Издательство «МИФ»

Полина Степанова: фильмы в ритме сердца

Творческие, неординарные люди всегда восхищают. Их внутренний мир невероятно богат и красив. В этом можно убедиться, пообщавшись с молодым иркутским режиссером, сотрудником Иркутского областного кинофонда Полиной Степановой. В конце июля ее фильм «Здесь живет музыка» занял второе место в номинации «Лучший документальный фильм» на кинофестивале Independent Shorts Awards в Лос-Анджелесе. Девушка также заняла третье место в номинации «Лучший женский дебют». В интервью Полина рассказала, как стала режиссером, о чем мечтает, как снимает фильм про Эмира Кустурицу и зачем зарыла монету в горшке с цветком в Пражском университете.

– Полина, расскажите, о чем ваш фильм «Здесь живет музыка»?  

– Это картина о музыке. Музыке как явлении, способном захватывать, восхищать, уносить в иную реальность. Фильм снимался к 80-летию Иркутской областной филармонии. Герои знакомят нас со своим миром. Мы наблюдаем за музыкантами и инструментами, словно заглядывая в музыкальную шкатулку.

– И что можно увидеть в этой шкатулке?

– В ней мы видим, с чего начинается музыка. Мы заходим в музыкальную библиотеку, на репетиции, рассматриваем музыкальные инструменты, попадаем в подвал бара на джазовую вечеринку. Мы становимся свидетелями удивительного перформанса художника и симфонического оркестра. Наблюдаем за тем, как музыка, обретая силу, выплескивается и разливается по улицам города.

– Каково молодому режиссеру получать такую высокую награду и зарубежное признание?

– В работе над фильмом была задействована сильная команда операторов, таких как Антон Сотников, Илья Закаблуковский, Дмитрий Слободчиков, Юрий Ермолин. Со своей задачей прекрасно справился и наш звукорежиссер Даниил Балушкин. И всё же то, что картина получила такую высокую оценку, для всех нас стало неожиданностью. Соперники были очень достойные, участниками фестиваля были режиссеры из двадцати семи стран. Когда наш фильм был готов, мне хотелось, чтобы он отправился в путешествие по миру, на фестивали. На победу я не рассчитывала, хотя бы потому, что это моя дебютная работа и у меня нет профильного режиссерского образования. Высокая профессиональная оценка на кинофестивалях стала некой аттестацией для картины. За эту возможность я благодарна нашему директору Андрею Сальникову, который поддержал меня в желании снять фильм про музыку и доверил его производство к юбилею филармонии.

– Второе место на голливудском кинофестивале – это ведь не единственное признание вашего фильма, есть и другие награды?

– Да, фильм стал победителем в номинации «Лучший документальный фильм» на кинофестивале Short to the point в Румынии, был удостоен второго места на ежемесячном кинофестивале Prague International Monthly Film Festival в Чехии. Получил награду «Почетное упоминание» на кинофестивале Kosice film festival в Словакии. Фильм стал финалистом и полуфиналистом на кинофестивалях в Нью-Йорке, Сиднее и Риме. В Польше и Индии фильм вошел в конкурсную программу кинофестивалей. Также он был удостоен награды в номинации «Лучший постер» на кинофестивале в Словакии (дизайнер Мария Степанова).

– Вы окончили факультет сервиса и рекламы ИГУ. Как судьба привела вас в кинофонд?

– Я поступила на факультет сервиса и рекламы, потому что хотела стать мультипликатором. У меня не было возможности уехать учиться в столицу, а в Иркутске факультет рекламы был самым близким местом для осуществления моей мечты. Я вдохновлялась опытом Диснея, который также начинал свой путь с создания персонажей для рекламных плакатов. Все мои курсовые и диплом были посвящены мультипликации. Но так сложилось, что после окончания университета начались сложные времена, мультипликация отошла на второй план, но осталась в моей жизни. Были редкие заказы на рекламные анимационные баннеры для сайтов, рисованные афиши. В эти годы я пробовала вести свой видеоблог, снимала домашнее видео. Были пробы съемок клипа на музыку иркутской группы Extrovert, в котором музыканты, сделанные из фигурного пластилина, играли на самодельных инструментах. Затем прошла курсы по монтажу и устроилась на телеканал, где сделала свой первый рекламный анимационный ролик. Там мне приходилось быть монтажером, оператором эфира, несколько раз выдалась возможность поработать с камерой. В 2014 году я получила предложение по работе в Иркутском областном кинофонде.

– Согласились не раздумывая?

– Да, предложение я приняла с радостью. Для меня кинофонд стал местом возможностей и роста. Мне повезло и с мастером, рядом с которым я стала режиссером, под чьим крылом формировалось мое профессиональное чутье. Это моя коллега, друг, режиссер, член союза кинематографистов России Мария Кельчевская. Здесь же я познакомилась со своим наставником, другом, легендарным кинооператором Евгением Корзуном.

– В кинофонде сразу ушли в режиссуру или на это потребовалось время?

– Моя первая режиссерская работа – сюжет «Облепиховое лето. За кадром» 2017 года. На Байкале снималась сцена гибели Александра Вампилова игровой картины «Облепиховое лето» режиссера Виктора Алферова (студия «Лендок», в главной роли – Андрей Мерзликин), где я была задействована вторым осветителем. У меня с собой был личный фотоаппарат. Когда не держала свет, то снимала происходящее на съемочной площадке. В финальной сцене мне пришлось держать и свет, и камеру. Камера села. Тогда я достала телефон и сняла эпизод на него. Одним словом, я ловила каждый важный момент в желании собрать сюжет. Работа сложилась.

– Сюжет нашел своего зрителя?

– Фрагмент из сюжета был показан на телеканале «Культура» в передаче «Наблюдатель», где встреча была посвящена творчеству Александра Вампилова. Также сюжет был показан на Байкальском международном кинофестивале «Человек и природа» перед творческой встречей со съемочной группой фильма «Облепиховое лето». Если говорить о моем режиссерском опыте, то на съемочной площадке игровой картины Солбона Лыгденова я сделала сюжет «321-я Сибирская. За кадром». Операторами были Дмитрий Слободчиков и я. В этой работе уделила особое внимание цвету, задав фрагментам съемок оттенок старой пленки. Этот прием позволил растворить границы восприятия между игровыми и документальными сценами. Есть там и рисованный фрагмент-цитата с отсылкой к анимации Юрия Норштейна, к «Сказке сказок». Приятно видеть, что до сих пор сюжет собирает большое количество просмотров на нашем YouTube-канале.

– Почему выбрали для себя такое направление работы?

– В 2017 году я вступила в союз кинематографистов России. И мне захотелось попробовать срежиссировать, снять и собрать документальный материал в цельную историю, которую было бы интересно смотреть.

– Есть проект, который вы мечтаете реализовать?

– Да, конечно. В настоящее время я работаю над сценарием игровой короткометражки. Это будет трагикомедия, наполненная удивительной музыкой. Сейчас моя жизнь – это документалистика. Она привлекает своей честностью, «настоящестью», глубиной героев, которые не играют, а проживают свою роль в фильме. И всё же я горю желанием попробовать себя в абсолютно противоположном – в игровом кино.

– О чем будет картина?

– Пока подробности раскрыть не могу, но скажу, что эта картина будет о багаже, с которым человеку сложно расстаться…

– Над чем сейчас работаете?

– Снимаю документальный полнометражный фильм о легендарном кинорежиссере Эмире Кустурице и его музыкальной группе The No Smoking Orchestra. В прошлом году как режиссер и оператор я проехала с музыкантами часть мирового турне по городам Сибири. В этом году съемки продолжились в Сербии. В фильме будут анимационные сцены, над ними будут работать московские мультипликаторы, которые являются ценителями творчества Эмира и его группы. Одну из сцен планирую анимировать сама.

– Каково работать бок о бок с мэтром кинорежиссуры, рассказывать зрителям о его творчестве?

– Это огромная ответственность. Во время съемок мной овладевало волнение, с которым сложно было справиться. В такие минуты я корила себя за дерзость. Как иначе можно назвать готовность начинающего режиссера снять фильм о легендарном Эмире и его группе? Были и языковые трудности. Но, несмотря на все сложности, я самозабвенно погружалась в работу. Съемки концерта в Иркутске вызывали у меня дикий восторг, я наслаждалась игрой музыкантов, в том числе лежа на спине с камерой на сцене. Есть кадры, где видно, как камера начинает «плясать», это были те моменты, когда ноги было не удержать, они бросались в пляс.

– Как вам удалось добиться разрешения снимать фильм про самого Кустурицу?

– Два года назад я познакомилась с Эмиром, когда он приезжал на фестиваль «Звезды на Байкале» по приглашению Дениса Мацуева. Мы организовали творческую встречу на площадке кинофонда. Выходя из здания, Эмир спросил, буду ли я на концерте. «Да, конечно!» – ответила я и этим же вечером на набережной Ангары, прижавшись к ограждению, в первых рядах выкрикивала слова одной из его песен. Зимой я собрала команду и отправилась на фестиваль кино и музыки Kustendorf (Сербия), который был учрежден Эмиром Кустурицей. Там мне предстояло ближе познакомиться с миром легендарного кинорежиссера, который построил деревню Дрвенград после завершения своего фильма «Жизнь как чудо». Спустя несколько месяцев я узнала о планируемом гастрольном туре группы по России. Я тут же связалась с нашим директором Андреем Сальниковым и озвучила свою готовность снять фильм об Эмире и его группе. Андрей Иванович меня вновь поддержал. После этого, набравшись смелости, я переговорила с продюсером группы Мирко Раденовичем. Оставалось только ждать. Звонок раздался. Согласие было получено. С этого момента у меня выросли крылья, а моя жизнь была поделена на до и после.

– Во время съемок Эмир пытался вас учить? Направлял, подсказывал, делал замечания?

– Между концертами Эмир спрашивал, как идут дела с фильмом. Замечания были. Итоговые съемки мы не разбирали, но на площадке Эмир подсказывал, что могло бы войти в фильм.

– Вы участвовали в съемках короткометражного фильма «Даю посадку» с Дмитрием Певцовым в главной роли...

– Это был необходимый опыт, который позволил овладеть камерой на должном уровне. Условия съемки были экстремальные. Приходилось снимать в самолете, вертолете, из кузова грузовика, на скорости с катера, догоняя мотоцикл. Дмитрий стал называть меня в шутку Ларой Крофт. На этих съемках я обрела уверенность, которая позволила отправиться в гастрольный тур с Кустурицей не только как режиссеру, но и как оператору. За этот уникальный опыт, который позволил мне обрести силу, я благодарна режиссеру Юрию Яшникову.

– Как старшие коллеги по цеху относятся к молодому режиссеру?

– Сфера кино весьма узкая, тем более в нашем городе. На мой взгляд, все мы тепло относимся друг к другу, искренне радуясь победам коллег. Каждая победа сибирского кинорежиссера – это еще один важный шаг к развитию кино в нашем регионе.

– В ваших работах много музыки. Она – источник вашего вдохновения?

– За последние два года у меня действительно возникла близкая связь с миром музыки. В первом фильме это была преимущественно мировая классическая музыка, а во втором – балканская, а значит, зажигательная, непокорная, чувственная, наполненная болью и смехом. Музыка, под ритм которой бьется мое сердце каждый раз, когда я сажусь за монтаж фильма. Да, музыка меня вдохновляет, как и общение с музыкантами. В фильм «Здесь живет музыка» вошел эпизод с произведением нашего сибирского композитора Яна Круля из симфонической картины по байкальской легенде «Чайка-необычайка». Это произведение стало для меня настолько вдохновляющим, что определило начало фильма как сцену погружения в удивительный мир музыки. А эпизод с трамваем, который был придуман мной для финала, реализован благодаря поддержке дирижера и скрипача Иркутской областной филармонии Максима Качалова.

– Знаком ли вам творческий кризис?

– Пока нет. Это чувство меня миновало. Думаю, в жизни каждого творческого человека этот момент настает.

– Вы бываете недовольны своими работами или самокритика вам не присуща?

– Без самокритики, на мой взгляд, хорошая работа невозможна. Она присутствует и на каждом этапе создания фильма, и после того, как работа ушла в мир. Главное в этом случае – сделать выводы и двигаться дальше. 

– Кого считаете гуру режиссуры, с кого берете пример?

– Сейчас в моей жизни главными режиссерами являются Федерико Феллини и Эмир Кустурица. Для меня картина «Репетиция оркестра» – уникальный пример художественного фильма «а-ля док». Именно она натолкнула на идею сцены с грохочущим трамваем. Ну а фильмы Кустурицы, где самостоятельным героем выступает музыка, привели меня к производству картины о нем и его группе.

– Никогда не думали над тем, чтобы расширить свои границы – попробовать себя в Москве, например? Многие молодые таланты, почувствовав успех, спешат покорять большие города.

– Четыре года назад я накопила денег и поступила в Санкт-Петербургский государственный институт кино и телевидения на курс «Анимация». Это был творческий полугодовой отпуск, в который меня отпустила на тот момент директор кинофонда Ольга Аксаментова, за что я ей сердечно благодарна. Это был важный период учебы. Помимо основных занятий в институте, я старалась воспользоваться всеми возможностями культурной столицы. Ходила на фестивали, прошла сценарный интенсив и часть программы по истории кино в Высшей школе режиссеров и сценаристов при «Ленфильме». После учебы отправилась в Прагу. Это была моя первая в жизни поездка за границу. Моей целью было посетить легендарную киностудию Barrandov Studio, где снимались «Хроники Нарнии» режиссера Эндрю Адамсона, «Иллюзионист» Нила Бёргера и, конечно, «Амадей» Милоша Формана. Также мне не терпелось попасть в университет FAMU (факультет кино и телевидения Академии исполнительских искусств в Праге. – Прим. ред.), где в свое время учились и Милош Форман, и Эмир Кустурица. В университет меня пустили лишь тогда, когда я сказала, что приехала за своей мечтой из далекой Сибири. Тогда я зарыла монету в горшке с цветком, стоящем на подоконнике, желая вернуться, чтобы учиться здесь.

– Желание сбылось?

– Так сложилось, что мечта об учебе в Праге осталась позади. Год спустя, когда вернулась в Иркутск, я сняла свои первые сюжеты. На мой взгляд, сейчас здесь есть все необходимые условия для производства документальных и короткометражных игровых картин. У нас в кинофонде вы найдете отличный парк съемочного оборудования. Что касаемо локаций, то в Сибири полно интереснейших исторических, инженерных и природных достопримечательностей, помимо Байкала. Например, заброшенный завод в Свирске, ставший площадкой для съемок Сталинградской битвы в фильме «321-я Сибирская». Те же «Тальцы», которые прямо созданы для съемок, или территория свалки с удивительным музеем готового исторического реквизита в Иркутском районе. В нашем городе живет удивительный механик Роман Никитин, который делает машины не хуже моделей из кинофильма «Безумный Макс» режиссера Джорджа Миллера. Иркутск богат уникальными героями, жизненными историями, имеющими потенциал для экранизации. У нашего региона богатое прошлое, и я верю в его кинематографическое будущее.

– Когда смотрите фильмы, неважно какие – художественные, документальные, вы в этот момент просто зритель или режиссер?

– Это, конечно, зависит от настроения и задач, но если мы говорим о походе в кино, то смотрю как зритель. Если не удается погрузиться в историю, то начинаю анализировать. Если история захватывает, то наслаждаюсь фильмом и лишь затем анализирую его успех при втором и третьем просмотре.

– Как относитесь к современному киноискусству?

– Современное киноискусство идет в ногу со временем, и, конечно, у этого есть свои плюсы и минусы. Сейчас технологии позволяют буквально каждому человеку, имеющему телефон, попробовать себя в роли режиссера. На мой взгляд, это безусловный плюс для человека, который ищет себя и которому есть что сказать. Что касаемо непосредственно фильмов, то изменился темп повествования. Кино обретает всё более динамичный монтаж, за которым подчас спрятано отсутствие настоящей драматургии. Есть режиссеры, такие как Педро Альмодовар или Эмир Кустурица, которым удается сохранять свой собственный, уникальный ритм в картине, выдерживая паузы, которые работают на идею сильнее, чем динамика. В одном из своих интервью Эмир Кустурица сказал, что снимает фильмы в ритме своего сердца. Мне кажется, это то, к чему нужно стремиться.

– У вас это получается?

– Надеюсь, что да.

– Какие фильмы любите?

– Из советского кинематографа часто пересматриваю «Старший сын», «Гараж», «Безымянная звезда», из постсоветского – фильм «12». Из зарубежного – «Жизнь как чудо», «Репетиция оркестра», «Пролетая над гнездом кукушки», «Боль и слава», «Молодость», «Одержимость», «Таксист», «Бесславные ублюдки», «Назад в будущее», «Приключения Паддингтона».

– Расскажите о своих увлечениях: чем занимаетесь в свободное время, как переключаетесь с работы на отпуск? 

– На самоизоляции, разбирая гараж, нашла дедушкин аккордеон, сейчас учусь играть на нем, подбирая музыку из кинофильмов.

– Как успехи?

– Неплохо получается основная тема из кинофильма «Крестный отец» Френсиса Форда Копполы. Время от времени у меня гостят птицы, которые попали в беду. Этим летом моими гостями стали малыш дрозд Квентин и молодой дятел Мартин. Все они носят имена режиссеров. Правда, однажды голубь Федерико оказался девушкой, что выяснилось неожиданно в момент, когда после реабилитации я отпустила его к стае голубей. Было и смешно, и грустно. Также открыла для себя прогулки по городам мира через Google-карты. Читаю. Последняя книга стала для меня по-настоящему особенной. Это книга основателя группы The No Smoking Orchestra, музыканта, композитора Нелле Карайлича «Прощай, Сараево».

– Чем она вас так зацепила?

– Это удивительная книга. Она автобиографичная. Я начала ее читать, чтобы больше узнать об истории создания группы, но в повествование введены персонажи и образы, которые сделали книгу настоящим художественным произведением. Прочла ее на одном дыхании. Сейчас веду переписку с Нелле. Мы говорим с ним о текстах и музыке. Каждое письмо жду с нетерпением, как и нашу встречу в октябре, когда продолжатся съемки.

– Наш традиционный и заключительный вопрос: на выборы ходите?

– Я воспитана в семье, где все ходят на выборы. Искренне верю, что мой голос имеет значение.

Беседовала Ани Думикян, Право выбора

Фото из архива Полины Степановой

Подписывайтесь на наш Telegram-канал

28.09.2020


Новости партнеров

Киноразговоры