Немецкая "Остальгия" в Иркутске

Презентация книги Томаса Абэ «Остальгия. Опыт восточных немцев после объединения Германии» и сборника статей под редакторством Томаса Гроссбёльтинга «ГДР: миролюбивое государство, читающая страна, спортивная нация?» прошла в минувшую субботу в Иркутской областной научной библиотеке им. И. И. Молчанова-Сибирского. Организаторы презентации – ИГОО «Клуб молодых ученых «Альянс» - не только представили книги, изданные при поддержке Московского офиса Фонда Фридриха Науманна, но и организовали дискуссию, когда ученые, сотрудники библиотек, журналисты, гражданские активисты смогли обсудить события 1989-1990 годов, падение Берлинской стены и события, связанные с последствиями воссоединения Германии - социально-экономический кризис восточных немцев и «остальгию», или ностальгию по временам и культуре Германской Демократической Республики.

ГДР и ФРГ - единственный пример объединения разных стран с одним народом, Йемен не в счет. Это уникальный опыт в уникальное время. Фактически немцы "отменили" ГДР, сделали это одномоментно и практически без влияния внешних сил. Мы за своими девяностыми не заметили этот процесс – жаль, ведь полезно сейчас изучить - многие события из "отмены ГДР" нам еще предстоит пройти.

Политолог Сергей Беспалов рассуждает: Как заканчиваются эпохи? Дотошные немцы подсчитали, что в 1991 году – когда объединилась Германия - восточные немцы выкинули в три раза больше мусора, чем обычно, в прежние годы. Расставание с прошлым выглядело именно так – выбрасывали все старое, что принято выбрасывать на мусорку. Это оптимизм, надежда на будущее и вера в развитие в одном лице. Но через пять-семь лет началась Остальгия - вернулись старые торговые марки, даже «старые» партии стали получать больше голосов на выборах.

Преподаватель ИГУ, член правления клуба «Альянс» Анна Ильина: Берлинская стена все же выполнила свое предназначение. За 28 лет своего существования она настолько отгородила людей друг от друга, что сейчас, спустя еще 28 лет, часть людей продолжают ощущать себя разными по духу. Разрушение Берлинской стены - символ объединения Германии, но, судя по разнице менталитетов, стена все еще продолжает существовать в головах людей.

Ирина Петшик, член Общественной палаты Иркутской области, в начале девяностых работала учителем в русской школе города Плауэн: у меня нет никакой «остальгии». Серые и мрачные города, серые стены в квартирах. И когда мы выезжали в Россию, большая часть вагонов была распродана на территории современной Украины. В настоящей Германии уже тогда мусор делили на три части, а в нашем военном городке все сваливалось в одну кучу. Но что было, то было – многие понимали русский язык, он изучался в школах, и с нами разговаривали на родном для нас языке…

Остальгия есть в Интернете. Милена Князюк, главный редактор информационного агентства «Сибирские новости», рассказывает, что в «Одноклассниках» существует группа жителей военного городка, в котором жила ее семья. Когда ее пригласили на дискуссию, она весь вечер смотрела фотографии, и промелькнула светлая грусть.

Участники дискуссии отметили, что Германия - единственная страна в Европе, где существует термин ностальгии по прошлому. «Остальгия» сродни российской ностальгии по всему советскому, это мы видим в телепрограммах, фильмах и общественно-политических процессах. Участники избирательной кампании 2017 года вспомнили предвыборные плакаты Марксистско-ленинской партии, которая активно продвигала левые, «остальгические», ценности в городах Восточной Германии, а почти на каждом углу можно было встретить портреты основателя Советского государства.

Книги найдут своего читателя не только в библиотеках города, но и немецких центрах Иркутска, где активно изучают не только немецкий язык, но и историю Германии. Члены русско-немецкого общества «Иркутск-Пфорцхайм» по итогам дискуссии высказали свои пожелания сделать подобные встречи традиционными.


Культура и просвещение

22.02.2018