Среда Петрова № 34 (84)

20 мая 2017 года. Я второй час хожу по книжному фестивалю, покупая книжки. Останавливаюсь у одного из московских издательств, чтобы полистать и купить «Градостроительную политику СССР: 1917-1929». Поворачиваю голову, а слева от меня в той же самой очереди стоит ее автор, Марк Григорьевич. Тут же оплачиваю товар, подаю книжку Марку, чтобы он ее подписал, он ее берет, а его уже тянут на презентацию.

Подчерк Мееровича очень аккуратный, ровный, а сама подпись, конечно, как у любого строителя или архитектора, относится к разряду «не подделаешь». Мне с детства нравились такие загогулины, впервые я увидел их у отца. Он, настоящий инженер со стажем, также довольно долго подписывал документы, вырисовывая все крючки по строке.

И дата, конечно, чудная: 25.10.1917, а внизу 20.05.2017. Вам, Алексей, как историку, - Марк Григорьевич так и не перешел на «ты», - должно быть понятно, что я хотел сказать этим.

А познакомились мы в фонде регионального развития у Алексея Козьмина. Для меня, уже довольно известного в региональной политике, архитекторы и проектировщики стали интересны, как я начал больше заниматься историей Иркутска, и в архивных документах часто стали появляться городские архитекторы. Все они были со светлыми головами. Это и сформировало у меня большое почтение к людям этой профессии. И когда я услышал на одной из тусовок Марка Григорьевича, то понял, что это настоящая Голова. Однако тогда подойти так и не решился.

А несколько лет спустя он написал мне письмо, поскольку заинтересовался книжкой по истории городской думы, и я ему ее подарил. Так началось наше довольно плотное знакомство, когда Марк Григорьевич по-отечески раскланивался при встрече, говорил какие-то комплементарные вещи, критиковал, если в чем-то не соглашался. И иногда писал небольшие письма, особенно, если не мог прийти на объявленный круглый стол или дискуссию. В конце письма большими буквами читалось:

С УВАЖЕНИЕМ И СИМПАТИЕЙ

МЕЕРОВИЧ МАРК ГРИГОРЬЕВИЧ.

В 2017 году мы смогли заполучить (другое слово не подойдет) Марка Мееровича на проект «Оттенки века», когда в галерее «Революция» он подготовил большую презентацию о советском городе. Такие «сочные» картинки, четко подобранная терминология, владение материалом очень быстро заворожили аудиторию. За эти двадцать – двадцать пять ТЕДовских минут несколько раз возникало предположение, что Марк все эти годы был там - на стройках, у подъездов, в трудовых коллективах и архитектурных собраниях, на своей «шкуре» прочувствовал начало тридцатых и предстоящий грозный период для всей страны. У него не было двойного мнения в вопросах истории, и не скажу за все его архитектурные проекты, но в наших беседах он часто довольно откровенно делился своими рационализаторскими идеями, которые, ой как, пригождались.

Помню один случай, когда мы на каком-то банкете хлопнули по рюмашке, а затем отошли от всех в сторонку и стали говорить на такие родные темы исторического центра. Все тут же забыли про закуски и бутылки, и даже голос артистов и музыкантов не мог прервать беседу. В конце разговора Марк Григорьевич поблагодарил собеседника и сказал, что ему было приятно общаться. И такая галантность, казалось, была во всем.

В августе этого года он наконец-то сказал «да» своему участию в «Прогулках по старому Иркутску». Разговоры, конечно, шли года два-три, но все как-то не получалось, откладывалось, а тут во время одной из больших встреч по защите дома Рассушина заговорил об этом сам: Алексей, я созрел поучаствовать в проекте, давай на следующий год приготовим хорошую, интересную прогулку по деревянному Иркутску. А лучше даже две.

Было это недели за две-три до того страшного письма. Но мы обязательно проведем такую прогулку и посвятим ее вам, Марк Григорьевич. Чтобы помнили.

                                                    Алексей Петров, историк

Фото проекта "Оттенки века". 2017. 


24.10.2018

Среда Петрова