съемкой и выходом фильма - 10 лет?

- Съемку вел Tele-Club, в котором происходил концерт. Они собирались тогда закрываться и нам сказали, что наше выступление им нужно, чтобы выпустить DVD с лучшими концертами. Это была совершенная случайность. Вообще «Оборону» профессионально снимали редко. Я только сейчас осознала, что это происходило только в Москве: «Лужники», 20-летие в «Горбушке», «Б1» и «Апельсин». Словом, то, что последний концерт был заснят, - это совпадение, которое даже страшно осознать. Просто чудо. Фильм выходил так долго, потому что владельцы записи потребовали за нее большую сумму. Сначала нам было вообще не до того, потом мы долго с ними вели переговоры и долго ее собирали. Мы выкупили ее только в 2015-м. На самом деле, этот проект мы осуществили довольно быстро. Реально работать над монтажом мы начали где-то летом 2017-го. А до этого «Космосфильм» строил свою студию, и работать было просто негде.

- Незадолго до фильма вы выпустили книгу интервью Егора Летова «Офлайн». За что планируете взяться дальше?

- Работа над архивами ведется постоянно. Над «Офлайном» мы работали параллельно с фильмом и виниловыми переизданиями. Недавно вышел альбом "Psychedelia Today" - совсем ранняя «Оборона», которую никто не слышал. На очереди еще несколько релизов - несколько концертников и виниловых переизданий, которые делает фирма «Выргород». Очень много пришлось повозиться над акустикой Егора в Киеве в 1990 году. Очень странное для него время: разговоры про суицид, роспуск группы и т.д. Но эта запись - выдающаяся: на концерте Егор очень много разговаривает и высказывает свои тогдашние суждения. Для меня это очень тяжелый концерт - я чувствую, в каком он тогда был состоянии. Каждый вечер после работы над этой записью мне было так плохо, как будто всю душу из меня вытрясли. Я этот концерт никогда не буду переслушивать.

- Возможно ли продолжение фильма "Здорово и вечно" о постсоветской истории «Гражданской обороны»?

- Не только возможно, оно необходимо. У меня куча материалов для второго фильма. Когда мы начали делать «Здорово и вечно», я совершенно не предполагала, что в него поместятся только ранние годы. Мы и про них-то не смогли все интересное рассказать. Разумеется, скоро к продолжению надо будет приступать. Только надо перевести дух после «Сияние обрушится вниз», потому что мы все страшно замучились. Но затягивать не будем, иначе фильм можно никогда не закончить.

На фото Иркипедии: Егор Летов в Иркутске. 20 мая 1995. 


19.02.2018