Издательство «МИФ»

«Умный» полимерный кластер придаст ускорение развитию Приангарья

Министерство энергетики РФ разработало «План развития газо- и нефтехимии России на период до 2030 года», который предусматривает создание шести нефтегазохимических кластеров: Волжского, Северо-Западного, Каспийского, Западно-Сибирского, Дальневосточного и Восточно-Сибирского. Условиям, возможностям и перспективам формирования последнего на международном форуме «КласТЕРРА», прошедшем в Иркутске 20-21 ноября, была посвящена отдельная секция. 

Экспертами на ней выступили инвестиционные аналитики, представители научных институтов и бизнес-структур, работающих в этой отрасли. Здесь же впервые состоялась презентация проекта Байкальского полимерного кластера. История его создания началась два года назад, когда несколько предпринимателей, заинтересованных в развитии региона, объединились в проект «Байкал Бизнес Генерация» (BBG Group), провели исследования и приняли решение двигаться в направлении реализации проектов нефтегазохимии в области полимеров и композиционных материалов.

Об особенностях сформировавшейся в результате концепции кластера, а также о том, как важно малому и среднему бизнесу не замыкаться только на текущих делах, а анализировать ситуацию и ловить перспективные идеи, рассказал автор идеи и руководитель проекта Сергей Недякин. 

Ориентиры для инвестиций 

– Сергей Викторович, стратегия развития Иркутской области на долгосрочную перспективу определена как «вторая индустриализация», и концепция предлагаемого вами кластера логично в нее встраивается. Тем самым такому кластеру предстоит стать не только системообразующей структурой более высокого уровня для малых, средних и крупных предприятий нефтегазового сектора, но и одним из инструментов преодоления серьезных экономических вызовов для нашего региона. Какие из них представляются вам основными? 

– Разрабатывая концепцию полимерного кластера, наша группа выделила некоторые глубинные структурные диспропорции в экономике Иркутской области на фоне масштабных внешних процессов. И абсолютно очевидно, что, не найдя ответа на глобальные вызовы, полимерная отрасль региона не сможет совершить качественный шаг в вперёд. А сделать это необходимо. 

О каких вызовах идет речь? О новом техноукладе, конкуренции территорий и систем разделения труда, вытеснении обычных материалов «умными», необходимости импортозамещения.

Остановлюсь на некоторых из них подробнее. Сейчас наступает так называемая «эра шестого техноуклада». Учёный Николай Кондратьев в 1920-х годах выдвинул теорию больших циклов развития мировой экономики – техноукладов. Так, в свое время СССР выиграл четвертый уклад (доля технологий этого уклада сейчас в стране составляет более 50 процентов), пятый мы пропустили (доля технологий – всего около 10 процентов: в военно-промышленном комплексе и в авиакосмической отрасли), поэтому догонять развитые страны в технологиях пятого техноуклада на данный момент уже не представляется возможным. 

Но у нас есть шанс заявить о себе в шестом техноукладе, который формируется в настоящее время и при сохранении нынешних темпов развития установится за десятилетие, а зрелости достигнет через 25–30 лет. Шестой техноуклад основывается на биотехнологиях, робототехнике, термоядерной энергетике, когнитивных технологиях.

Почему важно ориентироваться на техноуклады? Потому что территории, которые успеют создать заделы в формировании производственно-технологических систем нового технологического уклада, станут центрами притяжения инвестиций, человеческого капитала, технологий. Вот и нам надо успеть, иначе так и останемся в роли догоняющих с сырьевой моделью.

– Какова роль полимеров в шестом техноукладе? 

– Именно они – один его драйверов. Традиционные «чистые» полимеры в значительной степени исчерпали свои возможности, а научно-технический прогресс требует производства конструкционных материалов с заранее заданными свойствами или «умных», к которым и относятся полимерно-композиционные материалы. Композиты – это вершина всей химической промышленности. На самом деле, сегодняшний мир уже невозможно представить без полимеров и полимерных композиционных материалов. И с каждым годом эта роль всё возрастает. Даже шутки на эту тему появляются в стиле законов Мерфи: «Пришла нужда постучать по дереву — обнаруживаешь, что мир состоит из алюминия и пластика». 

Инициатива для повышения конкуренции

– Наша область - не единственная, а одна из территорий - точек роста газонефтехимической отрасли. 

- Да, поэтому следующий вызов – это конкуренция территорий. План Минэнерго предусматривает, что до 2030 года в России сформируют шесть газонефтехимических кластеров, а рост производства крупнотоннажных базовых полимеров увеличится в 5,8 раза. То есть при создании кластеров будет идти борьба и за инвестиции, и за трудовые ресурсы, и за рынки сбыта. Следовательно, кто первым сформирует наиболее конкурентоспособный кластер, получит заметные преимущества. Если же учесть, что на территории региона также формируются машиностроительный, фармацевтический кластеры, у нас будет достаточная основа для экономического прорыва. 

– Принимая решение о работе над полимерным кластером, вы анализировали базу, которая может обеспечить его жизнеспособность. Насколько сильными характеристиками отличается Приангарье на начальном этапе по сравнению с пятью другими? 

– Достаточно перспективными для полноценной работы. Регион имеет богатые нефтегазовые месторождения. У нас низкая стоимость электроэнергии. Что немаловажно, уже есть значительная часть инфраструктуры: несколько крупнейших комплексов нефтепереработки и нефтехимии, расположенных в Ангарске и Саянске и обладающих большим техническим и кадровым потенциалом для развития на их площадках не только многотоннажных, но и малотоннажных газохимических производств, производств конечной продукции из полимеров. Таким образом, здесь можно формировать длинную цепочку добавленной стоимости, включающую в себя высокие переделы.

Кроме развития производств на базе существующих предприятий, начата реализация проекта по созданию газоперерабатывающего и газохимического комплекса на базе ресурсов северных месторождений Иркутской области в Усть-Куте.

Также важно, что в Иркутской области сильная научная школа, в том числе, в сфере нефтегазохимии. 

– Вы упомянули как один из вызовов общероссийскую на фоне европейских санкций тенденцию к импортозамещению. Как это отразится на рынке полимерных материалов? 

– Сегодня в России средний уровень потребления полимеров – 31 кг на человека (что в 5 раз ниже, чем в США или ФРГ, в 3 раза ниже, чем в Японии), к 2030 году, по прогнозному плану Минэнерго, он увеличится в 2,5 – 3 раза. Кто будет отвечать на этот спрос – тот и получит прибыль. 

Вызов для Иркутской области заключается в том, сумеем ли мы сами удовлетворить спрос на полимеры в регионе и даже за его пределами или будем наблюдать за тем, как выгодную нишу завозными дорогостоящими товарами заполнят наши конкуренты. 

Думаю, нам самим надо проявлять инициативу и, следуя мировым тенденциям, налаживать производство импортозамещающей продукции высокого передела вблизи производителей крупнотоннажных полимеров. Это возможно как раз в кластере. 

– На какой сегмент спроса рассчитана продукция вашего кластера? 

– Сферы применения продукции полимерного кластера обширны: авиастроение и сельское хозяйство, строительство, медицина, нефтегазохимическая промышленность, энергетика, ЖКХ, пищевая промышленность. На данный момент нами разработаны инвестиционные проекты по производству ПБВ, биополимеров, изделий из инженерных пластиков, нетканых материалов.

Инновационный кластер мирового уровня

- Кластеры, несмотря на общий принцип организации, могут разниться по структуре в зависимости от сферы экономики. В чем принципиальное отличие полимерного кластера, который предлагаете вы? 

- Говоря о кластерном подходе, необходимо четко различать два типа кластеров: монопроизводственный (линейный) и диверсифицированный. Первый был характерен для XX века: простая технологическая цепочка в нем выстроена от мономера до утилизации. Основная задача - максимальная концентрация, достижение за счет этого экономии и лидерства по издержкам и, соответственно, получение эффекта от оптимизации. 

Но на территории Иркутской области есть все возможности для создания не элементарного линейного монопроизводственного кластера, а полноценного диверсифицированного инновационного полимерного кластера, использующего экономику знаний, где эффект возникает не благодаря хорошо организованной линейной цепочке, а за счет переброса технологий и решений, идей, знаний из одних технологических цепочек в другие, соседние области (например, в машиностроение, в фармацевтическую индустрию). И на стыке таких цепочек могут возникать серьезные эффекты, явления так называемой кластерной синергии, когда от соединения технологий получается не их сумма, а некая прогрессия.

Также обращу внимание на отличие полимерного кластера от нефтегазохимического кластера: в полимером кластере акцент смещён в сторону верхних переделов и конечной продукции. 

- Любая инновация - это то технологическое изобретение или способ организации деятельности, который перестраивает сложившуюся систему разделения труда. А именно системы разделения труда, а не предприятия как таковые, конкурируют сейчас в мировой экономике. Исходя из этого, как ваш инновационный кластер может повлиять на позиционирование региона на российском и мировом рынке?

- Главная характеристика системы разделения труда - это её глубина, которая складывается из уровня кооперации, уровня специализации и уровня плотности управления. Соответственно, чем глубже система разделения труда, тем она эффективнее и конкурентоспособнее. 

А кластер (особенно в той вариации, в которой предлагаем мы) - это по сути «сгусток» деятельности, который обеспечивает условия для плотности коммуникации и управления, обмена инструментами, технологиями и людьми, копирования новых специализаций и видов деятельности, установления новых связей кооперации и как результат - углубление системы разделения труда. 

Но если в регионе не будет создана структура с такой конкурентной системой разделения труда, он не сможет встроиться не только в мировую систему разделения труда, но в ближайшем будущем окажется неспособным конкурировать и на российских рынках.

- Из каких элементов должен быть «сконструирован» такой кластер? 

– Крупных предприятий - переработчиков (они расположены в Ангарске, Саянске, Усолье-Сибирском, Усть-Куте - Ангарский завод полимеров, Саянскхимпласт, Иркутская нефтяная компания). НИОКР - Иркутского государственного технического университета, Ангарской государственной технической академии. Финансовых институтов и страховых компаний. Органов исполнительной власти и Центра кластерного развития. 

Обобщая, можно сказать, что внутри себя Байкальский полимерный инновационный кластер соединит различные предприятия, инновационные технологии, талантливые прогрессивные мозги, будет эргономично встроен в новую экономическую систему. Он удержит специалистов нашей области и притянет профессионалов отрасли из других регионов, создаст основу сотрудничества с ведущими мировыми институтами для привлечения технологий, будет интересен для МСБ. Как результат - произведет высококонкурентные продукты с ежегодно возрастающим спросом, что повысит конкурентоспособность и инвестиционную привлекательность области, обеспечит ей контакт с зарубежными деловыми партнерами, даст высокий статус в мировой экономике. 

Если попытаться сравнить кластер и его локализацию с каким-либо известным образом, то, пожалуй, можно провести аналогию со знакомой всем нам молекулой ДНК и составляющими ее генами. Действительно, если представить мировую экономику в виде закручивающейся спирали одной из важнейших молекул, то логично, что кластер – это один из ее участков – генов.  

Ведь что такое ген? Структурная и функциональная единица наследственной информации, контролирующая развитие определенного признака. Эти качества, безусловно есть у кластера: он обладает четкой структурой. Несет в себе "наследственную" информацию всех предшествующих этапов развития производства и всех входящих в него предприятий, а также работающих в нем сотрудников. Контролирует то, что составляет его специализацию. 

Подобно гену, кластер – единица естественного отбора: только высокоразвитые конкурентоспособные элементы могут рассчитывать на место в экономике будущего. 

Таким образом, можно говорить о том, что кластер – это частица генетического кода экономики. Чем он совершеннее, тем более стабильной и прибыльной она окажется. 

Символ новой индустриализации

- Что необходимо для формирования такого кластера? 

- Все элементы жесткой и мягкой инфраструктуры, опробованные в современной мировой практике. Так, одним из базовых элементов жёсткой инфраструктуры должен стать полимерный парк на новой современной индустриальной площадке. 

Сейчас в Иркутской области около пятидесяти компаний – переработчиков полимеров. Главные проблемы у них одни, но так как все предприятия разрознены, каждое пытается решать их в одиночку, затрачивая много усилий, не всегда успешно. Концентрация же всех этих компаний в одном пространстве позволит повысить их конкурентоспособность и устойчивость в современных условиях, вывести на новые рынки.

Обращу особое внимание на то, почему мы принципиально предлагаем именно новое строительство, а не приспособление существующих объектов, несмотря на большие инвестиции. Приведу знакомый нам всем пример - с эволюцией спортивных залов. Помните, лет пятнадцать назад на волне набирающего популярность здорового образа жизни они начали открываться где-то в подвалах, арендованных на скорую руку находящихся в аварийном состоянии помещениях? В них ходили, вроде занимались спортом, так как альтернативы не было. А потом были построены современные спортивные комплексы мирового уровня, от занятий в которых совершенно другое ощущение. 

Так и в нашем случае: современный индустриальный парк по последним европейским стандартам задаст тон работы, установит высокую планку, станет символом новой индустриализации и модернизации (а таких символов и веры в будущее нам сейчас очень не хватает!). Подобный парк обладает большим потенциалом для привлечения инвесторов и повышения предпринимательской активности субъектов малого и среднего предпринимательства региона. Также он даст возможности значительного роста производства с меньшими издержками. 

В структуру парка войдет Центр полимерного инжиниринга и промышленного дизайна. Акцент будет сделан на маркетинговые исследования и мониторинг полимерного рынка с целью поиска инвестиционных ниш, подбор технологий, сопровождение проектов вновь создаваемых производств, разработку бизнес-планов в области переработки полимеров, предоставление технических, юридических и финансовых консультаций, координацию сотрудничества с ведущими мировыми компаниями для создания совместных предприятий на территории области и России. 

Также в индустриальном парке откроется студия промышленного дизайна, лабораторно-исследовательский центр, торгово-выставочный центр, торговый дом, Центр субконтрактации, задачей которого станет выстраивание кооперационных цепочек внутри кластера и с соседними кластерами, Центр обучения специалистов.

– Вы планируете разместить такой мощный полимерный кластер в уникальной байкальской экосистеме, которая не обладает бесконечным иммунитетом против химической эксплуатации. Как вы будете обеспечивать экологическая безопасность?

– Этот вопрос мы проработали очень серьезно. Важность решения экологических проблем диктует жесткие требования как к технологиям, так и к самим полимерам. Полимеры должны быть экологически безопасны для человека, технологически перерабатываемыми после окончания их эксплуатации или биодеградируемыми. Поэтому в технологической цепочке кластера переработке вторичных материалов отводится существенная роль.

На территории кластера будет создан действенный централизованный механизм аудита и контроля экологической безопасности процесса создания полимеров и полимерных материалов, их эксплуатации и уничтожения отходов полимеров после их использования в соответствии с природоохранным законодательством РФ и требованиями международных экологических организаций.

– На круглом столе, где вы представили проект Байкальского полимерного кластера, присутствовали и ваши потенциальные партнеры, например, руководитель Иркутской нефтяной компании (ИНК). Как они восприняли информацию? 

– ИНК начала реализацию проекта по созданию газоперерабатывающего и газохимического комплекса на базе ресурсов северных месторождений Иркутской области в Усть-Куте. Проект Усть-Кутского завода полимеров предусматривает производство линейного полиэтилена низкой плотности иполиэтилена высокой плотности суммарно до 500 тысяч тонн в год. ИНК заинтересована в рынках сбыта своей продукции, а также в формировании на территории Иркутской области центра компетенций в области полимеров и полимерных композиционных материалов.

– Каким будет алгоритм формирования кластера?

– На начальном этапе (в I квартале следующего года) необходимо выявить заинтересованных участников, собрать лидерскую группу, провести анализ внешней среды, сформировать цепочки ценностей кластера. В начале 2015 года мы планируем провести первое мероприятие в рамках кластерной инициативы.

Формирование полимерного кластера – это шанс региона занять лидирующее место в области полимеров и композитов в России. И этим шансом стоит воспользоваться. 

Аннна Важенина. Журнал «Капиталист»

Aliexpress WW

23.12.2014

Территория развития