Издательство «МИФ»

"Живи и помни" на сцене Петербурга

15 марта Иркутск отметил день рождения Валентину Распутину большим количеством мероприятий, творческих событий, презентаций книг. Но имя Распутина заставляет возвращаться к нему не только иркутских режиссеров. Повесть «Живи и помни» питерский режиссер Григорий Козлов прочитал как народную заплачку. И вот что из этого получилось. "Глагол" публикует статью Ольги Егошиной. 

Деревня Атамановка, притулившаяся на правом берегу Ангары в спектакле «Мастерской» - заповедное место, которое везде и нигде. Разве лодка Харона довезет до ее берегов (главным декором спектакля есть лодка, стоящая по центру). Начинает сказ хор, выстроившийся на авансцене, – сказ о жизни, любви и гибели Андрея – деревенского мужика, солдата-дезертира и его жены Настены.

В основе повести Валентина Распутина – извечный трагический конфликт долга и чувства. Ушедший на Отечественную войну Андрей после ранений и госпиталя так заскучал по жене, что вместо воинской части поехал в другую сторону. Вчерашний герой в одночасье стал дезертиром. Тосковавшая по мужу жена Настена счастлива, что он жив, но четко понимает, что теперь никогда сама не может посмотреть прямо в глаза подружкам, потерявшим на войне мужей. 

В античной трагедии вину героев судил монолитный хор. В спектакле Григория Козлова хор – собрание индивидуальностей – деревенских баб и мужиков, среди которых соседи, друзья, подруги, родные. Те, на чьих глазах прошла жизнь. Те, кто помнят и первый день молодоженов, приехавших после свадьбы в Атамановку, и проводы Андрея на войну, и жизнь Настены в военную пору.
Семеро актеров «Мастерской» (Алена Артемова, Евгений Шумейко, Ксения Морозова, Дмитрий Житков, Илья Борисов, Ольга Афанасьева, Константин Гришанов) виртуозно соединяют бытовую правду образов и приподнятость сказовой интонации, историческую точность и песенный лад повествования. У каждого есть свой «крупный план»: и у счетовода Иннокентия Ивановича (Илья Борисов), и у разбитной жалостливой Надьки (Ксения Морозова), и у дождавшейся покалеченного мужа Лизы (Алена Артемова), и у мучающегося отца Андрея (Константин Гришанов). В упор глядя на невестку, отец Андрея глухо просит сказать: где прячется сын? Где стервец схоронился и почему не пришел взглянуть в глаза опозоренному отцу?
Андрей Ведерников играет своего тезку Андрея Гуськова тем шалым русским мужиком, которого и на подвиг, и на подлость может толкнуть свободолюбивый и неукротимый дух. Дикое сердце не слушается головы. А когда опамятовался «что же я делаю?» - выпрямлять судьбу уже поздно. Опасливые движения загнанного зверя, ни в чем не знающего меры: ни в любви, ни в ненависти. Он обещает: «Предашь – мертвый приду язык вырвать» так, что его герою верится. Такой и любит изо всех жил, но и убьет без раздумий, если волна накатит. Гибель живет где-то рядом с этим героем, и как ни хлопочи жена, – такого не спасешь, не сохранишь. 

«Чисто леший» – заливисто смеется Настена - Арина Лыкова, разглядывая своего непутевого мужа. И в смехе и радость, и боль, и предчувствие краткости отпущенного времени вдвоем. Иконописное лицо, тихий голос, редкие всплески усталости и страха, и – стальной стержень внутри. Не согнуть, не сломать.
Русские женщины – лучшее, что Россия подарила миру. Героиня Арины Лыковой обладает той нравственной силой, рядом с которой тушуются самые могучие герои. И готова взять на себя вину любимого, разделить ее с ним. Готова вынести презрение и ненависть, готова терпеть и страдать.  Она стоит на краю лодки, поддерживая руками свой тяжелый живот (долгожданный сын!), смотрит на преследователей и в воды Ангары. И ступает за борт осторожно-осторожно, чтобы не потревожить ни ребенка во чреве, ни матери-реки…
И скорбно звучит эпилог. Хор прощается с героиней, отпускает ей грехи, оплакивая погибшую дочь Атамановки. И качаются над сценой – деревянные люльки памятью о нерожденном младенце.
Спектакль, сыгранный на малой сцене, звучит отнюдь не камерно. Он входит в недлинный, но такой важный ряд постановок по деревенской прозе, среди которых и «Три мешка сорной пшеницы» Георгия Товстоногова, и «Деревянные кони» Юрия Любимова, и конечно «Братья и сестры» Льва Додина, - спектакли, сохранившие поэзию и правду русской деревни, ее высокие минуты и тяжкие провалы, то чем спасаются и от чего гибнут.

Ольга Егошина, Театр-онлайн

Фото из архива театра "Мастерская Григория Козлова"

Подписывайтесь на наш Telegram-канал

23.03.2018


Новости партнеров

Театральная жизнь

Байкал. Целиком и навсегда

Уличная шахматная доска установлена в центре Иркутска

Романтика Второго Иркутска: голубевод Владимир Колодкин о любимых птицах

Уроженцу Киренска, популярному актеру Леониду Кулагину - 80 лет!

Да Бохан их знает: юные КВНщики из бурятского поселка приняли участие в телепроекте

На всем пространстве СНГ оказалось два мужика - Лукашенко и Боровский

Иркутск после апокалипсиса времен Степана Шоболова

Выпускники лицея ИГУ провели свой «Последний звонок» в Minecraft

Актёр иркутского драмтеатра Яков Воронов отмечает шестьдесят пятый день рождения

На окраине Новосибирска произошла «битва за последнюю бутылку»

На окраине Новосибирска произошла «битва за последнюю бутылку»

На окраине Новосибирска произошла «битва за последнюю бутылку»