Издательство «МИФ»

Среда Петрова № 37 (87)

В два часа ночи 21 ноября 1991 года в Иркутск прибыл президент Советского Союза Михаил Горбачев. Это был тот же самый Ил-62, на котором его тремя месяцами ранее вывозили из Фороса после известных событий несостоявшегося путча.

В аэропорту Горбачева встречала почти сотня иркутских чиновников во главе с Юрием Ножиковым. За день до этого Юрий Абрамыч ушел в отпуск, но ему пришлось срочно из него выйти, поскольку визит был незапланированный. Такое трудно себе представить: визиты государственных мужей готовились (и готовятся сейчас) месяцами, а тут… Но все было безупречно: и все стояли согласно рангу, и красная дорожка, и своевременно пришедший представительный микроавтобус «Юность», и журналисты, которые не очень-то и подпускали к Горби.

Программа была насыщенной, причем не только официальная – поездки на авиазавод, встречи, совещания, но и неформальная. А что было самым популярным в то время? Конечно, «походы» в магазин. Как рассказывали участники тех событий, уже с утра город бурлил: а правда, что продукты завезут?

Иркутск тогда был, если не сказать, что голодным, но точно не сытым: ситуация была сложная. Полупустые полки, усталость от реформ привели к резкому падению рейтингов власти, а Горбачев для многих и вовсе стал нарицательным героем. В СМИ уже была свобода, и скрыть ничего не получалось. Вот и утром «Восточка» написала о том, что хлебом в Иркутске-2 в честь приезда президента торговали исправно, а в магазинах появился щербет. В магазине «Овощи-фрукты» по ул. Омулевского лежали кое-какие фрукты и расфасованные по красивым мешочкам овощи. Появились сайра, горбуша и печень минтая. Было ли это показухой или обычным рабочим днем, сказать, конечно, трудно, но продавщицы были довольны и тем, что их покажут по телевизору, и большим наплывом покупателей, которые активно «сметали» все, что плохо лежало.

А еще Михаил Сергеевич побывал в областной детской клинической больнице. Немногим ранее Горбачев перевел на ее счет 300 тысяч долларов за гонорары от издания книги, чтобы можно было купить специальное медицинское оборудование для исследования нервных болезней, болезни желудка, печени и аппарат «искусственная почка». Его долго водили по кабинетам, и он был доволен, что деньги пошли на благое дело. А на прощание иркутские врачи попросили еще денег, и он опять пообещал перевести их со следующей книги. Благородный поступок, о котором, наверное, многие уже и забыли.

Пишу колонку и думаю: а были ли у нас свои Горбачевы за эти тридцать лет, которые могли вот так просто сотни тысяч долларов перечислись в незнакомую больницу? Очень хочется верить, но верится с трудом.

А Горбачев уже на встрече с ветеранами. 22 августа Борис Ельцин приостановил деятельность Коммунистической партии на территории России, и ветеранам-коммунистам, конечно, было больно и непонятно: что будет дальше? Думаю, что этого не знал и сам Горбачев, но ему и тогда хватило мудрости сказать, что не нужно допускать противостояния союзных и российских властей. И он очень хотел сохранить Союз. «За него я лягу костьми, - говорил он, причем не только в Иркутске.

Иркутский авиазавод переживал не просто: шестимиллионную армию должны были на раз-два сократить как минимум наполовину. Поселок авиастроителей оставался без заказов, следовательно, без работы. Единственным выходом оставалась торговля за границу, но на нее было наложено вето. Горбачева уломали его снять: оборонку быстро не перестроить, согласился он, вновь разрешая торговать боевыми самолетами Су-27 и МиГ-29. Увы, вскоре здесь начнут делать пылесосы и кастрюли, о чем говорил и Горбачев на встрече с заводчанами.

Любому начальнику принято показывать новую школу. Сорок седьмой лицей тогда уже гремел в Иркутске благодаря команде Валерия Степанова, но как удалось обойти страшную свалку во дворе школы, одному только ему было известно.

Финальная пресс-конференция прошла в Листвянке. Горбачев благодарил иркутян за «жесткие» вопросы и душевные разговоры. Ему пришлось долго оправдываться, что он прилетел утихомирить здешние власти, которые якобы занялись сепаратизмом, и показать всем «где раки зимуют». Но Михаил Сергеевич уже четко понимал, что этот иркутский вояж был для него прощальной гастролью. Он хотел оставить о себе память как о человеке, который перевернул сознание человека и власти, который дал свободу, который хотел серьезных изменений. Рейтинги Горбачева с позитивных упали в отрицательные.

Он терпел. Он многое в себе скрывал. И он все-таки смог уйти сам, что для советской политики было немыслимым.

И сегодня, вспоминая те годы, хотелось вспомнить, что без 1991 года не было бы дальнейших преобразований, новой России, открытия границ, европейской интеграции и еще много чего. Не было бы среды Петрова.

                                      Алексей Петров, историк

Фото: Моя Иркутская область. 2007.

Ранее о визите Горбачева в Иркутск "Глагол" уже писал в своем материале к дню рождения первого и последнего президента СССР. 


Aliexpress WW

21.11.2018

Среда Петрова