Издательство «МИФ»

"Новый год моего детства" от актеров иркутской драмы

В последний день 2018 года хочется говорить либо об итогах года, либо вспоминать интересные истории о праздновании рождественских и новогодних праздников. Актеры Иркутского драматического театра имени Н. П. Охлопкова с удовольствием рассказали несколько историй о "Новом годе своего детства".

Станислав Мальцев, главный режиссер театра: "Моё самое яркое воспоминание из детства о Новом годе связано вот с чем. Когда мне было 9-10 лет, я попросил маму купить мне настоящий карнавальный костюм. Раньше в магазинах не было такого обилия и разнообразия как сейчас, а тут вдруг у нас во Владивостоке, в "Детском мире" выбросили настоящие клоунские костюмы: яркие и атласные. А я видимо тогда уже хотел быть либо артистом, либо клоуном. Мне так страстно его захотелось! Но костюм стоил по тем временам какие-то бешеные деньги и … мама сказала "нет". Но потом, перед самым Новым годом она мне его подарила. И это было счастье!"
Наталья Королёва, народная артистка России, актриса театра: "Как-то перед Новым годом мы остались без елки. Мама дала задание папе купить ёлку. Ну, а как это бывает перед праздниками: ни папы, ни елки. И вот до Нового года оставалось совсем мало времени, уже было темно. И мама нам с сестрой дала три рубля, чтобы мы её где-нибудь купили. Это практически было невозможно. Однако  нам встретился мужичок навеселе и с ёлкой, который нам её и продал. Это было что-то невероятное, какое-то сказочное совпадение. И мы притащили эту елку, быстро-быстро её установили и нарядили конфетами!"
Александр Булдаков, заслуженный артист РСФСР, актер театра: "У меня всегда к празднику была елка. Родители делали под елкой из фанеры складной домик.  Папа проводил туда лампочку и сажал какого-нибудь утенка или игрушку… И они от туда, из под елки, со мной разговаривали, мы общались. А самое главное, я общался много лет с очень красивой елочной балеринкой. Она делала фуэте: веревка закручивалась, а потом долго-долго раскручивалась. Вот с тех пор я очень люблю балет и балерин. Моя первая любовь была балерина".
Ирина Змеенкова, заместитель директора театра: "Мы жили в леспромхозе, и каждый год у нас была огромная, до потолка, во всю большую комнату елка. Она была украшена конфетами, мандаринами и старыми, тогда еще стеклянными игрушками. Каждое утро я тайком съедала конфетку, а в фантик заворачивала мякиш хлеба, чтобы не нарушать красоту. Когда заканчивались конфеты, дело доходило до мандаринов. Они просто исчезали с елки. Прекрасное, удивительное время".
Алена Бочкарева, актриса театра: "Однажды перед новогодним утренником маме нужно было уйти на работу "в ночь". Она оставила меня с дядей и попросила его сделать для меня костюм снежинки. Дядя мой был архитектор и  подумал, что "снежинка" это как-то чересчур обычно и банально... И, сделал мне костюм "Куранты"! У меня на голове была огромная-преогромная башня, похожая на Биг-бен. В довершение ко всему Дед Мороз спросил меня: "Девочка, а ты кто? Кремль?". На следующий Новый год, чтобы реабилитироваться после костюма Курантов, я попросила у мамы костюм принцессы. Она пошла в ТЮЗ за костюмом и, вернувшись, сказала, что всех принцесс разобрали и, что осталась только Жаба. На утреннике у еще одной девочки тоже оказался костюм такой же Жабы. Дед Мороз подумал, что мы сестры. Вот такие воспоминания!"
Ольга Киселева, литературно-драматическая часть: "Главным воспоминанием был поход с дедушкой и бабушкой за сосенкой в лес. Это было целое приключение. Мы выискивали места, где сосны растут скучено и… прореживали. А потом волоком тащили, с горы до города. Если мимо проезжала машина, мы ее быстренько втыкали в снег, будто бы она тут и росла. Машина проезжала, мы тащили её дальше. Помню запах мороженой елки, которая начинала дома оттаивать, мммм….непередаваемый".
Алексей Орлов, актер театра: "Я не знаю, как моим родителям удавалось меня каждый раз обманывать. Сидим вместе за одним столом, я периодически посматриваю под елочку, там ничего нет. Через секунду под ней стоит огромная машина. Для меня это было реальное чудо! И я сильно верил в Деда Мороза, да и сейчас верю! Все равно он есть, просто он по-другому называется!".
Татьяна Орлова, бутафор: "У меня есть театральная история про платье. Платье Мальвины мне сшила мама из разных лоскутков ткани. Ткань в горошек называлась гвоздичка, она досталась от кофточки бабушки Эммы. А однотонная голубая шторная из музыкального театра. Моя мама долгое время работала в музыкальном театре в пошивочном цехе, который она с любовью вспоминает и ласково называет "музкомедия". Бант и нижняя юбочка из театральной сетки, сейчас он называется - фатин. Качество, конечно, было отменное с современным не сравнить. Эту театральную сетку главный режиссёр музкомедии Гвоздиков из Риги привёз на Фиалку Монмартра. Это платье каждый год переходило в наследство разным девочкам от знакомых к знакомым. На фотографии я у елки в детсаду. А на елку в дом культуры мама мне завила красивый бабушкин парик из каштановых волос. Мама говорит, что я была как кукла. А женщины рядом перешёптывались, гадая: свои ли у девчонки волосы или парик?".
Охлопковцы с искренностью  и теплотой поздравляют всех с Новым годом! "Глагол" присоединяется к поздравлениям. 

По материалам сайта Иркутского академического драматического театра имени Н. П. Охлопкова


Aliexpress WW

31.12.2018

Театральная жизнь