Новости

далее...

Рекомендуем посетить

Шоу под дождём. Программа «Признание в любви»

16 ноября Санкт-Петербургский театр танца «Искушение» представляет спектакль-шоу под дождем.
далее...

Среда обитания

Владимир Демчиков: Горбачев говорит

Горбачеву сегодня 85 лет. Многие вспоминают, как много он успел сделать. И наверняка кто-то где-то снова повторяет про «развал страны» и все прочее, обвиняя в этом Горбачева. Нет смысла вновь и вновь опровергать глупости про Горбачева и повторять очевидности. Мне, например, очевидно, как много он успел сделать для очеловечивания нашей уже совершенно окостеневший в то время страны, и этого вполне достаточно, чтобы я всегда был ему благодарен. Те, для кого это неочевидно, могут дальше не читать, убеждать несогласных бессмысленно, тем более что таких всегда будет много: ненависть к Горбачеву подогревается вполне официально, начиная с давнего возбуждения против него уголовного дела прокурором Илюхиным и заканчивая недавним предложением духовного прокурора Михалкова официально признать Горбачева преступником.

Последняя попытка Горбачева поучаствовать в политике была в 1996 году – и закончилась, как известно, полным провалом кандидата в президенты Горбачева, окончательно поставившим крест на его политических перспективах в любом качестве. Нужно ли было ему тогда избираться? Кто знает. Но он все-таки пошел на те выборы. Может, кто-то убедил его, что «есть шанс» (я слышал от осведомленных людей именно эту версию). Может, он сам чувствовал ответственность перед страной и людьми, может, решил пройти через выборы, чтобы ответить себе на какие-то вопросы… В любом случае, этот проигрыш окончательно закрыл страницу политика Горбачева. И открыл новую.

Начиная с 1996 года Михаил Сергеевич Горбачев – частное лицо. И чем дальше о нас его закончившаяся политическая жизнь – тем интереснее то,  какой это был и есть человек. Марья Васильевна Розанова, которая, вместе с Андреем Синявским, поддерживала Горбачева на выборах 1996 года и дружила с ним в те годы, говорила как-то, что он совершенно покорил ее тем, как он любил свою жену, дружно презираемую всем советским народом Раису Максимовну. И в самом деле – как можно? С женой за руку ходил – это как? Да мы жену Брежнева вообще тогда в глаза не видели – во как надо! Так примерно думал советский человек обоего пола. А Горбачев – ходил, и вообще был с ней неразлучен – потому что считал, что так правильно. Сейчас, отсюда, это вновь кажется почти невероятным. Но главное – Горбачев, как бы освободившись после 1996 года от необходимости вносить в свои слова разные политические корректировки, до сих пор продолжает комментировать текущие политические события уже как частное лицо, как президент, ушедший именно в частную жизнь. И это сегодня самое важное.

Это важно не потому, что мы слышим от него что-то новое и «жареное», или что его комментарии какие-то особо точные или тонкие. Это важно, потому что для нашей страны президент в отставке, не спрятавшийся в своей скорлупе, а открытый и говорящий вслух – это прецедент. Ни Ельцин, крайне редко после отставки выступавший публично, никто другой – никогда этого не делали. Интервью Горбачева, кстати, очень похожи на многие последние интервью Немцова именно тем, что в них он чаще всего шире, глубже и мудрее журналистов, которые с ним беседуют и подталкивают его к нужным ответам. Горбачев силен не политическим интеллектом, а сочетанием интеллекта, темперамента и характера: спокойный, с живыми глазами и смягчающей все интонацией, он смотрит на журналиста, напряженно торопящегося вынуть из него «нужные оценки», как будто из какого-то другого измерения.

Он до сих пор остается в чем-то первопроходцем, и его «первые уроки» не заканчиваются и сегодня. И его отставка, и его дальнейшая жизнь (когда крошечное финансирование его фонда вынуждало его даже сниматься в рекламе), и его нынешнее немолчание – показывают всем нам, как это происходит, как это вообще может быть. Каким может быть президент в отставке, и каково это – пытаться сохранить достоинство и спокойствие даже тогда, когда твоя страна распалась, миллионы людей считают тебя виновным во всех грехах, а твое дело спокойно игнорируется теми, кто смог взойти на вершину именно благодаря тебе. Да, он во многом сам виноват, никто не спорит.  Но он ответит за все – и уже отвечает в своих интервью. Подыскивает слова, оттачивает аргументы, ищет, не находит – и снова пытается, вновь и вновь повторяет их, как будто разговаривает сам с собой. И мы сами порой не отдаем себе отчета, какая важная внутренняя работа совершается им на наших глазах.

Глядя на него, и региональные отставные политики заговорили: недавняя встреча губернатора Говорина с молодой аудиторией была удивительна как раз вот таким иркутским «эхом» горбачевского немолчания. Говорин говорил резко, чувствовалось, как его до сих пор «не отпускает» его губернаторство – и это было хорошо и по-человечески значимо.

Возвращаясь к Горбачеву: его достойное спокойствие и звучащая сегодня речь этого искреннего, хоть и не слишком откровенного человека – это, кстати, отличный камертон для всех наших публичных персон. Мне иногда кажется, что постаревший Горбачев – даже когда он говорит банальности – стоит всех наших руководителей, даже когда они говорят судьбоносные речи. Потому что в конце концов главное содержание речей любого публичного человека – не его слова, а он сам.

Говорите, Михаил Сергеевич. Мы всё слышим.

02.03.2016