Издательство «МИФ»

Алексей Петров: Николай Петрович

28 февраля 1996 года в кинотеатре «Баргузин» выступал Николай Караченцов. Бенефис известного и популярного артиста прошел на ура не только в нашем городе, но и 29 февраля в Ангарске. Николай Петрович тогда был откровенен со зрителем: наша работа – каждый день тратить нервы. Кино актера пользует. На сцене артист ярче, красочнее, многообразнее. Наплевать, как ты себя чувствуешь, с кем ты вчера поругался, помирился – к публике должен выйти внутренне молодой, спокойный, желательно талантливый человек. Выходя на сцену, я не имею права повторить себя вчерашнего.

В этом весь Караченцов. Народный артист РСФСР, лауреат Государственной премии. Актер, сыгравший в ста фильмах, исполнитель двухсот песен.

Иркутская тема у Николая Петровича была с самых юных лет. Известность актеру принесла роль в фильме «Старший сын» по пьесе Александра Вампилова.

Впервые зрители увидели «Старшего сына» на театральной сцене: спектакли прошли в Иркутском драматическом театре в 1969 году и в Театре имени Ермоловой в Москве в 1972 году. Премьера телефильма состоялась в мае 1976 года, и кинокритики его тут же нарекли шедевром. Тогда пьесы трагически погибшего Александра Вампилова пользовались популярностью. Кроме того, в фильме снимались молодые актеры, вскоре получившие известность по всей стране – Светлана Крючкова, Михаил Боярский и Николай Караченцов. Караченцова порекомендовал режиссеру Виталию Мельникову оператор картины Юрий Векслер, который видел его на сцене «Ленкома». Пробы были условными – в нем сразу же увидели студента Бусыгина. Режиссер рисковал, но не ошибся: тандем Боярского и Караченцова на экранах выглядел очень органично, а вот за кадром они не сразу нашли общий язык. Кто-то рассказывал, что Николай отказывался участвовать в застольях после съемок, а вот Михаил Сергеевич был не против выпить и поговорить. Но со временем артисты стали друзьями. Во время съемок в «Старшем сыне» оба артиста женились: Боярский – на Ларисе Луппиан, а Караченцов – на Людмиле Поргиной. Оба брака оказались крепкими, что в актерской среде редкость.

Фильм «Старший сын» не только заслужил любовь миллионов зрителей, но и завоевал несколько наград: премию за лучший сценарий и приз Интервидения на Международном кинофестивале телевизионных фильмов в Праге (1976), знак лауреата на Заводском смотре-конкурсе произведений ленинградских кинематографистов (1977). После возвращения из Праги Николай Караченцов дал большое интервью, которое было напечатано в кинозале «Советской молодежи»: он умеет заинтересовать собеседника, потому что в нем есть счастливый сплав, который позволяет ему оставаться самим собой и ни на минуту не переставать быть артистом. Наверное, это и есть настоящая артистическая натура, и никакой театральщины.

Знаете, - решил признаться Николай, - в детстве я очень много дрался. Потом понял: э то не метод. Неээфективно. Вот со сцены, с экрана дать жару негодяям – другое дело. Ненавижу хамство! Расхлябанность и душевная расхристанность вызывает отвращение.

В 1983 году на экран вышел фильм Евгения Евтушенко «Детский сад». В роли вора Шпиля там снимался молодой, красивый и уже очень популярный Караченцов. Съемки сцен с его участием проходили в Иркутске, но это не помешало Караченцову съездить в Зиму на поэтический вечер Евгения Александровича, где со сцены местного ДК железнодорожников он читал для обычных рабочих-железнодорожников стихотворение "Марьина роща".

Светлана Евстратова, напарница по фильму, тогда в интервью «Советской молодежи» рассказала, что Коля – обаятельный, живой человек, и для нее, непрофессиональной актрисы, стало важным «соприкосновение с живым дыханием творчества».

В 1992 году интервью у Караченцова взяла молодая журналистка Екатерина Санжиева: я видела его графа Резанова в «Юноне и Авось» - легкого, темпераментного, пластичного, даже в самых лирических мгновениях сквозящего самоиронией. В финальном монологе его слышатся бессилие, недоумение и боль всех «потерянных», «недошедших» поколений: «Прости, что мы прошли только полдороги. Имя нам всем – полдорожье. Да и был ли путь впереди?» У него разные роли. И в каждой из разнообразен, ярок, всегда неоднозначен, каждую проживает на немыслимом эмоциональном и физическом подъеме. Увидев его на сцене, рискуешь впасть в восторженную высокопарность – «загнуть» что-нибудь про «шарм хрипловатой мужественности» и прочую неотразимость. Но как показал опыт, он прочитает все эти признания и коротко отрецензирует: «Ничего». И будет прав».

Я побаиваюсь слова «популярность», - говорил Николай Караченцов в Иркутске в 1996 году, - конечно, приятно. Приходишь в магазин – продавщица всех расталкивает, колбасу без очереди тащит, автограф налево-направо, поклонницы. Но артисту вредно на этом зацикливаться, это может его разбаловать. Тем более, что не всегда степень популярности отражает степень дарования. Недаром слово «артист» в народе приобрело ругательную окраску. К Николаю Петровичу это не относится. Он артист настоящий, великий. Таким мы его и запомним.

                                                  Алексей Петров, историк, иркутянин

Фото из фильма «Старший сын» (1975)

Подписывайтесь на наш Telegram-канал

26.10.2018


Новости партнеров