03 декабря 2022
14:01

Иркутские аншлаги 1924 года для пианиста Симона Барера

29 мая 2022

Майские концерты 1924 года пианиста Симона Барера в Иркутске – музыкальные праздники, после которых началась «серенькая музыкальная жизнь».

Газеты писали, что «вряд ли Иркутск услышит скоро что-либо подобное, ибо приезд в Сибирь больших и истинных музыкальных художников – явление редкое». Игру Барера в полном ее блеске иркутяне не слышали, ибо инструмент в городе представлял собой недоразумение, «и только под пальцами Барера он преобразился и запел». Как писала «Власть труда», кто был на концерте Барера, тот получил большое эстетическое удовольствие, а кто не был, тот только может пожалеть об этом.

Всего состоялись шесть концертов. Первый концерт прошел 11 мая в совнардоме. Барер играл лучшие произведения фортепианной литературы: Александр Скрябин (его тогда вообще не играли в провинции), Шопен, Рахманинов, Лист, Глазунов, Доменико Скорлатти, Жан-Филипп Рамо, Жан-Батист Люлли. 14 мая его называли «поэта в звуках» с чуткой душой. Барер удивлял совершенством, законченностью и размахом своей техники. «Положительно поражаешься, как артист мог схватить той или другой музыкальной эпохи…Артист владел бархатным поющим тоном, колоссальной силой удара, но использовал ее только в границах, необходимых для трактовки той или иной вещи».

На концерте 22 мая «Барер не играл, а творил, но в строгих рамках передаваемого им произведения». Выступление закончилось «обсыпанием цветами».

Концерт 28 мая в театре начался с опозданием, поскольку кто-то расстроил рояль, но горожане, набившие полный зал, устроили шумные овации выдающемуся пианисту.

Последний концерт состоялся 1 июля в театре. Тогда было заявлено, что в последний раз пианист такого уровня был в Иркутске сорок лет назад, когда в 1880-е годы приезжал ученик Листа, немец Альфред Райзенауэр.

Симон Барер вызывал изумление всех, кто слышал его - директора Петербургской консерватории Александра Глазунова, английского дирижера сэра Томаса Бичема, великими пианистами его времени Леопольда Годовского, Владимира Горовица, Сергея Рахманинова. Тот же Глазунов сказал, что «Барер — это Ференц Лист с одной стороны и Антон Рубинштейн с другой». Это высказывание было выгравировано на кольце, подаренном Бареру.

Симон Барер родился 1 сентября 1896 года в Одессе одиннадцатым ребенком в семье. Одаренность мальчика проявилась рано. Первые уроки музыки Симон получил от старших братьев, которые играли в кафе, ресторанах и кинотеатрах. Отец рано умер, и с 11-ти лет мальчик стал играл в еврейских, итальянских ресторанах, а также на сеансах немого кино. Вскоре Симон стал заниматься в Одесской императорской музыкальной академии. Когда ему было 16 лет, умерла мать. Он – без денег и связей - поехал в Петербург, чтобы поступить в императорскую консерваторию. В один из ноябрьских 1912 года вечеров он появился в консерватории, где встретил немолодого господина, который спросил его, что он здесь делает. Мальчик объяснил, что хотел бы здесь учиться. Господин предложил ему что-нибудь сыграть. Симон сыграл парафраз Ференца Листа на темы оперы Верди «Риголетто» и этюд Шопена. Это произвело эффект разорвавшейся бомбы.

Важный господин - директор консерватории Глазунов - повел юношу в класс фортепианного отделения, где находились профессора Анна Есипова и Изабелла Венгерова. Дамы спорили, кто будет обучать гениального мальчика. Победила Есипова.

В консерватории Барер изучал гармонию, теорию, историю музыки, а педагог Анна Николаевна Есипова помогла ему развить и углубить свой дар. Пианист стал любимцем директора Глазунова, который продлил ему срок учебы в консерватории до семи лет, чтобы его не забрали в армию.

В 1919 году, после окончания Петербургской консерватории, Барер получил премию имени Антона Рубинштейна и занял пост профессора Киевской консерватории. Началась карьера странствующего виртуоза, он концертировал по многим городам России.

В 1928 году советское правительство послало Барера с культурной миссией в страны Балтии и Скандинавии. Он с семьей уехал в Ригу. Пришедшие в 1933 году к власти партия Гитлера отменили все выступления: теперь евреи не имели права выступать в Германии. По воспоминаниям сына Барера, у него была депрессия, и полтора года Симон не мог играть, пока не получил приглашение Томаса Бичема сделать записи для фирмы HMV в Лондоне. Успех был грандиозный.

К 1936 году семья Барера уехала в США, а 9 января состоялся дебют пианиста в Карнеги-Холле. Вскоре Барер стал известен всей Америке, шестнадцать раз выступал в Карнеги-Холл 16 раз, совершал гастрольные туры по Европе, Австралии, Новой Зеландии, Южной Америке, Европе.

Последнее выступление Барера состоялось 2 апреля 1951 года в Карнеги Холл. Он играл концерт Грига с Филадельфийским оркестром. «Time Magazine» писала: «С самых первых звуков аккордов, он был в блестящей форме. Через несколько минут, он, казалось, наклонился близко к роялю, как бы прислушиваясь. Затем его левая рука упала с рояля, а его голова почти коснулась клавиш. Секундой позже он скатился со стула на пол. Это было кровоизлияние в мозг. Врачи были вызваны на сцену, но Симон Барер не нуждался в помощи: в течение десяти минут он был уже мертв». Ему было 55 лет.

В начале 2000-х английская фирма APR с помощью сына пианиста Бориса собрала и выпустила пять компакт-дисков с живыми записями концертов Симона Барера в Карнеги Холл в 1946‑51 годах и студийными на шведской фирме «Odeon», сделанными в 1929 году. Это бесценные сокровища для любителей музыки. В 2005 году американская фирма VAI выпустила диск «Мой отец - Симон Барер». Это записанные на CD мемуары сына Симона Барера - пианиста и педагога Бориса Барера: «Мой отец не был похож на других великих музыкантов, он всегда был самим собой. У него не было спонсоров и хорошего импресарио. У него никогда за всю жизнь не было даже собственного инструмента. Он озадачивал людей, так как не занимался подобно другим пианистам. Он играл восхитительным звуком, и его концерты были каким-то волшебством».

Возрастное ограничение: 16+

В наших соцсетях всё самое интересное!
Ссылка на telegram Ссылка на vk
Читайте также