Кинопродюсер Ольга Мартынова: Единственное, что мешает развивать кинопроизводство в Иркутске - непрофессионализм

Режиссеры, сценаристы, операторы - все эти профессии приходят на ум первыми, когда говоришь о кино. Но то, что даже у фильмов в регионах есть продюсеры, очевидно не для всех. В День российского кино  корреспондент ГайдайЦентра поговорил с иркутским кинопродюсером Ольгой Мартыновой о ее профессии, о том, почему региональное кино считают провинциальным, и о главных работах ее киностудии за последний год - фильмах о Валентине Распутине и Тулуне-2019.

 

- Какова роль продюсера на всех этапах кинопроизводства?

- Продюсер - это не творческая должность, это топ-менеджмент. Это человек, который понимает правовые аспекты кинопроизводства, который несет материальную ответственность за продукт, за сроки выполнения работы, человек, который знает, на какие деньги создать проект и как его окупить, умеет собрать команду и замотивировать ее.

 

- Но бывают же случаи, когда продюсер решает, что будут снимать, а что нет? Разве это не творчество?

- Да, такое бывает в продюсерских центрах, которые специально ищут сценарии и идеи для съемок. Это большие кинокомпании. Либо когда продюсер выступает еще и режиссером. Но, например, во ВГИКе обучают продюсеров именно как менеджеров кинопроизводства. И в киностудии «Первое кино. Байкал» и Восточно-Сибирском Фонде поддержки кинематографии «Матера» мы редко берем проекты со стороны. Мы кинопроизводственная компания, у которой есть своя команда и свои проекты.

 

- Как вы стали продюсером?

- Юлия Бывшева, наш режиссер, когда оканчивала ВГИК, решила, что хочет заниматься документальным кино в Иркутске. Я вообще по образованию геофизик и в то время работала по специальности на руководящей должности. Но она предложила мне создать свою киностудию, где она будет снимать, а я буду заниматься административной и финансовой частью. Конечно, для меня кинопроизводство, с одной стороны, стало совершенно новой сферой, но, с другой стороны, повторюсь, продюсирование - это, в первую очередь, управление, в котором у меня уже был достаточно большой опыт. Я начала штудировать учебники ВГИКа по продюсированию, прошла курсы профессиональной переподготовки ВГИКа и быстро вникла в тему.

 

- Вы руководите киностудией «Первое кино. Байкал» и Восточно-Сибирским Фондом поддержки кинематографии «Матера», но при этом команда в обоих проектах работает практически одна и та же. В чем тогда отличие?

- Вся киноиндустрия в России сейчас упирается в государственные деньги, но у каждого государственного гранта есть свои правила. Например, президентский фонд не может помогать коммерческим организациям. В этом случае мы подаем заявку как фонд «Матера». А в конкурсах на гранты министерства культуры РФ могут участвовать только коммерческие организации - туда мы подаем заявку от ООО «Первое кино. Байкал». Конечно, и фонд, и «Первое кино. Байкал» создавались не в угоду законодателям, а по своим причинам, но сейчас удобно работать так.

 

- Есть ли в Иркутске рынок киноиндустрии?

- Абсолютно нет. Даже когда на банке варенья написано «Из Сибири с любовью», мы гордимся. Но при этом почему-то считается, что хороший фильм в Сибири снять нельзя, хотя тем и потенциала здесь море. Традиция создавать региональные киностудии идут еще из советских времен. Восточно-Сибирская студия кинохроники снимала великие сибирские стройки, и ни одна московская съемочная группа не сделала бы это лучше! Но сегодня эта традиция утеряна.

 

- Наверное, всем, кто получил хорошее образование, хочется покорить Москву?

- В Москве легко потеряться, а хочется работать. Понимаете, можно на Мосфильме всю жизнь раскрашивать чужие мультики и никогда ничего своего не снять, а можно жить в спокойной атмосфере Иркутска и заниматься настоящим творчеством. Региональное кино называют провинциальным в плохом смысле этого слова, потому что им зачастую занимаются не профессионалы. Но если у вас опыт, образование, мастерство, с вами с удовольствием будут сотрудничать компании из любого уголка планеты, для вас не будет границ! Главное - профессионализм.

 

- Основной источник финансирования для регионального кино сейчас - кто?

- Государство. Средства на фильмы государство дает либо безвозмездно, либо с небольшим возвратом. Еще один плюс государственных грантов - вы можете заложить в смету зарплаты. С частными инвесторами такого нет, они обычно дают деньги только непосредственно на производство фильма, на поездки. И инвесторы, естественно, ждут окупаемости. Но даже такого инвестора под документальное кино в России найти непросто. Можно попробовать найти благотворителя, но, как правило, один меценат не дает средств полностью на весь фильм, потому что кинопроизводство - вещь дорогостоящая.

 

- А как можно окупить документальное кино?

- Практически никак. Самый верный вариант - снимать на государственные деньги. На средства от гранта мы снимали фильм о Валентине Распутине, и мы не ждем от него окупаемости, его главная цель - просвещение. И нам бы хотелось, чтобы этот фильм посмотрел каждый школьник. За показы на фестивалях не платят, а иногда еще и просят деньги за то, чтобы включить твой фильм в программу. Чтобы пробиться в кинотеатр, тоже нужно постараться. Иногда докфильмы покупают ТВ или стриминговые площадки, но такое тоже бывает редко.

 

- Зачем тогда вообще снимать сложное документальное кино?

- Люди перестали читать и документального кино - этот тот вид современного искусства, который для многих стал заменой книг. И, возможно, для общества с клиповым мышлением это неплохая альтернатива. Правда, нам иногда на фестивалях говорят, что ваш фильм слишком длинный, народ не досидит. Представляете, то есть 50-80 минут людям сложно высидеть? Я уверена, что это искусственно созданный стереотип! Люди любят и смотрят серьезное документальное кино.

 

- Как вы понимаете, что фильм - успешен?

- Если его увидели большое количество людей и если он получил высокие оценки от коллег. Самый большой провал для нас - это фильм, снятый в стол. Поэтому мы стараемся брать темы, которые будут интересны не только Иркутску, но и всему миру. Например, мы считаем, что Валентин Распутин - это человек мира и ленты, подобной нашей, про него еще нет. Фильм про потоп в Тулуне точно пойдет не только на федеральную, но и заграничную аудиторию, потому что это трагедия, которую нужно изучать, чтобы подобного не повторялось.

 

- Вы опубликовали тизер фильма про Валентина Распутина и там была очень интересная сцена, когда иркутяне, собравшиеся обсудить творчество писателя, не смогли сойтись во мнении: Распутин - это великий писатель или злой гений. Кто-то обвинил его в антисемитизме и агрессии. Какое впечатление на вас произвела эта сцена и как она повлияла на фильм?

- Когда мы снимали эту встречу, никто не предполагал, что разразится такая дискуссия. Но когда она случилась, мы поняли, что это было необходимо. Образ Распутина как писателя идеализирован, но он был живым человеком. Он несомненно великий писатель, но он не так прост, как кажется на первый взгляд. И нам повезло, что удалось запечатлеть разные мнения о нем, потому что это делает его ближе к людям.

 

- Когда фильм выйдет?

- Из-за пандемии сроки перенеслись. Сейчас запланирована дата премьеры - 16 ноября.

 

- Вы сняли большой документальный фильм про прошлогодний потоп в Тулуне. Как долго вы его снимали и когда планируете показать?

- Мы снимали с первых дней, когда начался потоп и закончили съемки этим летом. Важно было запечатлеть не только саму трагедию, но и ликвидацию последствий, мы ездили в новые дома тулунчан. Премьеру откладываем из-за пандемии, хочется показать ленту максимально широкой аудитории. Кстати, фильм сделан полностью на наши деньги.

 

- Почему вы не стали претендовать с этим фильмом на государственные деньги или не привлекли инвесторов? Тема ведь федерального масштаба.

- Нам не хотелось, чтобы нас обвиняли в том, что фильм кем-то проплачен, заказан. Поэтому это было принципиальная позиция - снять независимое правдивое кино.

 

- Режиссер этого фильма Юлия Бывшева в фейсбуке написала, что авторы фильма пытались найти ответ на вопрос, можно ли было предотвратить эту трагедию. Удалось?

- Удалось. Вы получите ответ на этот вопрос.

 

- Еще один громкий проект, который вы продюсируете, - это фильм про врачей-борцов с чумой в Монголии. Откуда появилась идея?

- Это режиссерский проект Елены Туринцевой. Фильм про иркутских врачей, которые боролись с чумой в Монголии в начале и середине 20 века. Главные герои - дети этих врачей, которые живут в Иркутске и которые отправились в те поселения, где их родители работали. Идея родилась, потому что удивительно, но чума до сих пор актуальная проблема в мире. Недавно вспышки были зафиксированы в Китае и опять же в Монголии. Но фильм начали снимать давно и о том, что в 2020 году мы переживем вспышку другой опасной болезни и врачи вновь станут настоящими героями, мы, конечно не знали. Поэтому очень хотим опубликовать это кино в самое ближайшее время, сейчас он на последней стадии монтажа.

Беседовала Анастасия Михельсон, ГайдайЦентр

Подписывайтесь на наш Telegram-канал

28.08.2020


Новости партнеров

Киноразговоры