Издательство «МИФ»

Константин Сероватов

Познакомиться с известным пианистом Константином Сероватовым следовало бы намного раньше, чем в ноябре 2018 года. В социальных сетях мне приходилось уже видеть видеозаписи с его небольших концертов, а тут позвонила Наталья Бенчарова и пригласила заглянуть на новую культурную площадку, в Дом на Горе.

Найти дом довольно просто, хотя с дороги его не видно. Он прячется метрах в двадцати от центральной улицы, и если б не номер 31 на аншлаге, вечером пришлось бы поплутать. Как рассказала Наталья, здесь раньше стоял дом на двух хозяев – старый, ветхий, со столетней историей. Хозяева не успели привести его в порядок – как только начали капитальный ремонт, строение рухнуло. Пришлось его восстанавливать по бревнышку, а потом отстроили второй этаж. И теперь дом стоит новенький, пряничный – снаружи, но с историей – внутри.

- Я из другого города, - смеется Константин. – Иркутск-2 называется. Есть Арзамас-16, Красноярск-45, а есть Иркутск-2. И я не каждый день выезжаю оттуда.

В этот момент как-то нелепо шумно включается кофемашина. Чуждая какофония звуков, но вода, наполняя кружку, тихо восстанавливает разрушенный мир, как будто наигрывая новую мелодию.

- Почему именно музыка? Все началось задолго до моего рождения: мама – музыкант, папа – летчик. Вначале все за меня знали, потом я сам решал.  Ничего другого я не мог делать. Стояли семидесятые, в ДК им. Гагарина были только кружок авиамоделирования и курсы кройки и шитья. Но еще была детская музыкальная школа №1. Иркутск второй, а музыкальная школа – первая (смеется).

Меня туда привели. И началась учеба – согласно высоким традициям, классическая трехуровневая образовательная система. А потом я уехал учиться в Ленинград в консерваторию.

- Почему не покинул Иркутск? Не смог. Я прохожу мимо роддома на Жукова, читаю эти смешные, трогательные надписи - «Люда, спасибо за сына и дочь», и понимаю, что уехать – это совершить несправедливость по отношению к месту, где ты родился.

- Рояль у меня дома один. Обычный миньон. Соседи смирились уже, но разрешают репетировать только с десяти до десяти. Сколько сыграл за жизнь концертов? Не считал.

Скольким людям играл? В августе этого года на концерте в БХЗ (Большой Хужирский Зал, - смеется), что на Ольхоне, было всего два зрителя. Но я могу играть и для одного. Там, в БХЗ, помещение в четыре раза больше этого и в пять раз выше. Слушатели были очень внимательные.

Если ты каждый концерт играешь, как в последний раз и как для последнего человека, то неважно, сколько слушателей в зале.

Самый большой концерт, вспоминает Константин, состоялся в Русском культурном центре на Кипре – в Никосии. Однокурсники по питерской консерватории тогда сами решили все организационные вопросы, ему осталось только музицировать. В том концерте Константин, наряду с классическими произведениями, играл музыку своих друзей, организовавших событие.

Но сейчас ему милее малые пространства: они лучше больших холодных залов. Тем более, в больших залах в последнее время завелась мода на звукорежиссеров, которые подзвучивают музыку, а это – грубое вторжение в пространство, которое создают музыкант и зрители. «Они все самодельные, - говорит наш собеседник, - обучались этому от винта и научились делать все громко и шумно. Ни одного момента звучности нет».

Профессиональный музыкант должен давать много концертов. Он счастлив на них. От концерта к концерту растет, даже если играет одно и то же произведение. Особенность профессии такова, что, даже не сидя за инструментом, музыкант продолжает играть – внутри себя, невидно для других. Это призма, через которую он смотрит на мир.

Лучшие концерты – в Японии. Там такая атмосфера, что по-другому нельзя, рай для перфекционистов. Там все лучшее – настоящая «Страна восходящего солнца». Теперь у Константина там есть друзья и ученики, которые поддерживают и готовы приезжать на Байкал, чтобы послушать музыку и тишину.

В субботу, 24 ноября, в Доме на Горе будет очередной концерт. Билеты раскуплены заранее, аншлаг обеспечен.

Наталья добавляет, что начало концертам положил Михаил Рожанский, который посоветовал проводить вечера, объединяющие музыку, философию и поэзию. Чтобы слушатели, зрители смогли увидеть эпоху и услышать музыку через истории и письма композиторов, понять, как они сами объясняли свое творчество. Этакое погружение в эпоху. А что еще нужно творческим людям?

 

Блиц-вопросы к Константину Сероватову:

- ТОП – 3 иркутских зала?

- Иркутская областная филармония – и главный зал, и Органный зал; зал во Дворце искусств Усть-Илимска, он тоже совсем неплохой. Помнится, там был никакой (от слова – совсем плохой) рояль, но зато наличествовал просторный зал с раздельным пространством. Еще есть Иркутский областной художественный музей им. В. П. Сукачева – с неплохим инструментом, но специфической акустикой.

Как важен хороший инструмент! Его появление дает много возможностей, наполняет любое пространство музыкой и жизнью.

- Список композиторов, которых хочется играть?

- Это композиторы-пианисты: Бах, Бетховен, Шопен, Лист, Рахманинов, Скрябин, Дебюсси.

- Есть ли разница между русской и западной музыкой?

-  Конечно, есть. Русскую музыку тяжело сыграть так, чтобы не сделать ее еще более депрессивной. А вот европейская – она уже лучезарная, источает радость, мажорная она или, наоборот, невеселая и минорная. Она вся внутри тебя.

PS: Кстати, на прощание мне сыграли Клода Дебюсси. Пока я долго думал – просить или не просить, Константин сам сел за рояль и предложил сыграть. Пьеса «Остров радости» была написана в 1904 году. «Сплошной восторг», - так музыкант охарактеризовал это произведение.

Я слушал маэстро Сероватова в темной комнате под фонарем. Изысканный тон, матовый звук, бархатистая гамма красок. «Этот рояль мог бы подойти Дебюсси, но едва ли Бетховену, для него такой звук считался слабым», - сказал Константин. И уже уходя, он добавил, что пианистов сейчас особенно любят: видимо, интересна сама фигура пианиста – обязательная золотистая охапка волос, одетый в черный фрак или смокинг, левая нога под углом, правая – на педали, широкая гача брючного низа развевается от его педальных вибраций, а руки летают над клавиатурой.

Свой собственный образ современного пианиста вы сможете нарисовать на ближайших концертах Константина. Ближайший из них пройдет 13 января 2019 года в Ботаническом саду ИГУ.

                                                    Алексей Петров. Глагол. Иркутское обозрение

"Глагол" выражает благодарность Наталье Бенчаровой и Галине Солониной за помощь в организации интервью. 

Фото Антона Климова


Aliexpress WW

23.11.2018