140 лет назад в Париже скончался граф Николай Муравьев-Амурский

Сто сорок лет назад, 30 ноября 1881 года, в Париже в возрасте семидесяти двух лет скончался граф Николай Николаевич Муравьев-Амурский, генерал-губернатор Восточной Сибири в 1847-1861 годах.

Назначение Муравьёва генерал-губернатором Восточной Сибири породило светские пересуды и даже зависть: «Тридцать восемь лет, а ему дали полцарства - от Оби до Тихого океана!» По преданию, в избе старосты села Сергиевское император предложил Муравьёву налить две рюмки водки и, подняв свою, произнёс: «Поздравляю тебя, генерал! Отныне ты - губернатор Восточной Сибири. Край громадный, забот там непочатый край». Перед отъездом в Иркутск Муравьёв говорил царю: «Амур должен стать стратегическим каналом для защиты Дальнего Востока».

Иркутск неплохо жил в ту эпоху. Родился Сибирский отдел Императорского Русского географического общества - подлинный научный центр Сибири; открылись театры, газеты, школы, где маленьких детей учили грамоте. Публичные лекции, воскресные школы, литературные вечера, приглашение артистов из европейской России. Стоял Муравьёв и у истоков либеральной сибирской печати, от которой в будущем изрядно пострадал.

Тремя сплавами на Дальний Восток руководил сам Муравьёв-Амурский: подыскивал выносливых и сноровистых сплавщиков, налаживал дружную и чёткую работу, всё решал быстро, без ненавистной ему чиновничьей волокиты. По воспоминаниям очевидцев, генерал-губернатор дивил служивый и работный люд братолюбием, добротой, праведным судом с прощением либо правежом, а трудолюбием и выносливостью обладал воистину под стать казакам-первопроходцам. Сибирские крестьяне, забайкальские, амурские казаки сложили легенды о простонародности сибирского губернатора. «Каждый день генерал вставал чуть свет... Ложился спать позже всех... Носил серую армейскую суконную шинель... Ел солдатские щи и кашу с ржаными сухарями... Не терпел почестей. Всегда замечал и благодарил всех за исправную службу, отстраняя нерадивых и нечестных чиновников. Все Забайкалье ожило. Всем нашлась работа и служба; жизнь совершенно изменилась», - с земным поклоном, письменно поминал «сибирского деспота» амурский казак Кирик Богданов, служивший при генерал-губернаторе.

В ходе освоения Приамурья и Приморья русские воздвигли крепости - грядущие города-форпосты России на Дальнем Востоке: Благовещенск, Хабаровск, Владивосток. За это Муравьев получил титул графа Амурского.

В 1856 году граф Муравьёв-Амурский понял, что взошедший на трон император Александр II в отличие от Николая I не вполне доверял ему, и решил подать в отставку. Если в первом письме император Александр II, отдыхавший в Палермо, убеждал Муравьёва-Амурского оставаться на генерал-губернаторском посту, ибо «было бы истинным несчастьем для Восточной Сибири, и я весьма прошу вас, для пользы России и собственной вашей славы, отбросить всякую мысль о возможности оставить Сибирь». Но после второго письма царь подписал отставку, и в начале 1861 года Николай Николаевич покинул Восточную Сибирь.

Семья Муравьевых уехала в Париж, где 30 ноября 1881-го Николай Николаевич скончался. После его смерти Екатерина Николаевна оплатила сбор и обработку рукописных материалов, которые легли в основу книги о генерал-губернаторе. Спустя десять лет, в 1891 году, в Хабаровске воздвигли памятник Муравьеву-Амурскому. Вместе с именами первопроходцев - сподвижников генерал-губернатора - высекли в камне и имя его супруги. Похоронив мужа в Париже, Екатерина перебралась во французский городок Желос, где находилась вилла ее семьи. Графиня прожила еще 16 лет и летом 1897 года скончалась.

А за графской могилой, что сиротливо находилась на французской земле, ухаживал член Собрания морских офицеров Николай Остелецкий, но по его кончине могила оказалась беспризорной - прямых потомков у Муравьёва не осталось. Местные власти затеяли реконструкцию кладбища Монмартр, а еще в конце восьмидесятых повысилась аренда кладбищенской земли. Потомки де Ришмон отказались платить за землю, где упокоился граф и оповестили об этом советское посольство.

Советский атташе отказался подписывать долгосрочный договор аренды, и неоплаченная могила могла исчезнуть. Три года с посольством Франции в Москве вел переписку приморский краевед Борис Дьяченко. Вопрос довольно долго решался на уровне двух министров иностранных дел. За право перезахоронить Муравьева-Амурского у себя боролись Хабаровск, Благовещенск и Иркутск.

Но Владивосток победил. 27 декабря 1990 года прах Николая Муравьёва-Амурского и серебряный венок были доставлены с кладбища Монмартр во Владивосток. Саркофаг установили в Доме офицеров флота, где совершилась заупокойная литургия.

Очевидцы вспоминали: «Траурная процессия заполнила главную улицу Владивостока. Саркофаг с прахом генерал-губернатора был установлен на лафете гаубицы. У гроба в почётном карауле застыли военные моряки и казаки. Бронетранспортёр медленно тронулся. Город провожал Муравьёва-Амурского к месту последнего упокоения. Казаки и военные моряки несли вслед за лафетом флаги - России и Андреевский. Великому гражданину России воздавались самые высокие воинские почести... Всё было торжественно и печально, было море цветов и венков...».

О том, чтобы прах Муравьёва-Амурского предать земле во Владивостоке, им основанном, русские думали еще в конце XIX - начале XX веков.

Немало споров возникло также, когда речь зашла о выборе места для новой графской обители. Мнения разделились, многие предлагали перезахоронить Муравьева-Амурского на Морском кладбище во Владивостоке, но выбран был другой вариант. Под грохот корабельных батарей Тихоокеанского флота был предан земле на высоком яру, где взору открывается бухта Золотой Рог.

В 1992 году в Хабаровске был восстановлен памятник работы Александра Михайловича Опекушина, автора пушкинского монумента в Москве. Памятник графу Муравьеву-Амурскому знаком каждому – он изображен на пятитысячной купюре.

Фото могилы Н. Н. Муравьева-Амурского во Владивостоке из открытых источников

Подписывайтесь на наш Telegram-канал

Подписывайтесь на наш Instagram

30.11.2021


Новости партнеров