Издательство «МИФ»

Вампилов на сцене Петербурга

Легендарный спектакль "Старший сын" по пьесе Александра Вампилова показали на сцене Театра Эстрады имени Аркадия Райкина. 

У Театра "Мастерская" это третье обращение к драматургии иркутянина Александра Вампилова. Первое состоялось в сентябре 2010 года, когда на Малой сцене БДТ им. Г. Товстоногова ученики мастерской Григория Козлова сыграли "Старшего сына". Так в Петербурге появился новый театр, а курсовой спектакль стал, как принято говорить, его "визитной карточкой". За прошедшие девять лет "Старший сын" участвовал во многих фестивалях, его видели в Москве, Пскове, Ярославле, Екатеринбурге. И каждый раз публика "Старшего сына" делится пополам: на тех, кто смотрел советский фильм 1975 года, и тех, кто его не смотрел. Гадать о том, кто из зрителей прочитал саму пьесу – сложнее. К сожалению, "шестидесятников" (тем более драматургов того времени) в нашей школе изучают... не очень внимательно. Представители старшего поколения? Если в юности они не увлекались театром и литературой, то в суете жизни вполне могли и не заметить удивительного и талантливого человека, погибшего на Байкале за два дня до своего 35-летия. Поэтому для обычных зрителей именно фильм Виталия Мельникова является неким "ориентиром". Как это усложняет задачу актерам – говорить не приходится.

Однако уже начало спектакля "оправдывает" обращение к тексту, который зрители десятки раз слышали из уст Евгения Леонова, Николая Караченцова, Михаила Боярского и Светланы Крючковой. Молодые актеры хотели "не перечитать" пьесу, а "подсмотреть в щелочку" – за жизнью своих родителей, бабушек и дедушек, когда те были молоды и влюблены. Поэтому спектакль предваряет пролог: взволнованными голосами и простыми, порой несовершенными словами, актеры по очереди рассказывают истории своих семей – как знакомились, как влюблялись, как женились.

Их семейные фотографии висят рядом с портретами людей, ставших по-настоящему родными для целого поколения – здесь вместе Юрий Гагарин и Булат Окуджава, Александр Володин и Александр Вампилов. Стихи, музыка – тоже из эпохи, когда у людей "была прекрасная жизнь" – они знали своих соседей, дружили и ходили друг другу в гости. За музыкальное оформление отдельное спасибо Андрею Юрьеву. Постановка наполнена песнями в исполнении Муслима Магомаева, Эдиты Пьехи, Иосифа Кобзона, Валерия Ободзинского. Все они созвучны времени, когда полотенца и простыни запросто сушили во дворе, а мальчишки гоняли в футбол не в специальных "коробках" – прямо по лужам.

Сюжет пьесы Вампилова сохранен полностью: двое молодых людей опоздали на последнюю электричку – провожали девушек. Провожали с надеждой на продолжение знакомства, но этим надеждам не суждено было сбыться. Маленький город, в котором у них нет ни знакомых, ни родных, а на улице жутко холодно... Что делать? Молодые люди нагло вваливаются в квартиру совершенно посторонних им людей – с гитарой и требованием выпить и закусить. Легенда у них простая, но гениальная – один из них приехал знакомиться с отцом, которого никогда не видел. Так у бывшего фронтовика, в одиночку растившего двоих детей, появился еще и "старший сын".

При просмотре спектакля невозможно полностью абстрагироваться и не сравнивать увиденные сцены с кадрами из фильма. Это очень мешает восприятию. Но как приятно порой обнаружить, что в постановке, где играют молодые актеры, что-то получилось точнее, проникновеннее и пронзительнее. В первую очередь, это образ Нины Сарафановой – дочери главного героя. В фильме она – холодная красавица с точеными чертами лица и командным голосом, строгая и волевая (Наталья Егорова). В увиденном показе Нину играла Алена Артемова – милая девушка с умными и грустными глазами.

Ее простой вопрос ("Где ты был раньше, братик?") несет в себе столько боли, что на него невозможно не ответить любовью и сочувствием. Мама бросила, отец тихонько пьет по ночам, а младший брат сходит с ума от первой любви... "Объявляю уборку!" в ее исполнении звучит не как приказ, а как вынужденная игра маленькой девочки во взрослую хозяйку дома. Игра, от которой к девятнадцати годам она устала. И понятно, почему Нина так торопится сбежать на Сахалин с курсантом Кудимовым – отличником боевой и политической подготовки (актер Николай Куглянт). За ним "как за каменной стеной". Но также понятно, почему ей нельзя быть рядом с этим человеком.

Макарская, соседка Сарафановых, в исполнении Полины Сидихиной – самый яркий образ спектакля. Кажется, что именно на ней держится вся комическая составляющая постановки. Чего стоит один ее прыжок через лужу – с авоськами наперевес! Но зрители видят перед собой не строгую работницу системы судопроизводства и не "советскую феминистку", читающую модные в то время журналы о здоровье. Это очень красивая и очень несчастная женщина. Она так страдает от одиночества и так ждет любви, что ее грубый цинизм и крики о том, как она «не хочет замуж», выдают ее все сильнее и сильнее. Но ее понимают, жалеют и, словно колыбельную, поют старую бардовскую песню про Царевну Несмеяну ("Ты стоишь у окна...").

В спектакле Григория Козлова герои действительно умеют понимать, принимать, жалеть и любить. И это, наверное, второе очень важное отличие спектакля от фильма. Любовь здесь чувствуешь буквально во всем – в неловких прикосновениях, несмелых взглядах, нелепых разговорах и ненужных спорах. Потому появление чужого (пока еще чужого) человека не взрывает жизнь этой семьи – со всеми ее проблемами и несчастьями. Оно лишь сильнее показывает, как бесконечно дороги друг другу эти странные и смешные Сарафановы.  

Актерам спектакля, пожалуй, сложнее, чем актрисам. Соперничать с Караченцовым и Боярским – дело бесполезное. Да и ненужное. Владимира Бусыгина и Сильву в исполнении Михаила Касапова и Арсения Семенова зрители принимают, потому что они понятны и узнаваемы. Парни со своего двора. Бусыгин – угловат, резок, часто очень зажат и нервозен. Сильва, как и положено, чертовски обаятелен. С первого появления Арсения Семенова на сцене становится понятно, что образ ловеласа и повесы доверен ему по праву. Как по праву получил за роль Васеньки театральную премию "Прорыв" актер Евгений Шумейко.

Но как играть Сарафанова, когда у каждого второго зрителя в зале перед глазами все равно будет такой родной и любимый Евгений Леонов? Алексей Ведерников пытается создать совершенно иной, нежели в кинофильме, образ. Его Андрей Григорьевич Сарафанов потерян, несчастен, по-детски трогателен, порой жалок. Сарафанов прошел войну, но, по словам дочери, так и не научился защищать себя. Он пережил предательство любимой женщины и крушение всех надежд. Но живет он – радостно, живет безграничной любовью к своим детям. Этот образ требует актера с огромным сердцем и огромным жизненным опытом. В курсовом спектакле условность с возрастом героя естественна и понятна. Но постановке скоро десять лет. Рано или поздно зритель перестанет воспринимать ее как "студенческую", пройдет это очарование молодости, дружбы, трепетного отношения актеров-однокашников друг к другу. Что будет дальше? Терять такой спектакль очень не хочется.

Но пока "надежды маленький оркестрик" играет слаженно, и во время каждой смены декораций им весело дирижирует Сарафанов в растянутой майке. Родной дворик превращается в до боли знакомую квартиру со старым торшером,  сервантом и радиоприемником. Зритель вновь и вновь оказывается в мире, где люди просты и откровенны, чисты и лишены фальши.

И Вдруг понимаешь, что этого поколения больше нет. Что эти люди ушли навсегда. Тогда хочется закричать вслед за Золушкой из другого советского фильма: "Добрые люди, где вы?". Но ведь те, кто находится на сцене, верят в реальность своих героев... А сидящие в зале – смотрят на них и какой год не могут насмотреться. Получается, эта тоска – по простоте, доброте и человечности – у нас всех одинаковая? Значит, надежда все же есть.

По материалам Валерии Троицкой, Санкт-Петербургские ведомости

Фото Романа Кириченко


Aliexpress WW

27.05.2019

Театральная жизнь