Издательство «МИФ»

Среда Петрова № 9 (99)

В апреле 1988 года на железнодорожном вокзале Иркутска был открыт видеосалон. Как писали тогда газеты, вопрос о том, как скоротать время в ожидании поезда, теперь не стоит. За плату, ненамного превышающую стоимость билета в кинотеатр, здесь можно было посмотреть записи художественных или документальных фильмов, а также музыкальных программ. Организатором салона стал городской хозрасчетный центр досуга «Молодежная инициатива Иркутска».

Японский магнитофон «Панасоник», шесть цветных телевизоров «Витязь», зал на 128 человек. Администратор зала – Алексей Платицын, кассиры-операторы Виктор Минеев, Юрий Утюжников, Игорь Яхонтов, Андрей Ямпольский, Андрей Демин, Сергей Четвериков. В сутки тогда проводили 10-12 сеансов. В зале всегда был аншлаг. Всем было выгодно – и областному управлению культуры, от которого работал центр досуга, и вокзалу, который получал довольно хорошие деньги.

Репертуар строился так: 60-70 % - советские программы, остальное – зарубежные. Ведь сначала репертуар согласовывался даже в Госкино, и именно через видеосалоны можно было прогнать фильмы, еще не вышедшие на большой экран. Такова, например, судьба фильма «Дорогая Елена Сергеевна», который сначала увидели в видеосалонах.

Первые видеосалоны в Иркутске появились в гостинице «Ангара», ДК имени Дзержинского, стадионе «Труд», встречаются названия «Молодежный» в Ново-Ленино, «Альфа» в Академгородке. Затем в список вошли гостиница «Интурист», в помещении театра музкомедии, железнодорожный вокзал и аэропорт. Видеосалоны быстро охватили всю страну. Дошло до того, что расписание сеансов видеосалонов публиковалось вместе с кинотеатрами на последней странице в газете. К осени 1989 года 30 салонов были открыты в поселках по БАМу. Видеосалоны стали реальными конкурентами кинотеатров.

Кстати, Иркутск стал не первым городом, где открыли видеосалон. Первенец появился в Усолье-Сибирском в апреле 1987 года под эгидой областного управления кинофикации, когда его возглавлял Виктор Шибинский.

Но так думали не все. В феврале 1989 года в «Восточке» было опубликовано большое интервью с начальником внутренних дел на транспорте, который приоткрыл обратную сторону процесса: воры и фарцовщики, проститутки и хулиганы, промышляющие на вокзале и аэропорту, облюбовали это место и прекрасно чувствуют себя под их «крышей». В то время как раз был взят за грабеж некий фарцовщик, и товарищ в погонах говорил: где гарантии, что это преступление единственное? Нет гарантий, пока мы не наведем порядок в таких заведениях (читай – уберем их с глаз долой). Да и сам вокзал, скорее всего, получал массу замечаний, поскольку уже накануне 1989 года вопрос о закрытии видеосалона стоял очень остро.

Один из журналистов специально провел ночь на вокзале, чтобы окунуться в ту атмосферу.

- Эти кооператоры и ночью деньги зашибают, - возмущалась какая-то барышня, видимо никогда не работавшая во внеурочное время.

Те самые кооператоры говорили, что «денег нет, народ идет плохо», когда платили аренду в кассу вокзала.

Любители киносеансов придумывали разные формы. Было даже «Видеокафе», в котором каждый вечер показывали один и тот же концерт. Плохое обслуживание и то, что столики стояли далеко от зрителей, распугало всю публику. Довольно быстро оно было закрыто. Но некоторые из видеосалонов всегда были «под завязку». И не только на вокзале, возьмите в гостинице «Ангара» - аншлаги, особенно на 16+. «Мы надеемся на современное мышление советских зрителей. Они сами способны разобраться, где правда, где ложь», - заявил в интервью замначальника киносети Е. А. Ефимов. Дошло до того, что к окончанию ночных видеосеансов в кинотеатре «Художественный» по заказу зрителей организаторы вызывали такси. Вот это был сервис, понимаешь…

Большие проблемы возникали у тех, кто установил единую стоимость билета на все сеансы – 1 рубль. По решению Госкино, она должна была меняться в зависимости от продолжительности фильма: от 81 до 100 минут – 50 копеек, от 101 до 120 минут – 70 копеек, от 120 минут – 1 рубль. ОБХСС Свердловского РОВД Иркутска проверил видеосалон «Прометей», и оказалось, что большинство фильмов шло не более 85 минут, а денег собирали в два раза больше, чем положено. В конце 1989 года было принято решение и вовсе запретить безбилетную работу видеосалонов, но «Визит» и «Альтернатива» так и продолжали появляться в сводках милиции, поскольку никаких билетов там так и не появилось. Из-за подобных проблем в начале 1990 года в Иркутске было закрыто 12 видеосалонов.

«Болезнь по видео скоро пройдет. Ну кому на руку фильмы про еще секс, насилие, жестокость, если они только растлевают молодые души?». Это из письма одного иркутянина. И тут же другое письмо в газету: «дело за техническим оснащением видеосалонов, а уже потом будут сформирован вкусы. Смешно и грустно читать такое. Контроль за репертуаром видео нужно сосредоточить в одних руках – надежных и компетентных, а не кивать на ведомства». А вот это послушайте мнение человека изнутри: «Я проработал в видеосалоне почти год. Могу утверждать, что основным контингентом посетителей у нас являются не дети, а взрослые люди – от 20 до 45. Многие приходят даже семьями. Причем на фильмы, содержащие хоть немного секса, мы пропускаем молодежь только с восемнадцати лет». Оказалось, что письма за закрытие видеосалонов подписали люди, которые ни разу в нем не были. И такое бывало в нашей иркутской жизни.

Для тех, кому за сорок, слово «видеосалон» напомнит что-то приятное, подростковое. А те, кто моложе, не очень поймут вообще, о чем идет речь. Но тогда у них будет повод спросить у старших братьев и сестер, чему же посвящена сегодня «Среда Петрова».

                                                      Алексей Петров, историк

Фото Н. Самсоненко, 1986


Aliexpress WW

24.04.2019

Среда Петрова